26 августа 2017

Дмитрий ЖВАНИЯ. Смерть акционизма

Получил сегодня отчёт об акции активистов Российского социалистического движения и Революционной рабочей партии «За цензурой не спрятаться». Отличная задумка. Да и исполнение хорошее. Только это не акция, а фотосессия. Активисты рано утром прошли по «знаковым местам Петербурга», чтобы запечатлеть на них небольшие плакаты с высмеиванием цензуры. Даже если они оставили плакатики в «знаковых местах», это всё равно не акция, а фотосессия, сделанная в расчёте на реакцию в Сети и, если повезёт, в СМИ.

Акция-фотосессия против цензуры в интернете

Я вовсе не осуждаю активистов и не ёрничаю над их нерешительностью. Отнюдь нет. Люди не поленились, встали рано утром, сделали фото, а потом разослали их. Это лучше, чем ничего. Когда за тобой нет железных батальонов кого бы то ни было, ворваться в политическое пространство непросто. А если ещё и политического пространства в стране нет, то вообще — делать нечего. Активистов, кстати, легко могли задержать. В России сейчас задерживают и за меньшее. 

Фотоотчёт об акции левых активистов против цензуры в интернете:

Однако все эти утренние фотосессии с прицелом на тиражирование в Сети — это симптом. Симптом перемещения политического активизма (в стране, где политики нет) из реального пространства в виртуальное. Наиболее эпатажно на этот симптом указали феминистки, когда 8 марта захватили башню Кремля в фотошопе. Над ними тогда смеялись все, кому не лень, а некоторые «товарищки» и «коллежанки» (так, кажется, надо?) их осуждали. А за что? Ведь в тот же день они провели акцию под стенами Кремля. С фальшфейерами, баннером, криками — всё, как положено. Я сейчас не хочу обсуждать смысловое наполнение их акции: «200 лет мужчины у власти. Долой!» Пусть девушки думают, что когда Россией правила Екатерина II, русским женщинам жилось легче, чем при Александре II или при большевиках. Это их ума дело. Но по исполнению их акция была весьма смелой. Попробуйте — разверните транспарант у Кремля!

Акцию совершают для трансляции какого-то смысла. Когда трансляторами смыслов были газеты и телевидение, то активистам, чтобы обратить на себя, а главное — на свои идеи, внимание журналистов, приходилось действовать на улицах.

А своим захватом башни Кремля в фотошопе феминистки показали, что смысла в активизме в реальном времени и пространстве уже нет. Если главное — создать образ, то зачем рисковать? Например, в феврале 2011 года мы, активисты ныне несуществующего Движения сопротивления имени Петра Алексеева, закрыли огромный рекламный щит, установленный на одном из домов на Невском проспекте, баннером с надписью «Валя, отвали!» (обращение к тогдашней петербургской градоначальнице). Акция, что называется, выстрелила. Но не исключено, что она выстрелила, даже если бы мы не залезали на крышу, рискуя сорваться и разбиться, а сделали бы всё в том же фотошопе. Как феминистки через шесть лет.

Своим захватом башни Кремля в фотошопе феминистки показали, что смысла в активизме в реальном времени и пространстве уже нет

Феминистки своим виртуальным захватом кремлёвской башни добились того, чего, может быть, не добились бы, попробуй они осуществить то же самое в «реальной реальности». Так или иначе, свой смысл они до общества донесли. А что ещё требуется от акции? Акцию совершают для трансляции какого-то смысла. Когда трансляторами смыслов были газеты и телевидение, то активистам, чтобы обратить на себя, а главное — на свои идеи, внимание журналистов, приходилось действовать на улицах. А сейчас, когда каждый сам себе журналист и телевизор, на улицы выходить вовсе не обязательно. Если и нужно выходить, то только для того, чтобы записаться на курсы фотошопа и видеомонтажа. Ещё раз хочу повторить: если нужно создать образ со смысловой нагрузкой, а затем растиражировать его, то виртуального пространства вполне достаточно.

Для того чтобы распространять смыслы в Сети, вовсе не нужно из этой Сети выходить. Сеть и так забита смыслами. Выбирай — не хочу. Но как распространить смыслы вне Сети? Среди тех, кто в Сети выкладывает фотографии, сделанные «на шашлыках»?

Но пока не все активисты готовы в этом признаться самим себе. И мы получаем в активизме смесь реальностей, например, когда люди фотографируются в кабинете с маленьким плакатом, на котором написано «Мы солидарны…» с теми-то. Зачем? Ведь можно на своих страницах в социальных сетях написать то же самое. Да о чём говорить, если за виртуальный экстремизм дают реальные сроки.

Акция «Валя, отвали!», что называется, выстрелила. Но не исключено, что она выстрелила, даже если бы активисты ДСПА не залезали на крышу, рискуя сорваться и разбиться, а сделали бы всё в том же фотошопе. Как феминистки

Я хочу, чтобы меня правильно поняли. Я вовсе не призываю «уйти в интернет». Тем более, что в 2017-м такой призыв прозвучит очень оригинально. Я как человек, который участвовал в сотне акций, хочу лишь поделиться своим мнением о смерти классического акционизма. Можно, конечно, и дальше с суровым выражением лица растягивать баннеры, жечь фальшфейеры и что-то при этом кричать, а потом, во время задержания, изображать из себя героев фильма «Юность Максима». Но это уже будет не политика, а какая-то БДСМ-практика. Некоторым она нравится. Есть люди, которые любят роль жертвы. Это их право. Только это уже не активизм.

Я вовсе не призываю «уйти в интернет». Тем более, что в 2017-м такой призыв прозвучит очень оригинально. Я как человек, который участвовал в сотне акций, хочу лишь поделиться своим мнением о смерти классического акционизма. 

Для того чтобы распространять смыслы в Сети, вовсе не нужно из этой Сети выходить. Сеть и так забита смыслами. Выбирай — не хочу. Но как распространить смыслы вне Сети? Среди тех, кто в Сети выкладывает фотографии, сделанные «на шашлыках»? Я не знаю. У меня пока нет ответа на этот вопрос. Не исключено, что нужно вернуться к старым добрым практикам. «Как листовка, так и я».

Р.S. Конечно, есть акции, которые осуществляются с целью запугивания или нанесения урона, но я не о них рассуждал. Надеюсь, это понятно.