6 февраля 2015

Жерар ФИЛОШ: «Французской экономике необходимы общественные инвестиции»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

В левых кругах Франции Жерара Филоша знают как твёрдого борца за социальные права трудящихся

В левых кругах Франции Жерара Филоша знают как последовательного борца за социальные права трудящихся

В начале июня во Франции пройдёт очередной съезд правящей Социалистической партии (СП). Левые, радикальные социалисты надеются на этом конгрессе дать бой превалирующей ныне в социалистическом движении социал-либеральной линии Франсуа Олланда и Манюэля Вальса. Но в чём конкретно заключаются альтернативные инициативы левых во французской соцпартии? Об этом сегодня мы беседуем с одним из основных критиков политики исполнительной власти в руководстве партии, членом Национального бюро СП (Франции) Жераром Филошем.

— Жерар, как ты и твои товарищи в СП оцениваете текущий момент?

— Франция и французская левая переживают тяжёлый, долгий и системный кризис. Это социальный кризис, когда мы имеем более пяти миллионов безработных, когда в стране поднимается социальная непрочность и бедность. Это экономический кризис, когда ожидавшийся рост оказывается «мертворождённым». Это финансовый кризис с долгом, подбирающимся к цифре 100% валового внутреннего продукта (ВВП) — и всё это на фоне бездействия государственной администрации. Избиратели видят всё это и всё больше и больше отворачиваются от социалистов, от левых сил. Тревожными темпами растёт популярность крайне правых.

Принципиально: политика европейских институтов и французской исполнительной власти не обеспечивает роста, совсем напротив. Не только дефицит общественного бюджета нашей страны не снизился до обещанной отметки 4,3%, но французский общественный дефицит в 2012-2014 годах в структуре ВВП вырос на 86%, более чем на десять пунктов. Реально все наши социальные достижения и завоевания прежних лет оказались в зависимости от политики Европейской Комиссии. Но глубокий экономический, социальный и финансовый кризис выливается также в тяжёлые политические последствия для Европы и для нашего государства. Встаёт вопрос о необходимости создания нового соотношения сил с Германией госпожи Меркель, но мы боимся, что нынешнее социалистическое правительство Франции не в состоянии бороться на этом фланге, заставить партнёров по ЕС уважать суверенный голос и решения Франции.

— Ваше течение «Сейчас — слева» весь период после 2012 года призывало СП проводить другую, более левую политику. В частности, в финансовой сфере…

[pullquote]Наша страна буквально разъедается массовой безработицей уже долгое время, часть французской молодёжи потеряло всякую реальную способность к автономии — от родителей, от общества. Именно по этому вопросу безработицы будут впоследствии судить о нашем правительстве. Конечно, массированное общественное инвестирование и создание «общественных» рабочих мест — вот главные наши инициативы.[/pullquote]

— Как и в других, впрочем. К сожалению, обещанная Франсуа Олландом перед его избранием на президентскую должность крупная налоговая реформа так и не увидела свет. Но такая реформа стоит в повестке дня. Она должна отменить повышение налога на добавленную стоимость, происшедшее в декабре 2012 года. Она должна бы аннулировать налоговые подарки и налоговые ниши для крупных предприятий — это было девятое обязательство президентской кампании Олланда. Но эти ниши остаются реальными, они поглощают более 70 млрд евро, а с принятием «Пакта конкурентоспособности» появилась новая фискальная ниша на 21 млрд евро. Подлинно необходимая налоговая реформа, в наших глазах, должна базироваться на восстановлении реально прогрессивного налога на доходы; она должна также быть направлена на беспощадную борьбу против фискальных фальсификаций и такой «налоговой оптимизации», которая стоит сегодня Республике каждый год потерь в 80 млрд евро.

Франции равным образом необходим также новый банковский закон, который коснулся бы проблематики банковских активов, отделил бы активы спекулятивных банков от тех институтов финансового мира, которые оказывают поддержку семьям и предприятиям. На деле сегодня общий объём средств Инвестиционного общественного банка, созданного в конце 2012 года, достигает 54 млрд евро. Это много, но это менее трёх процентов французского ВВП. Но вот «рюкзак» лидера французских финансов BNP-Paribas – это 2млрд евро, или… сто процентов валового продукта Франции. Мы тут делаем следующий вывод: финансовая мощь Инвестиционного общественного банка должна немедленно возрасти минимум в 10 раз, чтобы позволить этому органу сыграть свою стратегическую роль.

— Французские левые социалисты традиционно ставили вопрос о перераспределении богатств. Эта тема остаётся актуальной?

