19 мая 2014

Алексей ЛАПШИН: «Без великих потрясений выйти из этого состояния Россия не сможет»

Lapshin4-1На сайте «Голбис» появилось очень интересное интервью с Алексеем ЛАПШИНЫМ — политологом, философом, публицистом. Алексей родился и вырос в Одессе, но уже 15 лет работает в Москве, поэтому его мнение о событиях в Украине особенно интересно. Ещё недавно Алексей был соратником Эдуарда Лимонова, но сегодня он выступает с резкой критикой позиции партии «Другая Россия» в отношений событий на Украине. С Лапшиным беседовал Александр БЕЛОВ.

А.Б. Алексей, конечно, сразу хочу узнать ваше мнение о событиях в Украине.  Как вы отнеслись к Майдану? Что вы думаете о последовавших событиях?

А.Л. Прежде всего, я бы хотел подчеркнуть, что Евромайдан и Майдан — это два разных политических явления, которые не следует отождествлять.

Евромайдан — это конкретная политическая акция, проходившая в Украине в конце 13-начале 14 года. Организована она была прозападно ориентированной оппозицией  как ответ на неподписание Януковичем соглашений об ассоциации с Евросоюзом. По форме, да и по существу Евромайдан очень напоминал  массовые «белоленточные» протесты в России двухлетней давности. Эдакое киевское издание Болотной площади.

Наблюдалась та же двусмысленная позиция лидеров, их склонность к торгу и компромиссам с властью. С трибуны много дней подряд повторялись одни и  те же лозунги, призывы, но никаких реальных  шагов для перелома ситуации не делалось. Более того, люди пытавшиеся предпринимать радикальные действия объявлялись провокаторами. По всей видимости, лидеры Евромайдана хотели лишь напугать Януковича возможностью массовых выступлений в период президентских выборов. О немедленном народном восстании они и не помышляли.

Невозможно было не восхищаться мужеством восставших людей, вне зависимости от всякой идеологии. Майдан - это народное восстание с революционными перспективами

Невозможно было не восхищаться мужеством восставших людей, вне зависимости от всякой идеологии. Майдан — это народное восстание с революционными перспективами

Ситуацию неожиданно переломила сама власть, приняв целый пакет драконовских законов, фактически уничтожавших возможность развития мирного протестного движения.  Сделано ли это было по настоятельному совету из Кремля или  украинская власть сама  решила, что может таким образом застраховаться от потрясений, мы не знаем. Но последствия для Януковича и его группировки оказались плачевными. После появления этих законов на историческую сцену впервые за множество лет вырвались настоящие народные пассионарии, а не ставленники номенклатуры и олигархии. Причём вырвались они в тот момент на главные роли. Событие эпохальное не только для Украины, но и для Европы. Прежние лидеры, не готовые к экстремальной ситуации, утратили свой авторитет. Евромайдан закончился. Началось восстание Майдана.

Под Майданом я понимаю форму самоорганизации людей снизу, то есть основу прямой народной демократии. Восстание Майдана — это борьба против самого уклада жизни, установленного номенклатурно-олигархической системой. Конечно, это явление намного более глубокое и привлекательное, чем Евромайдан.

Я  в принципе разделяю мнение, согласно которому разработанный проект ассоциации с ЕС был невыгоден для Украины. Янукович не подписывал его по своим хитрым номенклатурным соображением, пытался торговаться с Россией, но не удержался на двух стульях и грохнулся. Поделом. Не нужно было несколько лет подряд морочить голову гражданам Украины пропагандой евроинтеграции. Внезапно развернув политический курс на 180 градусов, Янукович и Ко продемонстрировали полное пренебрежение общественным мнением. Естественно, реакция  общества была негативной. Но будь я на месте Януковича, то соглашение об ассоциации с ЕС в представленном варианте, тоже бы не подписал.

Однако восстание Майдана сформировало совершенно другую повестку дня. Вопрос встал об изменении самого общественного сознания, радикального переформатирования отношений между гражданами и государством.  С тех пор, как в Украине  появилась надежда на реализацию принципов народной демократии, я однозначно занял промайдановскую позицию. Да и невозможно было не восхищаться мужеством восставших людей, вне зависимости от всякой идеологии. Произошло народное восстание с революционными перспективами.

Пока они  далеки от реализации, у власти представители всё той же номенклатурно-олигархической системы, только из другой группировки, но психологически общество, безусловно, изменилось. Система висит на волоске и легко может рухнуть. В конце концов, восстанию Майдана всего несколько месяцев, в течение которых Украина подвергалась жесточайшему внешнему давлению. Разжигаются внутренние конфликты. Понятно, что это очень мешает изменениям. С другой стороны, критическая ситуация в определённый момент может к ним  резко подтолкнуть.

