16 мая 2013

Жан-Люк ЛОРАН: «И политически, и идейно коммунизм и социал-демократия себя исчерпали»

Руслан КОСТЮК

Председатель РГД, депутат Национального Собрания и мэр южного пригорода Парижа Кремлен-Бисетра Жан-Люк Лоран

Председатель РГД, депутат Национального Собрания и мэр южного пригорода Парижа Кремлен-Бисетра Жан-Люк Лоран

Республиканское и гражданское движение (РГД) — особая, специфическая часть левого движения Франции. Входя в президентское большинство, оно в то же время не представлено в нынешнем левом правительстве. РГД обладает оригинальной идейно-политической доктриной, что позволяет некоторым специалистам видеть в нынешних активистах движения наследников якобинской традиции.

Основателем РГД является сенатор Жан-Пьер Шёвенман, хорошо известный тем, кто интересуется общественно-политической жизнью Франции. А наш сегодняшний собеседник — председатель РГД, депутат Национального Собрания и мэр южного пригорода Парижа Кремлен-Бисетра Жан-Люк Лоран.

Мы выражаем благодарность члену руководства РГД Жан-Иву Отэксье за содействие в организации данного интервью.

— Господин Лоран, во-первых, я попросил бы Вас вначале показать специфику местоположения вашего движения внутри французской левой.

— Наш республиканский и гражданский проект определённо укоренён во французских левых традициях, но он представляет собой независимую концепцию. Для нас главное – это строительство и подтверждение республиканского проекта, благодаря которому во Франции победят социальная справедливость, независимость, народный суверенитет и демократия. Мы ощущаем себя как неотъемлемая часть левого президентского большинства со своей собственной политической спецификой, в сердце которой — соединение социальных, республиканских и гражданских принципов.

Не только во Франции, но и в целом в Европе мы являемся сегодня свидетелями глубокого, концептуального кризиса левых сил. Старые рецепты не срабатывают; и политически, и идейно социал-демократия и коммунизм себя исчерпали. Вы  посмотрите, в Европе, в зените финансового кризиса левые заметно по разным компонентам уступают своим политическим оппонентам; и это закономерно. Мы всегда и на всех уровнях боролись за поддержание единства левых во Франции, но это не означает, что мы должны быть удовлетворены тем кризисом идентичности, который имеет место во французской левой.

Республиканское и гражданское движение (РГД) — особая, специфическая часть левого движения Франции

Республиканское и гражданское движение (РГД) — особая, специфическая часть левого движения Франции

Социалистическая и коммунистическая партии, прежде всего – они, ощущают на себе этот кризис. По-прежнему существует опасность идейной гегемонии со стороны европейского социал-либерализма, подход которого мы беспощадно критикуем, как и проект политической экологии; эти тенденции выражают интересы высшей части средних слоёв третичных секторов. Но если допустить их идейную и политическую гегемонию, никакая социальная и республиканская альтернатива от имени левых невозможна.

— Сегодня многие во Франции неудовлетворенны социальной и экономической политикой левого правительства. Хотелось бы услышать Вашу точку зрения на этот счёт.

— Вслед за основателем нашего движения Жан-Пьером Шёвенманом я скажу: левого Президента и левое большинство в парламенте избирали в 2012 году на пять лет. Нужно дать Франсуа Олланду время и спрашивать за всё нужно в соответствующий срок. Да, наше движение не несёт прямой правительственной ответственности, но у нас есть политическая ответственность, ибо являемся частью левого большинства. И мы понимаем, что в обществе существует сильный заряд социального недовольства, оставшийся в наследство со времён президентства Саркози. Я думаю, у части избирателей были явно завышенные ожидания в связи с победой Олланда. Но для сегодняшней Европы, ещё не вышедшей из кризиса, очень характерно критическое отношение общественности к тем, кто стоит у власти. Помним и про сильную, прекрасно организованную правую оппозицию, которая ищет всякую возможность, чтобы уколоть действующую власть.

Я вовсе не хочу сказать, что всё было сделано в предыдущие месяцы верно. Ошибки, оплошности случаются всегда. Не избежать их во время тягостного выхода из кризиса. Но стратегически курс, направленный на поддержание роста производства, преодоление безработицы, активное поддержание таких общественно значимых отраслей, как образование и здравоохранение, более справедливую налоговую реформу, – это прогрессивный, это левый курс.

Мы считаем ошибкой «оспаривание слева» всего того, что делает правительство. Урезание общественных расходов не является панацеей, вся Европа видит это. И мы во Франции можем показать, что иная политика возможна. Но в то же время отмахиваться от недовольства было бы крупной ошибкой. Социалистической партии, которая несёт главную ответственность за власть, очень непросто сохранить равновесие между требованиями снизу и действиями в качестве ответственной правительственной силы.

— Известно, что РГД в своей платформе уделяет очень большое внимание тезису о реиндустриализации французской экономики. Попрошу Вас пояснить этот тезис.

— Да, это так. Чтобы выйти из кризиса с её массовой безработицей, нельзя делать ставку лишь на развитие сферы услуг. Занятость и экономический рост, находящиеся в сердцевине забот левого большинства, может обеспечить лишь мощная экономическая и промышленная политика. Мы поддерживаем действия министра промышленного восстановления, социалиста Арно Монтебура, направленные на реиндустриализацию французской экономики.

В последние три десятилетия мы потеряли миллионы рабочих мест в сфере промышленности, по таким отраслям, как металлургия, текстильное производство, судостроение были нанесены грандиозные удары. Мы заметно уступаем в промышленной гонке такому нашему соседу, как Федеративная Германия. Но это логика неолиберализма, которая привела к подобному невесёлому состоянию.

