19 февраля 2017

Михаэль ДОРФМАН. Красная паника либералов

Михаэль Дорфман

«Есть ли кто-нибудь в администрации Трампа, кто бы не имел связей с русскими?» — патетически восклицает заголовок известного либерального ресурса, усиленно заверявшего, что Мадам Клинтон «уверенно побеждает». А потом, как ни в чем не бывало, продолжавшего накачивать свою аудиторию страхами и ужасами, бездоказательными мнениями, выдаваемыми за новости и просто фальшивыми новостями.

Можно, конечно, отмахнуться: мол, новая волна «Красной опасности» — это такая же либеральная паника, как и накачивание исламофобского страха у так называемых консерваторов. Убогая идейка, что «Трапм — путинский агент» — и по форме, и по содержанию тоже самое, что утверждение «Обама — радикальный исламист».

Наверное, из философской башни из слоновой кости всё так и выглядит. Но это уже начинает задевать лично. Вчера на автостоянке возле местной лавки для гурманов-fooddy (здорового питания — прим. ред.), старушка-либералка зашипела на меня «You, people Russian» — «Вы, русские». «You, people…», что бы там не было дальше, считается в Америке оскорбительным и расистским. Всё равно, как по-русски сказать «ваша порода» или «ваше племя».

Убогая идейка, что «Трапм — путинский агент» — и по форме, и по содержанию тоже самое, что утверждение «Обама — радикальный исламист»

Для меня американская русофобия — это не просто эмоции. В 1983 году мы с товарищем сидели в баре в Сиэтле и говорили по-русски. Группа хулиганов напала на нас, чтобы «отомстить» за сбитый советской ракетой южнокорейский лайнер. Тот инцидент быстро вылечил меня от остатков антисоветизма. Ведь, бьют не по паспорту, а по морде.

Моя жена выросла в США. И для неё маккартизм и русофобская истерия — это ужас детства. Она хорошо помнит, как русских детей травили в школах всем классом. Я слышал от родных и друзей семьи много рассказов об этом, это было во время полёта Спутника, ввергшего Америку в настоящую истерику, и во время кубинского ракетного кризиса, и во время строительства Берлинской стены. Слово «русский» стало синонимом слова «красный» и приходилось выдавать себя за поляков, украинцев, евреев, да и кого угодно. Я пережил антисемитизм в советской школе, но я никогда не сталкивался там с чем-то похожим на ту русофобию, о которой услышал в Америке от родных и друзей.

Новости о русской опасности — одна страшней другой. Сначала либералы не могли поверить в то, что правительство Обамы способно подделать результаты выборов. Зато они охотно подхватили бездоказательные утверждения о том, что русские хакеры по приказу Путина сфальсифицировали итоги выборов.

Дело не ограничивалось словесным насилием. Русских убивали. Одно из страшных воспоминаний детства моей жены — убийца-террорист застрелил русскую православную хозяйку местной бакалейной лавки в соседнем городке. Сегодня случаев такой стрельбы тоже много, но в заголовки это попадает лишь в том случае, если стрелок был мусульманином или, наоборот, объектом нападения стали представители меньшинств: мусульмане, афроамериканцы или геи. Но теперь и белая Америка всё больше и больше чувствует, думает, ведёт себя и голосует, как меньшинство.

Новости о русской опасности — одна страшней другой. Сначала либералы не могли поверить в то, что правительство Обамы способно подделать результаты выборов. Зато они охотно подхватили бездоказательные утверждения о том, что русские хакеры по приказу Путина сфальсифицировали итоги выборов. Обама назначил комиссию из представителей спецслужб, которая подтвердила либеральные страхи, но не представила публике никаких конкретных доказательств. Вместо этого те же спецслужбы продолжают подпитывать слухи о русской агентуре в президентской администрации, не представляя никаких конкретных доказательств.

