2 июня 2011

Италия унизила Кавалера

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор

Итальянцам надоело, что Кавалер ведёт себя как халиф

Итальянцам надоело, что Кавалер ведёт себя как халиф

Частичные региональные, провинциальные и муниципальные выборы в Италии, состоявшиеся в конце мая, принесли поражение основной правительственной партии – консервативной и правопопулистской партии премьер-министра Сильвио Берлускони «Народ свободы».

Ожидали, но не такого

Примерно такого результата и ждали западноевропейские политологи, хотя степень неудачи «партии власти» оказалась поистине шокирующей. «Унижение», «крах», «цунами» — такие заголовки появились 31 мая на страницах итальянской прессы после того, как местный избирком огласил результаты второго тура выборов.

И в самом деле, в пору говорить об унижении «Кавалера», как иногда именуют итальянские журналисты 74-летнего председателя Совета министров. В первую оче­редь по­то­му, что дей­ству­ю­щий мэр Милана, «эко­но­ми­че­ской сто­ли­цы» стра­ны, Ле­ти­ция Мо­рат­ти, пред­ста­ви­тель «На­ро­да сво­бо­ды» про­иг­ра­ла в го­ро­де, вот уже два де­ся­ти­ле­тия яв­ля­ю­щим­ся одним из ба­сти­о­нов ита­льян­ской пра­вой, проиграла ле­во­му кан­ди­да­ту, ад­во­ка­ту Джу­ли­а­но Пи­са­по, во­круг ко­то­ро­го объ­еди­ни­лись во вто­ром туре все ми­лан­ские оппозиционеры.

Милан — не только первостепенный для итальянской экономики и политики мегаполис, это ещё и родина «дона Сильвио», центр, где началась карьера Берлускони-дельца и Берлускони-политика. Здесь он сколачивал миллиардное состояние, здесь избирался депутатом. И вот — такая пощёчина. Но по­ми­мо Ми­ла­на, пра­вые усту­пи­ли в таких зна­чи­тель­ных по ита­льян­ским мер­кам го­ро­дах как Ка­лья­ри, Три­ест, Но­ва­ра и Неа­поль. Неа­поль на­зы­ва­ют «южной сто­ли­цей» Ита­льян­ской республики.

Чем надоел дон Сильвио

Причин для неудачи у партии власти немало. Это, в первую очередь, маловразумительная и отражающая преимущественно интересы зажиточного населения социально-экономическая политика властей. Будучи весьма идеологизированным, помешанным на антикоммунизме и антисоциализме политиком, синьор Берлускони традиционно строит свой экономический курс на верности монетаристским принципам. Поэтому, как и в других странах юга Европы, в Италии с 2009 года власти заметно сократили  государственные социальные программы (в том числе в сфере образования и здравоохранения), заморозили зарплаты в ряде отраслей промышленности, отменили ряд монетарных льгот пенсионерам и безработным.

Италия оказалась не готова к наплыву иммигрантов

Италия оказалась не готова к наплыву иммигрантов

Между тем, экономический рост находится в состоянии стагнации, покупательная способность большей части населения за последние три года уменьшилась, зато дефицит бюджета, пусть и не в таких масштабах, как в Греции, Испании или Португалии, но всё же заметно вырос.

Кроме того, Италию опутывает моральный кризис. Многочисленные скандалы в связи с обвинениями Берлускони в злоупотреблении служебным положением, «аферизме» и сексуальных связях с несовершеннолетними (кстати, дело «Рубигейт» возобновилось в суде 31 мая) порядком надоели итальянцам. Дошло до того, что итальянки, возмущённые поведением Кавалера, закидали его резиденцию трусами и лифчиками.

Правая разноголосица

Нельзя не сказать и о постоянных кризисах внутри правого парламентского большинства (откол от партии Берлускони более 30 депутатов, сторонников «постфашиста» Умберто Босси, создавшего собственную партию «Будущее и свобода»; конкуренция с «Домом свободы» Лиги Севера, получившей на этих муниципальных выборов около 10% и во многих районах северной Италии составившей конкуренцию сторонникам Берлускони).

