31 декабря 2016

Дмитрий ЖВАНИЯ. Каждая война конкретна. Сирийская в том числе

Дмитрий Жвания

Дмитрий Жвания

Читая либеральные тексты и комментарии о войне в Сирии, я порой начинаю сомневаться в адекватности их авторов. Их и гибель ансамбля имени Александра Александрова не огорчает, а даже радует потому, что он летел в Сирию, чтобы воодушевлять тех, кто, «бомбя многострадальный Алеппо, уничтожает мирных жителей, в том числе женщин и детей»…

Заявление Аркадия Бабченко уже достаточно обсудили. Но есть множество людей, которые думают так же, ставя знак равенства между российской гибридной войной с Украиной и российской военной операцией в Сирии. «Путинский режим развязал агрессивную, несправедливую войну не только против народов Украины и Сирии. Его война — это война варварство против цивилизации. Такая же, какой была война, развязанная Гитлером. Путин — это Гитлер сегодня», — пишет один петербургский левый либерал, с которым я лично знаком. Человек он принципиальный. Бывший диссидент. Настоящий бессеребренник. Он не профессиональный оппозиционер. Живёт он и пишет не на деньги Госдепа. Но именно диссидентство делает его ватником шиворот навыворот. Что бы ни делала Россия, он будет против. Он будет её гневно осуждать во имя принципов… Каких? Вот в этом месте возникает вопрос…

В мире есть последовательные пацифисты. Они всегда за мир против войны. Им невдомёк, что война порой нужна, чтобы сохранить мир и цивилизацию. Они не понимают, что сама война, по верной мысли Николая Бердяева, «не есть источник зла, а лишь рефлекс на зло, знак существования внутреннего зла и болезни». И когда вырывается гной из нарыва, начинают строчить пулемёты, грохотать пушки и танки, а авиация бомбить позиции противника. Это печально. Трагично. Но так устроен мир. В этом вся его драма.

Мэрия французской столицы выключила иллюминацию Эйфелевой башни в знак солидарности с мирными жителями Алеппо. Отличная идея социалистов! Только вот запоздалая. Это надо было сделать четыре с половиной года назад, в июле 2012 года, когда восточный Алеппо заняли салафитские вооружённые группировки

Мэрия французской столицы выключила иллюминацию Эйфелевой башни в знак солидарности с мирными жителями Алеппо. Отличная идея социалистов! Только вот запоздалая. Это надо было сделать четыре с половиной года назад, в июле 2012 года, когда восточный Алеппо заняли салафитские вооружённые группировки

Но если бы этот петербургский левый либерал был последовательным пацифистом, он бы осуждал не только российские бомбардировки восточного Алеппо, но и бомбардировки иракского Мосула авиацией антитеррористической коалиции во главе США. Ведь Мосул — отнюдь не кишлак. В этом городе по 2011 год включительно проживало полтора миллиона человек. Сейчас наверняка меньше, так как армяне, христиане-несториане (до 2014 года город был историческим центром несторианского христианства), езиды, евреи, шииты либо бежали из города, либо вырезаны боевиками террористического «Исламского государства» (как известно, запрещённого в России). Тем не менее в городе наверняка осталось много мирных жителей, включая женщин и детей. И они погибают в результате бомбардировок антитеррористической коалиции. Но представительница США при ООН Саманта Пауэр, как и наши либералы, не пекутся об их судьбе. Вся их боль о жителях восточного Алеппо.

До войны Алеппо населяли 250 тысяч христиан. Тем из них, кто жил в кварталах, которые заняли «сирийские демократы», нельзя позавидовать. С ними, а заодно с курдами, алавитами и шиитами, расправлялись как с кафирами.

Наверное, либералы, отвечая на эти соображения, заявят, что бомбардировки Мосула — трагическая необходимость, так как с 2014 года в этом древнем городе хозяйничают бородачи «Исламского государства» — враги цивилизации, а восточный Алеппо занимали борцы с «коррумпированным кровавым режимом Башара Асада» — умеренная демократическая оппозиция Сирии. Если убийства и пытки христиан, алавитов и шиитов — это проявление умеренности, то все вопросы к либералам снимаются сами собой.

Накануне моего последнего приезда в Париж мэрия французской столицы выключила иллюминацию Эйфелевой башни в знак солидарности с мирными жителями Алеппо. Отличная идея социалистов! Только вот запоздалая. Это надо было сделать четыре с половиной года назад, в июле 2012 года, когда восточный Алеппо заняли салафитские вооружённые группировки, названные западными политиками, по аналогии с событии в Ливии в 2011-м, демократической оппозицией, борцами с диктатурой клана Асада.