Более того, по сообщению «Уолл-стрит Джорнал», спецслужбы отказываются предоставить президенту якобы имеющуюся у них информацию из опасения, что президент её опубликует. Утечки из спецслужб привели к отставке советника президента по национальной безопасности Майкла Флинна, известного напряжёнными отношениями с бывшими коллегами из местной «гэбухи». Русской угрозы тут мало. Похоже, разведчики постарались убрать с должности влиятельного врага, представлявшего угрозу их карьерам. Иначе непонятно, почему они сразу же не проинформировали президента о предполагаемых нарушениях.  

Одно из немногих положительных ожиданий от победы Трампа — это надежда на то, что он улучшит отношения с Россией, зашедшие в тупик при Обаме. Посол в Москве Майкл Макфол рассказывал в интервью, как они с Обамой поехали к Путину на дачу, и вместо запланированного часа, просидели там целых три. И как по дороге домой возбуждённый Обама убеждал его, что понял душу Путина, и это, как в кино, «начало прекрасной дружбы». В результате, госсекретарь Джон Керри проводил в Москве чуть ли не больше времени, чем в Вашингтоне. И порой казалось, что глава российского МИДа Сергей Лавров откровенно над ним издевается.

Одно из немногих положительных ожиданий от победы Трампа — это надежда на то, что он улучшит отношения с Россией, зашедшие в тупик при Обаме.

Новый маккартизм вряд ли остановит неуклонное скатывание американского либерализма в пропасть. Основная причина краха в том, что от всех либеральных свобод в неолиберализме осталась лишь одна свобода — угнетать ради барыша. Под лидерством Барака Обамы Демократическая партия разбазарила огромные успехи либеральной Америки, потеряла контроль над Сенатом, Палатой представителей, свыше тысячи мест в штатных законодательных органах, более 5 тысяч других выборных позиций на всех уровнях власти. Потеря Белого Дома — это как бы «убийство из милосердия». Похоже на то, что демократы еще не достигли дна в своем падении. В 2018 году большинство демократических сенаторов пойдут на перевыборы и предложить им будет нечего, кроме римейков лозунгов эпохи борьбы за гражданские права чёрных 1960-х, и тот же самый неолиберализм, превращавший Америку в банановую республику для мультинациональных корпораций.

Трамп тоже не внушает большого оптимизма, но он, по крайней мере, выполняет свои обещания. На встрече с канадским премьером Джастином Трюдо Трамп подтвердил своё неприятие глобализма и критиковал соглашения о так называемой свободной торговле. Ровно восемь лет назад Обама на встрече с канадским коллегой уже отказывался от своего обещания пересмотреть Североамериканский договор о свободной торговле (NAFTA). Трампа (как и Обаму с Клинтонами) судить надо не по тому, что он скажет, а чего добьётся. Несмотря на хвалебную риторику, совершенно неочевидно, что он знает, как вывести Америку из глубочайшего системного кризиса. Американская мечта больше не доступна для большинства американцев. 40 лет ликвидации американского среднего класса закончилось успехом. Меритократия больше не обеспечивает безбедной жизни.

Впервые в истории Америки младшее поколение заработает меньше, чем их родители. 75% американцев имеют больше долгов, чем активов. Больше половины работающих американцев зарабатывают меньше официального уровня бедности, установленного ещё в 1960-е при «Великом обществе» президента Линдона Джонсона. Большинство работающих американцев не способно найти лишних 600 долларов в случае экстренной необходимости. Чтобы обеспечить себе американскую мечту — содержать дом, машину (одну), прилично питаться, съездить раз в год в отпуск, вырастить двоих детей и дать им высшее образование, надо зарабатывать 110 тысяч долларов в год. А официальный средний доход американской семьи всего 51 тысяча долларов в год (до вычета налогов). Социальная пропасть здесь, как в Египте времен фараонов! Половина Америки живёт в бедности, а либералы раздувают панику насчёт России. Пропасть между разными Америками продолжает углубляться, а это чревато серьёзными социальными и политическими потрясениями.

Другие тексты автора:

Американская мечта в палате реанимации

Реквием по американской мечте

Что же либерального в современном либерализме?

Что получалось, когда пробовали либерализм

Американский либерализм: а был ли мальчик?

«Чайная партия»: правизна по-американски