14 февраля 2017

Михаил ОШЕРОВ. Сомнения разума: конформизм и нонконформизм

Михаил Ошеров

Люди по-разному познают суть вещей и явлений. Большинство пользуется готовыми мнениями, суждениями и знаниями, доверяя во многих вопросах опыту и словам других людей, страницам книг и публикациям средств массовой информации. Другая, меньшая часть пытается разобраться самостоятельно в сути вещей и явлений, опираясь в основном на проверенные факты и свой разум и менее доверяя суждениям других людей.

Первую часть людей философы и социологи называют конформистами или, неточно переводя, «соглашающимися», вторую часть — нонконформистами, или, соответственно, «несоглашающимися» (если быть точным, то слово conformes с латинского переводится как «в соответствии», «соответствующий — прим. ред.). Несоглашающимися с другими мнениями, с другими суждениями и выводами других людей.

На выработку своего мнения, своей позиции, своего суждения нонконформистам требуется время. Конформисты почти сразу принимают чужое мнение почти без внутренней критики и почти без проверки и начинают считать его своим.

Для того, чтобы отстаивать своё мнение, мнение продуманное, непротиворечивое и выстраданное, нонконформистам часто приходится в одиночку идти против общественного мнения, против мнения толпы

Движущей силой общественного мнения являются, конечно же, нонконформисты. Именно их мнение меняет мир. Большинство, если не абсолютное большинство учёных в мире в научной сфере — нонконформисты, поскольку нельзя заниматься наукой, не подвергая всё сомнению. С другой стороны, встречается достаточно большое количество учёных, доверяющих мнениям других людей в иных сферах, не связанных непосредственно с наукой.

Основная проблема нонконформистов состоит в том, что они — люди думающие, люди, обдумывающие проблемы, события и явления, люди, имеющие свою концепцию и свой взгляд на окружающий мир. Когда этот взгляд начинает отличаться от взглядов окружающих, от взглядов большинства людей, нонконформисты обычно начинают пытаться донести свой взгляд, свои воззрения, своё мнение до окружающих и до максимального количества людей. При этом они часто наталкиваются на встречное непонимание традиционно мыслящих людей, точнее, людей, не сколько мыслящих, сколько привыкших к традиционным взглядам, воззрениям, мифам и заблуждениям. Это — обычный конфликт, через который проходили, с разным результатом, многие выдающиеся мыслители. Обычная эволюция взглядов окружающих людей и общества в отношении мыслителей проходит несколько стадий: «Этого не может быть», «Это смешно», «Это не важно», «Это заслуживает внимания», «Это правильно», «Это замечательно», «Как же мы до этого не додумались раньше».

Движущей силой общественного мнения являются, конечно же, нонконформисты. Именно их мнение меняет мир.

Для того, чтобы отстаивать своё мнение, мнение продуманное, непротиворечивое и выстраданное, нонконформистам часто приходится в одиночку идти против общественного мнения, против мнения толпы. Один из последних примеров этого — заявление Николь Кидман о необходимости уважать мнение американского народа, сделанное в те дни, когда её коллеги по Голливуду пытались организовать обструкцию президенту США Дональду Трампу. Да во многом и сам президент США Дональд Трамп является нонконформистом: ему часто приходилось и приходится идти против американского, а сейчас — и против мирового общественного мнения.

Ранее в политической и общественной истории человечества таких событий, когда выдающимся нонконформистам приходилось идти против господствующего мнения, было очень много. Вспомним, как Владимира Ильича Ленина подняли на смех, когда он 4 (17) июня 1917 года на I Всероссийском съезде Советов выкрикнул «Есть такая партия!» в ответ на риторический вопрос министра Временного правительства Ираклия Церетели: «Может ли кто-то из делегатов назвать партию, которая бы рискнула взять в свои руки власть и принять на себя ответственность за все происходящее в России?»

Не все идеи нонконформистов побеждают. Не все нонконформисты могут переломить общественную ситуацию и переделать общественное мышление. Эразму Роттердамскому не удалось остановить гражданскую и религиозную войну. Джордано Бруно был сожжён на костре. Барух Спиноза был отлучён от иудаизма. Для победы идей, сформулированных нонконфомистом, нужно время, терпение и пропаганда, убеждение, распространение этих идей в обществе и в науке. Альберт Эйнштейн, сформулировавший теорию относительности, в глазах многих оставался чудаком, высказывающим сомнительные идеи, до тех пока его теория не получила экспериментальное подтверждение. «Когда идея овладевает массами, она становятся материальной силой», — сформулировал в своё время классик марксизма, и это утверждение абсолютно правильно.

