25 ноября 2011

Андреа Риккарди умиротворяет Италию

Марина РАБЖАЕВА

В новом итальянском правительстве совершенно неожиданно появился человек, который ещё совсем недавно не видел себя на политическом поприще – католический миссионер, основатель общины Святого Эгидия, профессор Андреа Риккарди. Он известен своей критикой буржуазного общества потребления и многими славными делами на поприще помощи обездоленным.

Задачи Марио Монти

В новом итальянском правительстве совершенно неожиданно появился человек, который ещё совсем недавно не видел себя на политическом поприще – католический миссионер, основатель общины Святого Эгидия, профессор Андреа Риккарди

В новом итальянском правительстве совершенно неожиданно появился человек, который ещё совсем недавно не видел себя на политическом поприще – католический миссионер, основатель общины Святого Эгидия, профессор Андреа Риккарди

Новое правительство Италии – его ещё называют временным и техническим, ибо полномочия его заведомо ограничены выборами 2013 года – присягнув президенту и получив одобрение парламента, приступает к переформатированию внутренней политики страны. Речь, во всяком случае вслух, идёт о том, чтобы, во-первых, решить проблему внешнего долга, а это около двух триллионов евро, а во-вторых, обеспечить финансовый подъём страны. Однако перед правительством Марио Монти, сменившего Сильвио Берлускони, остро стоит и другая, не экономическая, а социально-политическая задача: в итальянском обществе продолжает накапливаться недовольство, которое может в любой момент вновь выплеснуться наружу в виде вспышек гнева. Марио Монти заявил о намерении решить вопрос справедливости, вернее – несправедливости: ликвидировать привилегии в системе пенсионного обеспечения, решить проблему занятости среди женщин и молодёжи за счёт предоставления определённых налоговых льгот и т. д.

Недовольство и протесты в обществе, и, прежде всего, среди студентов, вызваны тем, что у молодёжи просто-напросто отбирают будущее, фактически лишая её доступного образования, а затем – и возможности зарабатывать себе на жизнь. Это порождает нигилизм, который однажды в Италии уже перерос в терроризм, как правого, так и левого толка. Тот факт, что в кабинет Марио Монти приглашены не политики, а профильные специалисты – юристы, историки, экономисты из университетов  – даёт надежду на то, что проблема отсутствия горизонтов развития итальянского общества и итальянской молодёжи в частности будет осознана, озвучена и начнёт осмысляться, а значит и решаться.

Путь «малых дел»

И здесь стоит обратить внимание на фигуру (которая, по мнению ряда экспертов, появилась в правительстве совершенно неожиданно) профессора истории Андреа Риккарди. Это очень известный человек: основатель католической общины Святого Эгидия. В 1968 году 18-летний студент-историк Андреа обратился к своим друзьям с предложением создать общину для совместной молитвы и помощи ближним. За образец они взяли первые христианские общины, описанные в Книге Деяний Апостолов. Было это в неспокойном для всей Европы 1968 году, когда в Италии, Франции, Западной Германии бунтовала молодёжь, бастовали рабочие.

«История общины началась в 1968 году, переломном для Запада, — рассказывает Андреа Риккарди. — В Польше или Чехословакии 1968-й был совсем не таким, как на Западе. Нам, молодёжи Западной Европы, тогда казалось, что мы перестраиваем мир. Этот год стал символом разрыва с традициями в различных областях: в семье, в школе, в Церкви, в политике. Родилось желание заново сотворить мир. Мы открыли Евангелие – личность Иисуса. Евангелие помогло нам «открыть» бедных, а, следовательно, путь нашей общины». 18-летний Андреа выбрал для себя путь «малых дел». Многие из тех, кто в конце 60-х требовал мировой революции, давно стали буржуазными обывателями. А Андреа Риккарди со своего пути так и не свернул.

