9 октября 2017

Александр КРИВОШЕЕВ. О недостижимости «Прекрасной России будущего»

7 октября по всей России прошли акции протеста в поддержку Алексея Навального и политической конкуренции. Это уже третья серия митингов за год, которую организует команда Навального. И, как по мне, далеко не самая удачная.

Но, обо всем по порядку. Дабы быть искренним перед читателем, сразу скажу, что я буду излагать точку зрения с позиции именно моего поколения, людей, которым только-только исполнилось 20. Как раз самый главный электорат Навального — это молодые люди от 18 и до 30. Моё же видение будет от имени 18-22 летних. Хотя здесь всё зависит от конкретного человека, дальше поймёте, о чём я.

Большая часть молодых людей заинтересовалась политикой именно с началом активной президентской кампании Навального. Я, будучи студентом-политологом, начал интересоваться политикой раньше, но в так называемый «либеральный» или «демократический» лагерь перешёл в то же время. Молодёжь стала активно говорить о политических переменах, об альтернативных кандидатах, о гражданском долге и прочих прекрасных вещах. И вот блог Навального стал рупором этих прогрессивных идей для тех, кто не читал ЖЖ и фейсбук в силу возраста или проживания в политически неактивном регионе. Первая акция — 26-го марта казалась абсолютным успехом, никто не представлял, как выглядит это новое поколение неравнодушных людей, а сами двадцатилетние посмотрели друг на друга, на ОМОН и НОДовцев, и подумали, что способны повлиять на власть.

Людей, которые вышли «отбивать» Навального от рук властей, оказалось совсем немного. Гораздо меньше, чем выходило на митинги против коррупции

Кампания шла полным ходом, волонтёрский состав увеличивался, люди, прежде не говорившие о политике, стали интересоваться ею. Естественно, что кто-то вникал в тему глубже, кто-то более поверхностно просто из-за моды, но это не столь важно. К акции 12-го июня подготовка шла полным ходом и успех казался неизбежным. И нет, не то, чтобы я преуменьшаю итоги второй серии митингов, но они показали, что количество людей, которых удалось мобилизовать команде Навального, ограниченно, и вывести подобного рода мероприятия на новый уровень не удалось. Просто закрепили первоначальный успех, сформировали свой электорат, к тому же достаточно пропорционально распределённый по регионам (наконец-то не только в Москве).

Вроде бы волонтёры работают в 80-ти штабах, вроде бы агитация идёт полным ходом, однако совершенно не чувствуется реального прогресса в расширении поддержки населения. 

И вот здесь я начинаю чувствовать некий объективный предел, тормоз, который пока невозможно преодолеть. Вроде бы волонтёры работают в 80-ти штабах, вроде бы агитация идёт полным ходом, однако совершенно не чувствуется реального прогресса в расширении поддержки населения. И можно было бы это списать просто на скепсис, или ограниченность моего взгляда, всё-таки я вижу только ту же самую интернет-аудиторию, но вчерашняя акция подтвердила эти сомнения. Людей, которые вышли «отбивать» Навального от рук властей, оказалось совсем немного. Гораздо меньше, чем выходило на митинги против коррупции. А самое главное, если проанализировать действия и настрой властей, то становится видно, что они уже не боятся нас. Не было приказов задерживать всех подряд и подавлять народные гуляния. Власти в лице различных представителей прямо заявили: «У нас есть все средства, чтобы пресечь несанкционированные митинги, но мы решили их не применять, пусть молодые люди выйдут, покричат и, увидев бездействие полиции, спокойно разойдутся». Власть поняла своё превосходство. Протестное движение опять захлебнулось. Как это уже было в 2012 году, когда мне и моим сверстникам было всего то по 15 лет.

И сейчас мы можем видеть, как многие политики и публицисты апеллируют к славным протестным акциям 2011 года, когда по 50 тысяч, а то и больше выходили на митинги в Москве, и когда казалось, что можно по-настоящему продиктовать требования к власти. С тех пор однако, оппозиция разбежалась по разным углам, настало некое уныние и ощущение провала. И если тот протест, каким бы он сильным не казался, был слит, то значит в 2017-м необходимо гораздо более сильное и консолидированное движение. Но не удалось не только сделать что-то более мощное, но и даже достичь уровня 2011 года.

Итог не утешителен, волна молодёжной (и не только) политической мобилизации оказалась не слишком сильной.

Да, существует ядерный электорат Навального, но их (или нас) крайне мало. Протест опять не увенчался успехом. Та прекрасная эпоха гражданского сопротивления наглости правящей элиты времен 2011 года (какой бы грязной с точки зрения раздрая в лагере оппозиции она не была), оказалась недостижимой. Навального не зарегистрируют кандидатом, пройдут митинги, но они окажутся такими же слабыми и всё забудется. Тем временем московские демократы продолжат лаяться между собой, копаясь в своих противоречиях, думаю, побоятся даже вступиться за Навального. Зачем? Им ведь гораздо интереснее бороться друг с другом и страшным Левиафаном в лице «Единой России», сидя в комфортных квартирах в пределах МКАДа. Никому из них неинтересна молодёжь какой-нибудь Саратовской области, у которых нет перспектив и будущего. Им, честно говоря, неинтересен даже Санкт-Петербург. Вот пост председателя московского «Яблока» занять бы. Они априори не способны на настоящую мобилизацию недовольного населения. Поэтому вот Навальный и является единственным и безальтернативным лидером оппозиции.

К чему всё это. Итог не утешителен, волна молодёжной (и не только) политической мобилизации оказалась не слишком сильной. Да, это определённый успех, да, вода камень точит, и сам Навальный пока из игры не выбыл. Но нет у нас сейчас сил, чтобы потревожить Кремль. Они знают о своём превосходстве. Они сделают всё так, как им нужно и просто посмотрят, как мы будем недовольно кричать своей маленькой кучкой. Таковы наши политические реалии. И жить нам придётся в них ещё долго. К тому же по старой схеме: Москва отдельно — Россия отдельно. Как там в своё время скандировали НОДовцы: «В России Майдана не будет!». Это уж точно. Путин может спокойно отмечать 65-ти летний юбилей. А мы дальше размышлять о судьбах Родины.