А.Б. Как вы расцениваете действия киевских властей, какова по-вашему роль России в событиях на юго-востоке?

А.Л. Российская пропаганда именует нынешнее украинское руководство «хунтой», «бандеровцами», «евронацистами» и.т.п.  Любому непредвзятому наблюдателю очевидна абсурдность этих ярлыков. На самом деле перед нами  слабое либеральное правительство, не имеющее ничего общего с фашизмом и диктатурой.

Майдан - форма самоорганизации людей снизу, то есть основу прямой народной демократии. Восстание Майдана — это борьба против самого уклада жизни, установленного номенклатурно-олигархической системой

Майдан — форма самоорганизации людей снизу, то есть основу прямой народной демократии. Восстание Майдана — это борьба против самого уклада жизни, установленного номенклатурно-олигархической системой

Уверяю вас, что в России люди, захватившие административные здания, заложников и провозгласившие создание каких-то  «республик», давно бы были физически ликвидированы или исчезли в подвалах Лубянки. У нас  несогласованный с властью пикет невозможно провести без задержаний и крупных штрафов, а при «кровавой хунте» целые «республики» образовываются.

Совершенно ясно, что путинский режим применяет к Украине двойные стандарты, чтобы дестабилизировать ситуацию. Так же ясно, что российские спецслужбы способствуют в пересечении границы разного рода подрывным элементам. В связи  с этим возникает множество вопросов к украинским спецслужбам и другим органам правопорядка. Их странное поведение уже не раз давало повод говорить о попустительстве интервенции и даже предательстве, имеющем корни в самом правительстве. Что же касается военной операции, то это жестокая, но вынужденная  мера. Так поступила бы любая власть в любом государстве в случае необходимости защищать территориальную целостность.

А.Б. Алексей, вы состояли в партии «Другая Россия». Её лидер Эдуард Лимонов поддержал позицию Кремля, так же Александр Дугин очень активно высказывается в поддержку пророссийских сил юго-востока, как вы это прокомментируете?

А.Л. Я думаю, позиция Эдуарда Лимонова по Украине очень во многом объясняется личными амбициями.

Сейчас  Лимонов и  его соратники, говорят, что выступали  за присоединение к России Крыма и Юго–Востока  Украины ещё с начала 90-х, и этим оправдывают свою нынешнюю активную поддержку действий режима в данном направлении. Однако это лукавство и манипуляция. Партия действительно всегда выступала за воссоединение значительной части постсоветских территорий, но подразумевалось, что воссоединение это возможно лишь после радикальных изменений в социальном строе самой России. Так большевики собрали под знаменем новой идеи территории и народы российской империи.

Совсем иное дело — поддержка неоимпериалистической агрессии режима, против которого Лимонов и возглавляемые  им партии — НБП, «Другая Россия» множество лет  боролись.

Повторяю, что, на мой взгляд, единственное рациональное объяснение этого парадокса — сильнейшее  влияние личных мотивов. Полагаю, Лимонов в глубине души просто перестал верить, что революцию в России доведётся осуществить именно ему и партийным соратникам. Двадцать лет он честно старался разбудить общество, сформировать мобильную современную оппозицию, но тщетно. В провале протестного движения России Лимонов виноват меньше всех, но как человек чрезвычайно амбициозный и упорный он не может смириться с поражением. Отсюда эта абсолютно пагубная популистская идея привязать интервенцию режима в Украину к партийной программе. Дескать, государство следует теперь нашим давним установкам.

Таким образом, создаётся иллюзия исторической правоты и даже определённой победы. Разумеется, реальность совсем иная. Досадно, когда такие люди, уже после многих достойно вынесенных испытаний, становятся на путь лжи и саморазрушения. Моё отношение к украинским событиям, как вы знаете, диаметрально противоположное, поэтому с  Лимоновым и «Другой Россией» пришлось решительно размежеваться.  Ну а Александр Дугин давно не имеет к оппозиции никакого отношения. В последнее время он даже является её лютым врагом, призывает давить «пятую колону», «предателей», под которыми он подразумевает всех нелояльных  к путинскому курсу в отношении Украины. Дугин больше всех сделал для пропаганды евразийских идей в России и больше всех для их же дискредитации. Сейчас он фактически открыто подстрекает к гражданской войне в Украине, расчленению её территории. Более  разрушительную  для Евразийского союза позицию трудно представить.

А.Б. Ваш прогноз событий на Юго-Востоке.

А.Л. Термин «Юго-Восток» сейчас умело используется враждебными Украине силами в геополитических играх. Его постоянное тиражирование  внедряет представление о непреодолимой внутренней разъединённости страны. Это необходимо, чтобы сформировать мировоззренческую базу для возможного отделения.

