27 марта 2017

Андре МАРТО. Протесты 26 марта закончились чисто по-девичьи

«Мир опять цветами оброс, у мира весенний вид. И вновь встаёт нерешенный вопрос — о женщинах и о любви»

Владимир Маяковский

Автор плевать хотел на любые ярлыки. Он — просто упырь

Данный текст не претендует на звание модного и прогрессивного. Автор плевать хотел на любые ярлыки. Он — просто упырь.

Идея посмотреть на протест 26 марта с этой, довольно неожиданной стороны, родилась у автора на Марсовом поле, когда он злой от дождя высматривал полицию, чтобы вовремя слиться…

Достаточно известный факт, что мужчина не всегда думает главной головой… Ещё подростком я заметил: если в движении есть симпатичные девочки, то за мальчиками дело не станет. Сегодня политика в моде, а разве девочки могут пройти мимо моды? Да нет, конечно.

Девочек на Марсовом было много. Они кутались в короткие пальтишки и курточки, их лица выражали непоколебимую решимость уничтожить коррупцию, скинуть режим и сделать самое модное селфи… Писком сезона стала зелёнка, её отважные барышни использовали вместо тонального крема, выражая солидарность с душкой Навальным, и жёлтая уточка как модный аксессуар. На месте работников полиции, я бы точно обделался, ведь если замаячила уточка, значит, режим, который они защищают, обречён.

Протесты 26 марта во многом были именно волнениями «Пусси Райот» , да и закончились типично по-девичьи — фоточек много…

Дабы осмыслить события, я коварно воспользовался соцсетями — полазил по профилям активисток протеста. Нехитрая женская философия, сквозящая с них, подняла мои волосы дыбом… и я почувствовал себя — «ватником»…

Среднестатистической «навальной» активистке не больше 30, но она точно знает, что мир лежит у её ног. Одна причудливо изгибает тело, вот, мол, какая я, другая, сверкая очёчками от Ray Ban, cфотографирована на фоне римского Колизея, магазинов в Ницце и бассейнов Мармариса. Ведь в свои 25 она — уже очень успешный человек: дизайнер, фотограф, бизнесвумэн, а ещё непременно поэтесса и музыкантша. Её богатый внутренний мир не может выносить серой действительности этой «проклятой страны» (цитата). Она твёрдо знает, что Западная Европа — преддверие рая, потому что там… «не душат бизнес» (цитата), а здесь было бы практически ничего не спасти, если бы не пришёл он…

Они кутались в короткие пальтишки и курточки, их лица выражали непоколебимую решимость уничтожить коррупцию, скинуть режим и сделать самое модное селфи…

Он — в расстёгнутой белой рубашечке, с демократической белозубой улыбкой, с дипломом аж самого Йеля и почти Бред Питт. Именно он спасёт Россию, именно он победит коррупцию. Ответов кто будет сеять хлеб, точить на заводах гайки и растить детей у них на страницах не увидишь. Жизнь для них — это череда стартапов, кофешопов и пижамных вечеринок. Мысль о том, что рядом живут девушки, которым приходится красить вагоны, чтобы было на что купить еды, для них несущественна. «Жизнь — это борьба! Побеждает решительный» (цитата).

Наверное, они твёрдо уверенны, что, если забрать у Димона Медведева тосканскую виллу, то они смогут на неё «заработать». Я пишу это слово в кавычках, ибо у меня язык не поворачивается назвать все те формы спекуляции, кровопийства и приживальчества, определяющие ныне модные профессии, работой. Наверное, они уверены, что сменив чекиста на адвоката, закон станет не акулой, а окуньком. Не знаю, в чём они уверены. Но свою страну подавляющее большинство из них не знают и не любят. Точнее, любят, но ту, которую рисует им их воображение: какую-то абстрактную, сусальную. Хмурые рожи череповецких сталеваров им явно будут противны, даже если они будут это отрицать.

Протесты 26 марта во многом были именно волнениями «Пусси Райот» (переводить, я думаю, не нужно), да и закончились типично по-девичьи — фоточек много…