Именно Лига Севера сегодня в своей пропаганде пытается – и весьма успешно – сыграть на антииммигрантских настроениях. Действительно, в Италии, как скажем, в соседней Франции, среди электората мы наблюдаем два, ка­за­лось бы, про­ти­во­ре­ча­щих друг другу «тренда» — социальный и антииммигрантский. Ко­неч­но, Ита­лии ещё да­ле­ко до Фран­ции по числу им­ми­гран­тов из стран Азии и Аф­ри­ки. Од­на­ко, для стра­ны, где ещё лет 30 назад чис­лен­ность нац­мень­шинств не пре­вы­ша­ла 1-1,5 %, ска­чок ко­ли­че­ства вы­ход­цев из дру­гих стран пла­не­ты в конце ХХ – на­ча­ле XXI вв. вы­гля­дит весь­ма се­рьёз­ным.

Про­бле­ма в том, что на фоне уве­ли­че­ния числа без­ра­бот­ных (и в первую оче­редь среди мо­ло­дых ита­льян­цев) и по­сле­до­ва­тель­но­го со­кра­ще­ния по­со­бий для пен­си­о­не­ров, ан­ти­и­ми­грант­ская тема пред­став­ля­ет­ся весь­ма пи­та­тель­ной для пра­вых по­ли­ти­ков. Сам Кавалер нередко прибегает  к  заявлениям против наплыва иммигрантов и даже предлагает законы об установлении  таможенных пунктов на границах Италии с другими государствами Шенгена. Ну а Лига Севера и неофашистские объединения открыто требуют принять меры по выдворению из страны «непрошенных гостей».

Без левой альтернативы

Выборы конца мая принесли поражение правым и победу оппозиционным кандидатам. Впрочем, опросы показывают, что итальянская оппозиция не пользуется достаточной популярностью в стране. Да, лидер крупнейшей оппозиционной силы — Демократической партии (ДП) Луиджи Берсани заявил, что его партия будет добиваться досрочных парламентских выборов. Но го­то­ва ли оп­по­зи­ция к выборам, с тем, чтобы бо­роть­ся за по­бе­ду? У гетерогенных демократов, объединивших в своих рядах и социал-реформистов, и центристов, и левоцентристских христианских демократов, нет ясной политической позиции по большинству острейших проблем, не хватает им и яркого, харизматичного лидера. Поэтому общенациональный рейтинг ДП до сих пор всё ещё ниже, чем у консерваторов Берлускони.

Лидеру Демократической партии Луиджи Берсани не хватает харизмы

Что касается более левых, то ещё в 2008 году по ним «прошёл каток» и итальянские коммунисты, социалисты и экологисты лишились парламентского представительства – вначале у себя на родине, а затем и в Европарламенте. Сегодня в левом движении страны имеет место конкуренция между коммунистами (Партия коммунистического преобразования, Партия итальянских коммунистов), объединившихся в Федерацию левых и децентрализованной партией под названием «Левые – экология – свобода», созданной в минувшем году усилиями Движения левых, Федерацией зелёных, Демократическими левыми. Судя по выборам последних лет, за обе формации готовы голосовать всего 3-4% избирателей, что по сегодняшним итальянским правилам недостаточно, чтобы получить свою фракцию в Палате депутатов или Сенате. Есть ещё возрождённая Итальянская соцпартия, объединившая в 2007 году несколько маргинальных структур правосоциал-демократической ориентации с рейтингом поддержки в один процент.

Да, удивительное дело: в стране, где ещё лет 25-30 назад левые собирали в совокупности свыше 40% голосов, се­год­ня в пар­ла­мен­те нет ни одной чётко левой де­пу­тат­ской фрак­ции… Воз­мож­но в этом и заключается тайна успе­ха «непо­топ­ля­е­мо­го» дона Силь­вио.