Конформисты легко меняют своё мнение под воздействием внешних факторов, смены общественного мнения, выхода новой книги, изменения направления в обществе.

Многие гении-нонконформисты, опередившие время, умерли, не дожив до победы или признания своих идей. Эразм Роттердамский в книге «Жалоба мира» сформулировал идею мирового правительства, предвосхитив появление Организации Объединённых Наций — через 500 лет. Но при своей жизни Эразм видел вокруг себя только гражданские и религиозные войны.

Поскольку на выработку своего мнения нонконформистам потребовалось время, душевные силы, проверка внутренним редактором на непротиворечивость, это мнение для них становится своим, продуманным, выстраданным, они редко его меняют. Конформисты легко меняют своё мнение под воздействием внешних факторов, смены общественного мнения, выхода новой книги, изменения направления в обществе. Немного поломавшись, они следуют вслед за внешними мнениями.

Случаи, когда нонконформисты меняют своё мнение в течение своей жизни не так уж редки, но каждый такой случай примечателен, ибо он связан с развитием разума, с поиском ответов, с эволюцией мысли или с разочарованием. В своё время это было сформулировано крылатой фразой «И я сжёг всё то, чему поклонялся, и поклонился тому, что сжигал».

Несколько широко известных и малоизвестных примеров.

Мучительную эволюцию взглядов историка, философа и мыслителя Иосифа Флавия блестяще описал в своей трилогии «Иудейская война. Сыновья. Настанет день» писатель Лион Фейхтвангер.

Александр Сергеевич Пушкин. В молодости — поборник свободы, считающий личную и общественную свободу приоритетом над другими общественными понятиями, в том числе приоритетом над благом для народа и над благом государства. И зрелый Пушкин 1830-х годов, считающий высшими приоритетами благо России и российского государства. Причём в обоих случаях он яростно и блестяще отстаивал свою позицию. Когда точно произошло это изменение, сказать довольно трудно, но временной период определить возможно: от 1825 года, восстания декабристов, письма к декабристам «Пока свободою горим, пока сердца для чести живы ….» и до 1831 года — года взятия Варшавы и стихотворения «Клеветникам России».

Случаи, когда нонконформисты меняют своё мнение в течение своей жизни не так уж редки, но каждый такой случай примечателен, ибо он связан с развитием разума, с поиском ответов, с эволюцией мысли или с разочарованием.

Русский писатель и мыслитель Лев Тихомиров в развитии своей политической мысли совершил, наверное, самое принципиальное изменение — от идеолога народовольцев, от написания их программ и манифестов до прогосударственнической и промонархической «охранительной» идеологии. Примечательно, что и Пушкин, и Лев Тихомиров от воспевания свободы и «блага народа» пришли к «благу государства» как к понятию с более высоким приоритетом.

Фёдор Михайлович Достоевский в молодости был участником социалистического кружка «петрашевцев», пошёл за свои действия и убеждения на каторгу. Впоследствии его убеждения достаточно сильно изменились.

Георгий Валентинович Плеханов начинал свою политическую деятельность как народоволец, а в более поздний период эволюционировал к марксизму.

Эволюция собственных взглядов требует от нонконформистов большой, огромной внутренней работы и много времени, необходимого для обдумывания, для осмысления проблемы, для размышлений. Конформистам, не привыкшим задумываться о многих вещах, событиях, процессах и явлениях, мучительные раздумья и внутренний диалог не требуются. Им зачастую бывает достаточно найти авторитетный для них источник информации с походящей и комфортной повесткой дня и готовыми разъяснениями. Традиционные СМИ, обслуживающие элиты обществ, дают конформистам то, что они готовы принять — готовые решения и ответы, готовую идеологию и готовые мысли. В случае изменения вектора общественного сознания в обществе СМИ всегда смогут объяснить конформистскому общественному большинству «изменение линии партии». И только самостоятельно думающие люди подвергают всё сомнениям.