12 марта 2017

Надежда Тихонова. Женщин нельзя недооценивать

Надежда ТИХОНОВА — депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербург, председатель регионального отделения Cоциал-демократического союза женщин России

Совсем недавно в России отпраздновали 8 Марта. Праздник уже давным-давно ассоциируется у многих не с борьбой за права женщин, а с мимозой, стихами про маму, очередным телевизионным показом  фильмов «Служебный роман» и «Москва слезам не верит», а ещё толпами растерянных мужчин, сбивающихся с ног в поисках подарков и цветов. В общем, 8 Марта из политического праздника превратилось в повод для проявления внимания к женщине. Плохо ли это? Конечно, нет. Значит ли это, что пресловутая тема «роли женщин в историческом процессе» уже неактуальна? Вряд ли.

100 лет назад, накануне 8 марта 1917 года, мало кто думал о том, что Международный женский день фактически закончится революцией. Министр внутренних дел Протопопов заверил Николая II в том, что ситуация в стране и столице полностью контролируется, чем дал основания императору уехать из Петрограда в Могилёв.

Даже петроградское отделение партии большевиков не рекомендовало проводить в этот день забастовки, а лишь провести обычные манифестации и выпустить информационный листок. Выборгский райком большевиков, собравшись 22 февраля, накануне Международного женского дня, пришёл к заключению, что «текущий момент» является неподходящим для «частичных выступлений» и призывал работниц проявить «выдержку и дисциплину», «действовать исключительно по указаниям партийного комитета».

Женщины-работницы выступили застрельщицами Февральской революции

Чтобы отговорить женщин от идеи забастовки, большевики командировали на собрание женщин подпольщика Василия Каюрова, который затем возглавлял Выборгский районный Совет рабочих и солдатских депутатов. Каюров, который решил, что свою миссию выполнил, наутро испытал «удивление и возмущение», узнав «о забастовке на некоторых текстильных фабриках». Ведь выступление текстильщиц «означало явное игнорирование постановления районного комитета партии». Сам Каюров только что ночью призывал работниц к выдержке и дисциплине, «и вдруг забастовка»… Об этом написал сам Каюров в своих воспоминаниях.

Для женщины с её инстинктом самосохранения семьи революция — последнее дело. Но ради семьи, и особенно ради своих детей, женщина способна на многое — почти на всё. На революцию в том числе.

Первыми 8 марта на Выборгской стороне забастовали текстильщицы Торшиловской фабрики (ныне это прядильно-ниточный комбинат «Красная нить»). Их поддержали рабочие соседнего снарядного завода «Старый Парвиайнен» и других предприятий Выборгской стороны. Выступление прядильщиц совпало с волнениями 36-тысячного рабочего коллектива Путиловского завода, хозяева которого объявили локаут, что грозило молодым рабочим отправкой в окопы Первой мировой.

Так началась революция. В её первые дни, судя по полицейским отчётам того времени, именно голодные женщины, которым нечем было кормить своих детей, склоняли на свою сторону солдат и казаков, которых власть бросала на разгон демонстрации. Через несколько дней монархию свергли. (Кстати, Великая французская революция тоже началась с женского голодного бунта.)

Эту революцию никто не ждал: ни власти, ни оппозиция, ни вождь большевиков Ленин, который находился тогда в Швейцарии.

К чему я это? А к тому, что для женщины с её инстинктом самосохранения семьи революция — последнее дело. Но ради семьи, и особенно ради своих детей, женщина способна на многое — почти на всё. На революцию в том числе.

Воскресить старый смысл праздника 8 марта попытались петербургские феминистки, пусть не со всеми их лозунгами можно согласиться, равно не все плакаты, которые они вынесли на улицы, вызывают восторг (что не оправдывает ни в коей мере жестокий разгон мирной манифестации). А главное, власть должна понять, что если она и дальше будет наступать на права женщин — а принятый Думой закон об отмене уголовного наказания за домашние побои чётко обозначил это наступление, — тем чаще будут происходить акции женщин. И когда к юным студенткам с эпатажными плакатами присоединяться взрослые работницы, властям будет очень трудно потушить это недовольство. История столетней давности это очень хорошо продемонстрировала. Женщин недооценивать нельзя.