30 июня 2012

Эдуардо «Лало» ФЕРНАНДЕС: «В соседних странах завидуют долголетию Широкого фронта»

Руслан КОСТЮК

Cекретарь Социалистической партии Уругвая по международным связям Эдуардо «Лало» Фернандес

Немногие в России в курсе, что на Американском материке есть страна, где вот уже более сорока лет существует и весьма успешно работает объединённая коалиция всех левых сил. Речь идёт о расположенном в Южной Америке Уругвае. Уругвай относится к большинству южноамериканских государств, в котором сегодня у власти находятся левые и левоцентристские силы. Причём в Уругвае и те, и те представлены в одном правительстве!

Об особенностях левой коалиции, находящейся сегодня у власти, мы беседуем с Эдуардо «Лало» Фернандесом, в прошлом Генеральным секретарём Социалистической партии Уругвая (СПУ), ныне занимающим должность секретаря СПУ по международным связям.

— Уважаемый Эдуардо, многие российские читатели не знают о Широком фронте Уругвая. Пожалуйста, дайте краткую характеристику этому широкому объединению…

— Наш фронт появился на свет в 1971-м, так что в прошлом году партии, входящие в Широкий фронт (ШФ), торжественно отметили сорокалетие объединения. Мы в истории фронта пережили немало непростых и болезненных этапов – правую военную диктатуру, когда с 1973 года на протяжении 11 лет ШФ был попросту запрещён. Затем мы находились в постоянной политической оппозиции сменявшим друг друга президентам от традиционных партий Бланко и Колорадо.

В период демократической оппозиции ШФ заключил коалиционные соглашения с другими прогрессистскими коалициями — такими, как «Прогрессивная встреча» и «Новое пространство». Но это  время было также временем завоевания народной и избирательной поддержки на уровне муниципалитетов и департаментов. У нас говорят: вначале левые завоевали Монтевидео, потом начали штурм президентского дворца. Это так, и в 2005 году открылась новая страница истории ШФ, когда кандидат от Фронта, он же лидер нашей партии доктор Табаре Васкес был избран президентом.

Табаре Васкес (с поднятой рукой) - лидер СПУ и первый президент Уругвая от Широкого фронта

Табаре Васкес (с поднятой рукой) — лидер СПУ и первый президент Уругвая от Широкого фронта

С тех пор Широкий фронт имеет большинство в обеих палатах уругвайского Конгресса, а также возглавляет местные администрации в департаментах. Скажем, после всеобщих выборов 2009 года, когда представитель ШФ Хосе Альберто Мухика был избран главой Республики, фронт завоевал 50 из 99-ти депутатских мест и получил в Сенате 16 мандатов из 30-ти. Отмечу, что после 2005 года партии, представленные ранее и в «Прогрессивной встрече», и в «Новом пространстве», напрямую присоединились к ШФ, что свидетельствует о нашей жизнеспособности. Да, бывали случай откола, несколько лет назад некоторые левацкие организации вышли из ШФ, но они так и не сумели закрепиться в политической жизни уругвайского государства.

— Вот уже свыше 40 лет ШФ отражает единство левых сил Уругвая в единой организационной структуре. В чём Вы видите секрет такого исторического долголетия?

— Я достаточно хорошо знаком с историей международного и американского левого движения и подтверждаю, что в нашем случае речь идёт об уникальном эксперименте. Секрет успеха? Пожалуй, в первую очередь, он заключается в том, что в Уругвае те партии, которые исторически объединились в Широкий фронт, или впоследствии вошли в него на полноценной основе, относятся друг к друг исключительно по-товарищески, братски, как истинные союзники. Знаете, совместный опыт борьбы с диктатурой, пребывание в заключении и эмиграции, борьба за политическую демократию и социальный прогресс закаляют и объединяют. А ведь в рядах ШФ вы найдёте Коммунистическую партию, бывших городских герильерос из Движения народного участия, нашу Социалистическую партию, социал-демократов разных оттенков, христианских демократов. Практически весь левый спектр Уругвая вобран в Широком фронте.