Страна без промышленности является страной, которая обедняет себя и которая обречена на потерю экономического веса. Нужна осознанная государственная помощь в восстановлении отдельных отраслей, качественное увеличение расходов на финансирование системы социальной защиты, предприятий, инноваций, переподготовку кадров. Конечно, речь идёт о такой модели, когда государство выступает как стратег, организующий поддержку и развитие приоритетных промышленных цепочек и географических зон.

Государство не должно отступать перед перспективой национализации предприятий, представляющих общественный интерес. И здесь важна также региональная составляющая, но и европейская тоже. Сегодня всё больше стран ЕС поднимают вопрос о потребности в сильной европейской индустриальной политике. Без реиндустриализации запустить её невозможно.

— Ваше движение заявляет о своей твёрдой приверженности республиканским ценностям. Как вы их понимаете?

— Республика не является лишь формальным атрибутом государственного устройства. Республиканская идея – это воплощение народного суверенитета и независимости. Не всякая республика хороша для её граждан, мы все это знаем. Но для нас речь идёт о гражданской и социальной республике, хотя мы отдаём себе отчёт, что на данном этапе французы не склонны к радикальной трансформации Пятой Республики. Наши оппоненты в левом движении называют нас унитаристами, но я бы тут хотел отметить, что мы, будучи привержены самой сущности децентрализации, возражаем против перспективы «феодализма XXI века». Государство должно уметь управлять своими территориями и обустраивать их, уметь бороться с социальным злом, отвечать за действия своих органов и функционеров, уметь заставить хорошо работать службы всеобщего интереса. Но коммуна, департамент, регион – все они имеют своё место в системе Республики.

И еще. Республиканские ценности немыслимы без развития общественного и светского образования. Школа представляет собой великую республиканскую ценность. Ребёнок не может сам выбирать свои знания, поэтому общество в данном вопросе имеет громадное значение. А школа – это прекрасное место для подготовки и обучения гражданина. Этот республиканский, национальный институт также крайне важен как общность, где формируется французский гражданин, вышедший из иммиграции. Многие годы французское образование подвергалось атакам и сокращениям. Сегодня пришло время перевернуть эту страницу.

— Для движения, которое Вы возглавляете, тема европейской интеграции все последние годы была одной из приоритетных…

— Точно. Мы, когда покинули Социалистическую партию в 1994 году, предупреждали: следование логике Маастрихта опасно, оно подведёт и Францию и Европу к глубокому кризису. И сегодня все понимают, что речь не идёт лишь о финансовом кризисе, этот кризис системен и он глубоко задевает саму систему нынешнего европейского строительства. Во Франции среди левых давно существуют разделения по Европе. Мы относимся к тем силам, которые, отстаивая концепцию нации как сообщества граждан, оспаривают эту изжившую себя и полностью интегрированную в неолиберальную схему Маастрихтскую логику, всё ещё господствующую в ЕС. Мы исходим из того, что на данный момент европейским народам более понятна и привлекательная конфедеративная парадигма строительства Европы.

Нам всё время говорили: «Больше Европы — лучше гражданам!» Но тогда почему приходится спасать греческую и киприотскую экономику, массировано помогать Испании? Нам говорили: «Единая валюта убережёт граждан Европы от финансовых потрясений!» Но что мы видим сейчас? РГД и раньше считало, и считает сейчас, что нужна не единая, а общая, совместная валюта. Вообще, Европа как зона свободного товарообмена должна превратиться в подлинно социальное пространство. На первый план должны выйти общие проекты по сотрудничеству в области промышленности и новейших технологий. Но это не означает, что сейчас Европейский Союз готов к какой-то форме федерализма, забирающего национальный суверенитет в щупальца необнаружаемого гражданами, но реального брюссельского «чудища», более подвластного, на наш взгляд, транснациональным фирмам, чем гражданам стран-членов

— Мой последний вопрос: какими Вы видите перспективы франко-российских отношений при левом большинстве?

— Вы знаете, что основатель нашего движения Жан-Пьер Шёвенман всегда уделял разным формам взаимоотношений с Россией огромное внимание. Я думаю, совершенно закономерно, что в прошлом году господин Фабиус (Лоран Фабиус – министра иностранных дел в правительстве Франсуа Олланда – Р.К.) доверил Ж.-П. Шёвенману миссию специального представителя министерства иностранных дел по России. На этой стезе Ж.-П. Шёвенман приложит все свои усилия, чтобы активизировать экономические отношения между нашими странами, а простор тут необъятен: энергетика, автомобилестроение, строительство, железные дороги, биотехнологии и т. д.

Для меня нет сомнений в том, что движение в сторону многостороннего мира предусматривает уважением позиций национальных государств. Когда в странах Запада поучают Россию в области политики и экономики, получается, что забывают о своих проблемах, а они очень серьёзны! Если мы расходимся по определённым вопросам международной жизни, возьмём за пример ситуацию в Сирии, это не должно мешать Франции и России вести предметный диалог по политическим проблемам всего мира и стараться выявлять близость подходов по различным направлениям.

И в заключении скажу, что как мэр города Кремлин-Бисетр я уже несколько раз принимал у нас фестиваль русской культуры «РессенКо». Я вижу, с каким восхищением жители моего города наблюдали за русским артистами и я знаю, сколь богата ваша национальная культура. Мне кажется, мы должны не только на национальном, но и на местном уровне действовать во имя расширения культурных, гражданских связей. Тогда французы  и русские будут лучше знать друг о друге, а какие-то исторические предубеждения уйдут в прошлое.