Сейчас Трастевере — один из самых дорогих районов Рима, а 60-е годы здесь всё ветшало и разрушалось

Когда левые студенты захватывали университеты, друзья Андреа Риккарди решили действовать на окраине Рима, в районе Чинодромо, где в убогих бараках в беспросветной нищете жили люди, которые затем стали прототипами героев фильма  «Отвратительные, грязные, злые» режиссёра-коммуниста Этторе Скола. Студенты приезжали к местным школьникам помогать делать уроки. «Моя мама была просто в ужасе: девочка из приличной семьи таскается в бараки. Она, конечно, запретила. Пришлось ездить тайно», — вспоминает одна из первых участниц общины Паола.

Затем встал вопрос о помещении для разросшейся общины, и Андреа Риккарди и его единомышленники решили купить здание пустующего женского монастыря в Трастевере (сейчас Трастевере — очень дорогой район, где покупают квартиры богатые любители Средневековья, а тогда, в семидесятые годы, здесь в ветхих домах жила беднота). Маленький монастырский храм оказался освящённым в честь святого Эгидия, жившего в средние века во Франции. Французы зовут его Сен-Жиль, итальянцы —  Сан-Эджидио. Сейчас храмом общины является церковь Санта-Мария ин Трастевере (Церковь Святой Марии за Тибром), первый богородичный храм Рима (основан в 340 г.).

Свидетели и миссионеры

Собор Святой девы Марии Трастевере — первый богородичный храм Рима (основан в 340 г.)

Община Святого Эгидия занимается масштабной социальной деятельностью: бесплатные обеды, обучение в народной школе, евангелизация. В районе Трастевере усилиями общины создан небольшой ресторанчик (траттория) «Gli Amici» («Друзья»), где работают инвалиды, в частности, люди с синдрома Дауна (они отлично справляются с обязанностями официантов). «Начиналось всё с крошечного заведения на три столика и в более дешёвом районе Рима, — рассказывает секретарь общины Святого Эгидия Адриано Роккуччи. — Мы подумали, что таким образом можно «убить» сразу нескольких зайцев: занять инвалидов, заработать денег на дальнейшие мероприятия нашей общины и, что тоже очень важно, напомнить нашему обществу, что инвалиды существуют и нуждаются в сострадании».

И тогда, в конце 60-х, и сейчас, когда в организации более 50 000 сотрудников, все члены общины святого Эгидия работают бесплатно. Постепенно община Святого Эгидия превратилась в международное движение, «Друзья общины Святого Эгидия» действуют сегодня в более чем 70 странах мира. «Община присутствует в 22-х странах Африки. Мы оказываем помощь 80 000 больных СПИДом.

В наши группы входят преимущественно местные жители, работают они главным образом в тюрьмах – а африканская тюрьма чаще всего означает смертный приговор. Африка – это вызов. Можно предположить, что сейчас этот континент стал ареной новой холодной войны, которую ведёт Запад, борясь за экономическое и политическое влияние», — говорит Андреа Риккарди, который создал не просто работающий проект благотворительной организации, помогающей беднейшим и обездоленным. Он организовал  движение, которое помогает найти смысл жизни, её внятные перспективы, прежде всего для тех, кто недоволен их отсутствием, недоволен существующим социальным и политическим положением.

Людей с мировоззрением, как у Андреа Риккарди, в Италии принято называть  левыми католиками. В частности, с ними пыталась заключить «исторический компромисс» Итальянская коммунистическая партия под руководством Энрико Берлингуэра в 70-е годы. Андреа Риккарди убеждён, что «мирянин – тоже свидетель и миссионер. Он в первую очередь реагирует на стариков, неимущих, тех, кто умирает в одиночестве. В этом призвание и миссия Церкви – пророческого народа – в мире, поражённом материализмом. Сегодня ушёл в прошлое идеологический материализм, но на первый план в мире вышел глубокий практический материализм: он учит, что жизнь имеет ценность лишь тогда, когда у человека есть власть и деньги. Но это ложь. Надо жить для других, а без Духа мы не можем сделать ничего».

