13 мая 2014

Орасио ЯНЕС: «Широкий фронт — конструкция на будущие времена»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

horacioКогда в 1996 году я впервые побывал в штаб-квартире Французской компартии, в известном здании, построенном бразильским архитектором Оскаром Нимейером на парижской площади Колонель-Фабьен, один сотрудник сказал мне, что «у нас Вы неожиданно можете встретить много интересных людей». Эти слова я вспомнил совсем недавно, в последней декаде апреля, когда в центральном офисе ФКП столкнулся с небольшой делегацией товарищей из уругвайского Широкого фронта. С одним из членов этой делегации, заместителем председателя Палаты представителей Генеральной ассамблеи Уругвая Орасио Янесом удалось вкратце пообщаться.

— Господин Орасио Янес, Широкий фронт, который Вы и ваши товарищи представляете, существует уже 43 года. В чём секрет долголетия этого выдающегося для латиноамериканской левой альянса?

— На первый план я бы поставил то обстоятельство, что с 1971 года, когда был создан Широкий фронт, мы вместе прошли самые разные стадии в истории Восточной Республики Уругвая. Это были годы борьбы против диктатуры военных, переходный этап к демократии, противостояние нашим политическим оппонентам из партий «Бланко» и «Колорадо» и, наконец, современный период у нахождения партий фронта у власти. И в течение всех этих этапов мы действовали рука об руку, никогда не допуская гегемонии какой бы то ни было одной партии внутри Широкого фронта.

Также важно отметить, что в актуальных условиях Широкий фронт продолжает модернизироваться и его внутреннее функционирование соответствует запросам гражданского общества.

К примеру, сегодня политические силы Уругвая находятся в стадии подготовки к всеобщим выборам. Кандидаты на пост президента или места парламентариев от фронта определяются не только в результате переговоров между партиями-членами. Мы даём возможность рядовым активистам и сторонникам высказать своё мнение на местных ассамблеях.

Даже если численно выделятся Социалистическая партия или Движение народного участия президента Мухики, они, поверьте, никому ничего и никого не навязывают. Тоже самое имеет отношение к выработке предвыборной платформы Широкого фронта. Поэтому я убеждён: Широкой фронт — это не только историческое наследие уругвайской левой, это конструкция на будущие времена.

Хосе Мухика — бывший партизан, а ныне президент Уругвая от Широкого фронта

Хосе Мухика — бывший партизан, а ныне президент Уругвая от Широкого фронта

— В чём сейчас выражается левая составляющая внутренней политики исполнительной власти Уругвая?

— Перед визитом сюда я специально просмотрел, что пишут об Уругвае французские и вообще — европейские масс-медиа. Выделяются материалы или о легализации продажи марихуаны или о милосердии нашего президента Хосе Мухики. Замечательно, но этим не резюмируется политика нашего правительства!

Администрация Широкого фронта добилась устойчивого экономического роста, что делает уругвайскую экономику наиболее динамичной в нашей части Америки. При правлении левых в уругвайском обществе более справедливо стали распределяться доходы между разными категориями населения. Мы стали вкладывать больше средств в различные социальные программы, сделали образование, здравоохранение и окружающую среду государственными приоритетами.

В Уругвае стало меньше бедняков, чему способствует политика фиксированных цен на основные продовольственные продукты. Помощь получают нуждающиеся семьи, благодаря чему они, в частности, имеют возможность с помощью муниципалитетов получить новые современные квартиры или дома. Генеральной тенденцией является повышение каждый год минимальной зарплат, в результате растёт вся шкала заработной платы и увеличивается благосостояние уругвайцев.

В среднем валовой внутренний продукт на душу населения превысил сейчас 17,5 тысяч долларов в год. И ещё. Уругвайская валюта, песо, имеет хорошую репутацию. Уругвай избежал финансового кризиса. Инфляция имеет место, но всё-таки государство её пытается сделать более рациональной. Все эти меры, на наш взгляд, свидетельствуют об успешном характере правительственного эксперимента для Широкого фронта. Но мы понимаем, что не всё ещё сделаны и готовы к продолжению прогрессивной внутренней политики в будущем если… избиратели вновь окажут нашему объединению соответствующее доверие.

— Как Вы оцениваете состояние латиноамериканской интеграции на сегодня?

— Если бы у нас с вами было много времени, я мог бы предложить более глубокий и длинный анализ данной темы, но если сжато… Уругвай является небольшим государством по своим человеческим, территориальным и природным ресурсом. Этот феномен накладывает на нас необходимость проводить политику 2ноль проблем с соседями». Я могу подтвердить, что левые администрации (и доктора Табара Васкеса, и нынешнего президента Хосе Мухики) успешно реализовывали такую политику. Мы имеем и с Бразилией, и с Аргентиной ровные, дружеские, партнёрские отношения, наше приграничное сотрудничество последние десять лет развивается более стремительными темпами, чем в прежние времена.

Но имеется и более общая интеграция. Уругвай свою внешнеэкономическую и внешнеполитическую деятельность не может строить без учёта деятельности таких объединений, как УНАСУР или МЕРКОСУР. Здесь дело не только в идее, хотя все мы в Латинской и Южной Америке с чувством высокого почтения относимся к тому, что завещали нам Освободитель и его соратники.

Но сегодня мы живём в XXI веке и современному поколению латиноамериканцев нужно понимать, что интеграция наших стран и народов есть позитивное дело потому, что она поднимает на новую ступень межгосударственные экономические и торговые отношения, содействует притоку инвестиций, развивает взаимодействие в научной и телекоммуникационной сферах, способствует общему социальному подъёму.

Мы за развитие этих процессов, ибо верим, что всем народам нашего материка должно стать лучше от продвижения вперёд латиноамериканской интеграции.

— Господин Янес, мы недавно в Петербурге под моей научной редакцией издали коллективную монографию про современную внешнюю политику левых. На Ваш взгляд, в современном мире такая «левая» внешняя политика возможна?

— Нам в Латинской Америке более удобно пытаться проводить самобытную внешнюю политику, просто исходя из того известного обстоятельства, что сейчас в Южной Америке доминируют левые правительства. Сообща им более легко выдвигать совместные инициативы по демократизации мировой экономики, реформированию банковской системы или защиты биоразнообразия; в этом, как я думаю, суть моего ответа на Ваш вопрос.

Но я добавлю также, что в нашем мире очень многое зависит от великих игроков, а они ведут себя всё-таки по-другому, их поведение не способствует гуманизации нынешнего мира. Вы не находите?

Вот, Соединённые Штаты — как они ведут себя по отношению к странам и регионам, которые представляют для них жизненный интерес? Посмотрите на Афганистан, Ирак, Ближний Восток с Палестиной и Вы увидите реальность их великодержавной политики. Но и Ваша страна… Россия, она такая огромная, можно сказать безразмерная, но тогда зачем вам ещё этот Крым? России мало своей территории? Я не поверю! Но действовать таким образом, как в случае с установление контроля над Крымом неправильно.

Или Китай. Я хорошо знаю реалии экономической эксплуатации работников в Южной Америке на китайских предприятиях. Увы, известна и роль Китая в глобальном загрязнении окружающей среды. То есть нужно понимать: справедливый и более рациональный мир — это задача всех, но особая ответственность лежит на великих…

Читайте также:

Эдуардо «Лало» ФЕРНАНДЕС: «В соседних странах завидуют долголетию Широкого фронта»