Но дело не только в общей истории и в том, что в политическом плане принадлежность к ШФ оказалась просто выгодна уругвайским левым, о чём говорит нынешняя политическая ситуация. В отличие от ряда других братских стран, где тоже имеют место широкие левые и левоцентристские коалиции, в Уругвае ни у одной из представленных во Фронте партий нет явной гегемонии. Руководство ШФ – это действительно интеграционная структура, достойно представляющая всю гамму взглядов. Ну а прямая демократия, когда активисты и сторонники фронта сами выбирают кандидатов в губернаторы или президенты, в члены законодательных органов, говорит сама за себя. В этом и сила нашего объединения. В соседних странах наши союзники завидуют долголетию уругвайского Широкого фронта; мы им гордимся.

Некоторые сейчас называют Уругвай «южноамериканской Швейцарией»

— Как бы Вы определили место уругвайских социалистов в составе Широкого фронта?

— Прежде всего, ещё раз отмечу, что СПУ участвует в работе ШФ с самого начала деятельности этого политического субъекта. Представить себе деятельность нашей партии без и вне рамок ШФ я лично уже давно не могу. Социалисты всегда вносили существенный вклад в организационную работу фронта, в деятельность его депутатских и сенаторских групп на уровне государства и в провинциях, в аппарате ШФ на всех уровнях вы встретите множество членов Социалистической партии. И это совершенно закономерно, что первым левым президентом, избранным от ШФ, стал именно выдвиженец нашей партии доктор Табаре Васкес.

И сегодня в Конгрессе в рамках групп ШФ немало социалистов, но жизнь не стоит на месте. На праймериз фронта перед выборами 2009 года первенство получил товарищ Хосе Мухика, и мы поддержали его кандидатуру со всей страстностью. В его правительстве на разных постах министров и государственных секретарей так же работают представители СПУ. Поэтому роль Социалистической партии в деятельности ШФ образца 2012 года, на мой взгляд, очень большая. Но главное: мы, социалисты, не замыкаемся на узко партийные проблемы, мы смотрим более глобально и более, что ли, интегрально на  сегодняшние вызовы.

Хосе Мухика — бывший партизан, а ныне президент Уругвая от Широкого фронта

— Вот уже с 2004 года левые силы Уругвая находятся у власти. Способствует ли это продвижению левых идей и ценностей на практике?

— Некоторые называют Уругвай «южноамериканской Швейцарией». Из чего может создаться неловкое впечатление, будто у нашей нации нет особых экономических проблем, нет остроты в социальных вопросах. Но, заверяю вас, когда социалисты и наши друзья пришли к власти, Уругвай совсем не представлял собой «либеральное эльдорадо». Десятилетия чередования буржуазных партий, Бланко и Колорадо, привели не только к тому, что Уругвай создал высокую технологическую базу, конкурентоспособную аграрную сферу и высокоразвитый транспортный комплекс. Перед нашим приходом к власти производство сократилось на 11%, а безработица подскочила до уровня в 21% трудоспособного населения.

Когда я скажу вам, что за период пребывания в президентском дворце социалиста Васкеса был достигнут ежегодный экономический рост почти в семь процентов, бедность сократилась более чем на десять процентов (в совокупном числе граждан), сотни тысяч наиболее уязвимых граждан смогли на государственном уровне получить помощь в получении дешёвых продуктов и лекарств, бездомных в крупных городах в разы стало меньше, Конгресс легализовал право наших женщин на аборты, а доход на душу населения возрос более чем в полтора раза — разве вас это не убедит в том, что левый проект находится на марше? И при нынешней администрации социальная реабилитация Уругвая продолжается. Я глубоко убеждён в том, что в этом и есть историческая заслуга Широкого фронта.