Однажды Андреа Риккарди спросили, считают ли он и его товарищи по общине себя героями. Синьор Андреа ответил: «Мы живём во времена, когда исчезает понятие героизма. Потребительство породило новый вид материализма. Его основная мысль звучит так: “Живи для себя, ты сам – кузнец своего счастья”. И парадоксально – люди, которые пытаются жить для других, счастливые, что так живут, кажутся героями».

Ещё не так давно Андреа Риккарди не видел себя в роли политика. «Политиков много. Зачем ещё один?» — говорил он. И тем неожиданней тот факт, что он согласился войти в правительство Марио Монти. Это назначение с энтузиазмом восприняли даже некоторые деятели Русской православной церкви (РПЦ).

Отец Александр и автор статьи Марина Рабжаева

«Безусловно, Андреа Риккарди — совершенно выдающийся человек, по крайней мере, для христианского мира. Я с ним дважды встречался на годовых конференциях общины св. Эгидия, которые проходят весной в Риме, — сказал в беседе с корреспондентом «Нового смысла» главный редактор радио «Град Петров» протоиерей Александр Степанов. —  Он может во многом дать пример современным христианам. Андреа Риккарди – без сомнения, харизматический лидер, глубочайший философ; его доклады, которые я слышал, произвели на меня большое впечатление. Скажем, в докладе, сделанном на конференции в 2010 году, Андреа Риккарди предложил христианское осмысление жизни современного мира и глобализации, но не в каких-то кликушески-алармистских тонах. Это было глубоко христианское размышление с позиций евангельского ви́дения природы мира и человека.

Например, Андреа Риккарди говорил, что с глобализацией бессмысленно бороться, и мы должны ей не противопоставить что-то там, а жить скорее «глобализацией любви». С одной стороны, за счёт информации, которая поступает мгновенно отовсюду, мы всё видим в реальном времени – всё, что происходит в любой точке мира и в любой момент; и нам кажется, что мы всё знаем. Информатизация дошла до того, что мы знаем всё, что в любом уголке происходит. И вот этот свет информации ослепляет настолько, что люди не знают главного – куда идти и что делать. То есть знание фактов огромно, их очень много, но при этом человек оказывается растерянным и не знает, куда ему двигаться. И вот здесь как раз особенно важной становится христианская любовь, служение, потому что только это даёт путеводную линию, это освещает путь.

Современному миру, по мнению Андреа Риккарди, не хватает ви́дения. Западный мир утрачивает свою миссию. Если раньше это было понятно – это была миссия в прямом смысле: мы христиане, и мы несём свет миру, «свет Христов просвещает всех» — то что мы несём сейчас, в секулярном мире? Общество потребления, качество товара – что мы несём миру? Ведь и товар-то весь делают в Китае теперь. И люди теряются, целые государства, целая цивилизация начинает утрачивать смысл своего существования – зачем мы на земле? И вот эта потеря смысла как раз находит разрешение – ответ на вопрос о смысле даёт, конечно, Церковь, и даёт конкретный путь служения людям. И при этом в обществе потребления бедных не становится меньше. Очень много бедных, которым мы должны служить. Эти бедные даются нам как верёвка, брошенная Богом для нашего спасения, чтобы показать путь, куда нам идти. Мы хватаемся за неё, и нас Господь выводит.

И вот тот факт, что такой человек, как Андреа Риккарди, стал министром в новом правительстве, даёт надежду на изменение ситуации, по крайней мере, в Италии. Такой пост ведь даёт очень высокую трибуну. Тут стоит учитывать, что община Святого Эгидия оказывала и оказывает существенное влияние на политическую жизнь Италии. Скажем, не один мэр сменился под давлением общественных кампаний, проводившихся общиной Святого Эгидия. Считаю, что это назначение выходит далеко за рамки простого политического назначения».