В провале протестного движения России Лимонов виноват меньше всех, но как человек чрезвычайно амбициозный и упорный он не может смириться с поражением. Отсюда эта абсолютно пагубная популистская идея привязать интервенцию режима в Украину к партийной программе

В провале протестного движения России Лимонов виноват меньше всех, но как человек чрезвычайно амбициозный и упорный он не может смириться с поражением. Отсюда эта абсолютно пагубная популистская идея привязать интервенцию режима в Украину к партийной программе

Безусловно, Юго-Восток Украины существует как совокупность различных регионов, каждый из которых обладает своей спецификой. Да, эта специфика в целом отличается от особенностей  украинского Запада. Однако за 23 года существования Украины, как отдельного государства, различия между Западом и Юго-Востоком существенно сгладились. Особенно это заметно среди молодёжи. Выросло целое и, как мы видим, пассионарное поколение, которое считает себя уже именно гражданами Украины, а не «подранками» бывшей империи.

Принадлежность к русскому, украинскому или другому этносу здесь роли не играет. Восстание Майдана было народным ещё и  в том смысле, что в нём принимало участие множество людей из самых разных регионов, разговаривающих и на украинском, и на русском языках. Тем не менее, кремлёвская пропаганда стремится представить драматические события в Украине как  агрессию Запада против Юго-Востока. Это, конечно же, ложь, хотя нельзя не признать, что на многих она воздействует очень эффективно. Сказывается тяжёлый груз нерешённых социальных проблем плюс тотальная дезинформация о «бандеровском терроре». В результате на Юго-Востоке складывается в значительной степени искусственно созданная напряжённость. Лучшим  выходом из ситуации было бы сохранение всех этих территорий в составе Украины, и  вовлечение максимального количества граждан в новаторское преобразование общества.

На проекты федерализации сейчас вестись  не стоит, хотя в самой по себе  идее федерации нет ничего плохого. Однако в данном историческом контексте федерализация, несомненно, будет использована сепаратистами и их покровителями для разрушения Украины. Создание же так называемой Новороссии  означает ни что иное, как полное и унизительное подчинение кремлёвскому диктату. Ситуация с правами и свободами  окажется ещё хуже, чем в самой России, поскольку в Москве всё время будут опасаться восстания. Я уже не говорю об экономике и  проблемах, связанных с отсутствием международного признания. Будущее Юго-Востока, как и всей Украины, сегодня открыто. Очень многое зависит от уровня гражданского сознания и активности. Звучит вроде бы банально, но это так.

А.Б. Много дискуссий возникло вокруг оценки действий Путина, одни высказывают мнение, что Путин игрок, он все просчитал и действует чётко и осознанно, другие говорят, что Путин зарвался, потерял ощущение реальности и конец его близок. Какая версия ближе к истине?

А.Л. Не стоит отождествлять всю номенклатурно-олигархическую систему России с одним Путиным. Существует различные противоборствующие между собой кланы, которые тянут страну в разные стороны. Раньше говорили об условных силовиках и либералах, теперь ситуация ещё больше запуталась.

Путин умело балансировал между кланами, сумел захватить максимум возможной для него власти, но считать, что он является единственным субъектом принятия решений — неверно. У него есть и серьёзные внутренние обязательства, и внешнеполитические завязки. Несмотря на внешнее усиление конфронтации, в России по-прежнему очень сильно проамериканское лобби.

Так например, в случае с Сирией Путин на самом деле не выиграл геополитическую партию у США, а просто скрыто подыграл демократам и лично Обаме, которому по различным причинам было очень невыгодно нести ответственность за войну. В последнее время много говорится о возрождении международного могущества Москвы, но в действительности происходит всё большая изоляция России. Беда в том, что этому способствует само  руководство страны, с подозрительной частотой попадающее в различные геополитические ловушки.

Чем вызвано настойчивое стремление Грузии — ключевой для Кавказа республики, вступить в НАТО? В первую очередь именно фактической оккупацией Абхазии и Южной Осетии. Теперь аналогичная история повторяется с Украиной. Отобрав Крым и раскачивая Юго-Восток, Москва сама  способствует максимальному сближению Киева с атлантизмом. Называть такую политику чётко просчитанной, если иметь в виду долгосрочные интересы России, а не интриги неких финансово-политических групп, невозможно.

А.Б. Чем вы объясните успех СМИ в зомбировании слушателей в условиях открытости любой информации — свободного доступа в интернет, возможности общаться в соцсетях и узнавать новости непосредственно от очевидцев?

