5 июля 2017

Дмитрий КАРАСЁВ. От децентрализации страна только выиграет

В сознание многих жителей России сращиваются понятия «Родина», «Государство» и «Нация». В связи с этим в любых тенденциях децентрализации они видят антирусские проявления, нацеленные на развал страны, козни американцев и масонов. В данном статье мы попытаемся разобрать и доказать, почему децентрализация, напротив, необходима прежде всего народу России.

«Я так люблю свою страну, но ненавижу государство» — во многом эти слова были девизом оппозиционной молодёжи протестного поколения, к которому принадлежу я. Действительно — страна далеко не тождественна государству. Государство — это система власти и организация общества, государство — это система. Страна же — в большей степени культурно-политическое понятие.

На территории одной страны могло существовать несколько государств, например, в период феодальной раздробленности, в период гражданской войны в России. И наоборот — Восточный Туркестан, ныне являющийся страной в составе Китая, состоит из двух стран — Кашгарии и Джунгарии, государство Бельгия состоит из Фландрии и Валлонии.

Золотая Орда объявила Москву «любимой женой», предоставив московскому князю Ивану Калите право сбора дани со всех русских земель и право проводить карательные операции против тех, кто восставал против власти Орды

Государство так же не тождественно понятию «страна». Например, некоторые государства были образованны иноземными угнетателями для того чтоб держать в повиновение угнетенный народ. Чаще всего, в процессе нациогенеза нация разрушала такие государства и строила потом свои. Как мы видим из этого — государство не есть родина, и далеко не про любое государство человек может сказать «наше государство».

К какому типу государств, с учетом исторической связи, относиться современная Россия? Начнём с того, что весь её генезис происходил вокруг Московского княжества. Московское княжество отделилось от Владимирского в 1263 году, по сути, это был удел младшего сына Александра НевскогоДаниила. То есть на момент это было очень небольшое княжество. Однако со временем всё изменилось. Москва начинает противостоять Тверскому княжеству. Тверское войско 22 декабря 1317 года у села Бортенево громит московское, тверичи захватывают в плен жену московского князя Юрия Данииловича Кончаку — сестру хана Золотой Орды Узбека, и та в плену умирает — и Москва натравливает на Тверь Орду. В Орде был убит тверской князь Михаил. В 1327 году в Твери вспыхивают антиордынские выступления, чем воспользовалась Москва, приняв участие в карательном походе. За это Золотая Орда объявила Москву «любимой женой», предоставив московскому князю Ивану Калите право сбора дани со всех русских земель и право проводить карательные операции против тех, кто восставал против власти Орды. Таким образом, Москва стала «смотрящей за Русью».

Приведёт ли децентрализация к распаду государства? Не исключено, учитывая, что оно подавляет народ. Но этот вовсе не означает, что децентрализация приведёт к распаду страны.

Усилившись, Московское княжество подчинила себе остальную Русь, оставаясь государством-коллаборационистом. Вся страна стала колонией государства «Москва», а когда орда распалась, как потом распадётся СССР, против Орды выступила ордынская местная элита — московские князья, ногайские, крымские и казанские ханы. Москва тогда уже завершала процесс проглатывания русских земель, включая Новгородскую республику, а позже принялась и за земли входившие в состав Орды. Эта система сохранена и по сей день — по сути, вся Россия является колонией Москвы. С этим связанно огромное отличие жизни в Москве от жизни в других регионах. Даже все транспортные пути в России завязаны на Москву. Как мы видим, это государство с момента своего создания имеет целью удержание народа в повиновении и его эксплуатацию. Эта система предательски инородная — наследие колониализма.

«Государство расположилось в России, как оккупационная армия», — писал Александр Герцен в середине XIX века. А его друг Михаил Бакунин добавлял: «Историю образования всероссийской империи все знают; тут участвовали и татарский кнут, и византийское благословение, и немецкое чиновно-военное и полицейское просвещение. Бедный великорусский народ, а потом и другие народы, малороссийский, литовский и польский, присоединенные к ней, участвовали в её создании только своею спиною».

Представим на момент, что в минувшей войне победила Германия и «Локотская республика» стала бы «смотрящей за Россией», а когда Третий рейх распался бы, она подчинила бы себе всю Россию… Такое государство не могло бы быть народным, а, напротив, оно было бы антинародным и антинациональным. И, по-моему, долг каждого патриота своего отечества (к слову, в 1797 году Павел I приказал изъять из языка слово «отечество», рассмотрев в нём революционное содержание, и заменить его на слово «государство», также он запретил слова «гражданин» и «общество» и т. п.) заключался бы в том, чтобы бороться против такого государства. Бороться за свою страну, против государства, расположившегося в России, как оккупационная армия.

Опыт показывает нам, что жёстко централизованные системы в большей степени подвержены краху, нежели те, где развито местное самоуправление — система начинает сыпаться при каждом кризисе центра. 

Приведёт ли децентрализация к распаду государства? Не исключено, учитывая, что оно подавляет народ. Но этот вовсе не означает, что децентрализация приведёт к распаду страны. Часто, когда начинаются споры о том, почему Россия сильно отстает в экономическом развитии, звучит тезис – российское государство слишком большое, поэтому и сложно управлять. Федерация маленьких государств решит эту проблему — и, как показывает опыт истории, напротив, сплотит народ страны, так как народ ощутит себя целиком и полностью хозяином своей страны, а не жителями колонии, подчинённой территорией.

Опыт показывает нам, что жёстко централизованные системы больше подвержены краху,  нежели те, где развито местное самоуправление — система начинает сыпаться при каждом кризисе центра. При этом откалываются не только малые народы и насильно присоединенные земли, но и территории, населённые «государственно образующим» этносом. В этом смысле показателен пример Америки и Ирландии, где в конце XVIII века из-за огромной централизации восстали британские колонисты. В то же время Шотландия, имеющая автономное положение в составе Великобритании, до сих пор не отделилась от Великобритании, и даже на референдуме большинство шотландцев проголосовали против выхода из состава Британии. А много ли штатов и земель отделились от таких децентрализованных государств, как США, Германия или Швейцария?

Мы стоим перед выбором: либо регионализм, который позволит народам почувствовать себя нацией и построить подлинно национальное государство; либо сохранение централизованной колониальной системы, обречённой, рано или поздно, на дробление и разрушение. 

Развалу подвержена именно централизованная система. А когда нация является хозяином государства, то ей просто нет смысла разваливать его. СССР распался из-за того, что он был слишком централизованный, а поскольку почти все бывшие республики Союза возглавили вчерашние лидеры и функционеры Коммунистической партии, можно констатировать СССР, что распад проходил под контролем элит.

Централизованная система надоедает и национальным меньшинствам, которые не могут свободно развиваться в централизованном государстве. Поэтому не регионализм ведёт к распаду государства, а чрезмерная централизация.

Мы стоим перед выбором: либо регионализм, который позволит народам почувствовать себя нацией и построить подлинно национальное государство; либо сохранение централизованной колониальной системы, обречённой, рано или поздно, на дробление и разрушение. Но есть еще вариант: всё население России переедет в Москву, ну, может быть, ещё в Петербург, а опустевшие территории заселят китайцы. И эта тенденция имеет более чем явные перспективы. Выбор за нами.