— Тогда как дефляция наступает, а «левый народ» предпочитает не приходить на избирательные участки, нужно срочно изменить данное. Необходимо, например, более энергично стимулировать заработную плату для работников государственного сектора; повысить минимальную заработную плату. Одновременно должно уважаться ещё одно обязательство кандидата Олланда: самые высокие зарплаты на предприятиях не должны превышать в своём размере 20 самых низких. Это будет уважением к тем миллионам бедных женщин и мужчин, число которых не прекращает увеличиваться во Франции, что является нетерпимым для пятой экономической державы мира.

Я добавляю, что финансирование строительства новых социальных объектов жилья, уважающих природоохранительные нормы, является абсолютной необходимостью для дальнейшей борьбы за социальное равноправие и против климатического потепления. Ещё одним рычагом в общей политике перераспределения богатств является трансферт средств (с нашей точки зрения, не менее 1500 млрд евро) на удовлетворение первейших социальных нужд, страхование жизни, энергетическую реконверсию социальных жилищ и т. д.

Мы требуем также простого и чёткого возвращения к выходу французов на пенсию с 60 лет. Это правильно с точки зрения здоровья, качества и продолжительности жизни каждого. В реальности увольнения лиц предпенсионного возраста носит массовый характер — и зачем тогда в таких условиях двигаться к увеличению пенсионного возраста? Также есть потребность в повышении социальных взносов патроната на нужды общей системы социальной защиты.

— Левые течения в СП ставят также вопрос о необходимости увеличения и «углубления» общественных инвестиций.

— Официальный дискурс руководства нашей партии расхваливает «социализм предложения» и конкурентоспособность как рычаг создания новых рабочих мест. Но откуда приходит это «предложение»? Европейская экономика находится в драматической ситуации, её поразила стагнация, угрожает дефляция. В таких условиях нам предлагают сократить общественные расходы, что приведёт только к социальному маразму.

Мы считаем, что только общественная мощь в силах разорвать старый порочный круг неолиберальной экономики и встать на путь создания рабочих мест в общественном секторе. Да, общественные инвестиции необходимы французской экономике. Частные компании озабочены стратегией завтрашнего дня, они «забывают» о необходимости следовать природоохранительным правилам и безопасность трудящихся для них никогда не была приоритетом. Только общественные инвестиции могут позволить избежать катастрофу в будущем и, в то же время, придать экономическому росту иное содержание.

Но чтобы ответить должным образом на социальные вызовы, государство и его институты обязаны в самое ближайшее время создать сотни тысяч новых рабочих мест. В здравоохранении, например, среди преподавателей и вспомогательного персонала в образовании, а также в транспорте, на железных дорогах… Наши эксперты подсчитали, что создание миллиона новых рабочих мест не стоило бы более 16,5 млрд евро. Это не низкая цифра, но она оправдает себя в глазах общества.

— Жерар, ситуация с безработицей во Франции при левом правительстве сделалась ещё хуже, чем при Саркози. Каковы рецепты левого крыла СП для борьбы с этим злом?

— Наша страна буквально разъедается массовой безработицей уже долгое время, часть французской молодёжи потеряло всякую реальную способность к автономии — от родителей, от общества. Именно по этому вопросу безработицы будут впоследствии судить о нашем правительстве. Конечно, массированное общественное инвестирование и создание «общественных» рабочих мест — вот главные наши инициативы.

Но этого не достаточно. Чтобы заставить отступить бич массовой безработицы, нам снова необходимо сокращение рабочего времени (СРВ). Вспомним, именно левые стояли всегда — в 1936, 1981, 1999 годах за СРВ. В начале ХХ века французские рабочие могли работать на своих предприятиях 70 часов в неделю. Именно благодаря СРВ в начале 2000-х (Закон Мартин Обри) Франция создала 400 тысяч новых рабочих мест. Необходимо не только защитить закон о 35-часовой рабочей недели. Здесь я согласен с коммунистами и с «зелёными»: чтобы эффективно побороть массовую долговременную безработицу необходимо двигаться к 32-часовой четырёхдневной рабочей неделе. Я уверен, это социальное историческое продвижение было бы с энтузиазмом встречено не только «левым народом», но и французской общественностью.

И, наконец, как отставной инспектор труда, я убеждён, что необходимо расширить полномочия инспекторов труда, они должны иметь в определённых случаях право приостановить увольнения.

Читайте также:

Жерар ФИЛОШ: «Неудача в иммиграционной политике грозит республиканским ценностям»

Жерар ФИЛОШ: «Франция обязана радикально изменить свою внешнюю политику»