А.Л. Дело в том, что существует принципиальное различие между понятиями знание и информация. Это одна из самых заметных проблем эпохи постмодерна. Потребление информации в любых количествах вовсе не означает обретение понимания сути тех вещей, которые вам представляют. Информация имеет чисто прикладной, утилитарный характер, который вполне соответствует новым формам человеческих коммуникаций, сложившихся в результате распространения современных технологий. Знание имеет совсем иной уровень. В качестве примера можно провести некоторые параллели. Так человека изо дня в день механически использующего мобильный телефон — можно сравнить с  потребителем информации, а изобретателя этого телефона — с носителем знания. Поэтому не нужно удивляться тому, что обилие информации не спасает от зомбирования СМИ. К тому же, телевидение пока влияет на общество гораздо больше, чем Интернет. Ещё раз повторю — обилие разнородных сведений не обеспечивает получения знания. Его обретение становится результатом напряжённой внутренней работы.

А.Б. Ситуация в сегодняшней России явно напоминает сталинские времена, то же неприятие инакомыслия, преследование оппозиции, культ вождя. Почему российское общество этого не замечает?

А.Л. Я не сторонник подобных  параллелей. Сходство в действительности чисто внешнее, причём  поверхностное. Такие же, на первый взгляд, общие черты можно найти и в других режимах. Не случайно Путина в последние годы стали  сравнивать то с Франко, то с Салазаром. Но опять же, всё это очень условно.

на Юго-Востоке складывается в значительной степени искусственно созданная напряжённость. Лучшим выходом из ситуации было бы сохранение всех этих территорий в составе Украины, и вовлечение максимального количества граждан в новаторское преобразование общества / Фото: STRAND MATS/Michal Burza/ZUMAPRESS.com

на Юго-Востоке складывается в значительной степени искусственно созданная напряжённость. Лучшим выходом из ситуации было бы сохранение всех этих территорий в составе Украины, и вовлечение максимального количества граждан в новаторское преобразование общества / Фото: STRAND MATS/Michal Burza/ZUMAPRESS.com

Если же говорить конкретно о сталинских временах, то они  по своему содержанию представляют противоположность путинским. Сталинизм — это радикальная форма реализации модернистского проекта построения нового общества. Это не только культ вождя, но и  власть идеи — идеократия. Путинское постмодернистское правление напротив, полностью лишено идейного содержания.

Правда, это содержание усиленно имитируют. Образ державного величия поддерживается за счёт постоянной эксплуатации побед и героев прошлого, не имеющих связи с сегодняшней реальностью. Довольно быстро это приобретает всё более навязчивый, диковатый характер. Мрачная особенность нынешней ситуации в том, что постмодернистское надувательство, как выяснилось, может породить вполне реального кровожадного монстра. И этот монстр, кажется, готов вот-вот выйти на сцену. Он уже на четверть на ней. Массы, как обычно, начнут что-то замечать, когда уже будет поздно.

А.Б. В последнее время в интернете появилось много фото и видео, показывающих Россию не в самом приглядном свете, например вот этот ролик под названием «Треш-шапито», в котором российский бомонд бьётся в экстазе по поводу выхода в финал конкурса евровидение сестер Толмачёвых. Восторг публики не просто неуместен, он напоминает массовый психоз. Или вот этот фоторепортаж, показывающий культурный срез русского общества, что это на ваш взгляд, деградация?

А.Л. Здесь мы как раз видим  примеры того, как пустота  социальной жизни заполняется всевозможными симулякрами.

Ничтожный повод для патриотического ликования — выход  каких-то певичек в очередной тур третьесортного Евровидения, «римские» оргии гопников в провинциальном  клубе — всё это две стороны одной медали. Нет личности, есть слипшийся ком «мы».

Конечно, это проблема далеко не только современной России. Наше общество выделяется сейчас лишь безудержно раздувающимся патриотизм этого «мы», что хорошо видно из ролика. Патриотизм — здоровое, светлое  чувство, когда он естественно рождается внутри самого человека. Когда же это суррогатный продукт, подсовываемый циничными дельцами опустошенному обществу, дела могут обстоять самым печальным образом.

А.Б. И напоследок, ваши прогнозы по развитию России, в каком направлении будет развиваться российское общество?

А.Л. Ну судя по тому, что я вам говорил, мой прогноз должен быть не слишком оптимистичным. Так оно и есть. Думаю, что впереди Россию ждёт несколько мрачных лет, избежать которых уже практически невозможно. Можно надеяться только на то, что период этот будет как можно короче. Однако многие в это время нагуляются вдоволь. Ясно, что без великих потрясений выйти из этого состояния Россия не сможет. Как не сможет обойтись без потрясений и остальной мир, вступивший в полосу цивилизационного кризиса. Самое важное не опускать руки, продолжать, как можешь, бороться за Россию и надеяться, что эта борьба не напрасна.

Оригинал интервью здесь