До войны Алеппо населяли 250 тысяч христиан. Тем из них, кто жил в кварталах, которые заняли «сирийские демократы», нельзя позавидовать. С ними, а заодно с курдами, алавитами и шиитами, расправлялись как с кафирами. Сейчас в восточном Алеппо обнаруживают захоронения с изувеченными, расчленёнными телами. Это цивилизация? Или варварство? О чём говорить, если оппозиционеры территориально контролировали около половины Алеппо, в котором до войны проживало два с половиной миллиона человек, но под их властью в восточном Алеппо к началу 2016-го осталось менее 250 тысяч человек. Остальные перебрались в западные районы, подконтрольные правительственным силам. 85 процентов населения Алеппо находилось в западной части города, и эти люди жили под постоянными миномётными и артиллеристскими обстрелами боевиков, каждый день эти обстрелы уносили десятки жизней. Все предложения правительства начать переговорный процесс оппозиция отвергала. Нередко боевики прикрывались людьми как живым щитом. Об этом писала и западная пресса тоже, например, французская газета Le Figaro.

Конечно, штурм восточного Алеппо привёл к детским смертям. Это — трагедия. Но она — следствие предыдущей трагедии, когда восточные кварталы древнего города заняли исламисты.

Но западные политики и наши либералы начали плакать о судьбе мирных жителей Алеппо только после того, как правительственные силы перешли в наступление при поддержке российской авиации с воздуха. Какой-то выборочный пацифизм и гуманизм, прямо скажем.

«Демократической сирийской оппозицией» в Алеппо на самом деле были салафитские группировки: «Армия ислама» и другие. «“Армия ислама” или “Джаиш аль-Ислам” — это националистическое салафитское движение. Оно рассматривает свою борьбу в пределах сирийских границ, а не на международном уровне, как “Аль-Каида” или ИГ. Им руководит Мухаммед Захран Аллуш, который одно время подчинялся “Свободной сирийской армии”. Это самое крупное объединение мятежников. Число его боевиков оценивается в 10000 человек: некоторые из них были освобождены из сирийских застенков в 2011 году, когда Башар Асад пытался проявить открытость к оппозиции. “Армию ислама” поддерживают Саудовская Аравия и Катар», — рассказывал Le Figaro французский эксперт Ален Родье в ноябре 2011 года.

До войны в иракском Мосуле жили полтора миллиона человек. Его нынешний штурм силами коалиции тоже приводит к смертям мирных граждан, в частности - детей

До войны в иракском Мосуле жили полтора миллиона человек. Его нынешний штурм силами коалиции тоже приводит к смертям мирных граждан, в частности — детей

«Исламское государство», «Армия ислама», «Джабхат ан-Нусра» и прочие суннитские радикалы истиной считают лишь свою версию прочтения ислама. Всё остальное они не приемлют. Со всем остальным они жестоко расправляются в надежде, что таким образом они оформляют путёвку в рай. На их фоне авторитарный и коррумпированный режим Башара Асада предстаёт защитником цивилизации, о которой печётся наш либерал. При Асаде не убивали и не убивают людей только за то, что они шииты, сунниты, христиане, евреи, армяне или езиды. В нынешнем сирийском и иракском контексте это уже немало.

Конечно, штурм восточного Алеппо привёл к детским смертям. Это — трагедия. Но она — следствие предыдущей трагедии, когда восточные кварталы древнего города заняли исламисты.

Россия в этом конфликте объективно оказалась на стороне если не добра, то цивилизации. Желать поражения России в сирийском конфликте может только человек со специфической логикой. Но наши либералы это желают. «Быть на стороне цивилизации в её противостоянии варварству означает признавать, что путинская РФ является вражеским государством, а её солдаты являются вражескими солдатами. С самого начала развязанной Путиным войны я выступаю за поражение путинской РФ в этой войне», — пишет цитированный мною автор, ставя в один ряд российские действия в Украине и в Сирии. А это совершенно разные явления.

Каждая война конкретна. Нельзя заготовить раз и на всегда один политический ответ на все мировые события.

Война России с Украиной — это российский позор. Это — братоубийственная война в буквальном смысле. Гибридная война России против Украины обернулась тем, что «русский мир» не расширился, а скукожился: политические, культурные, спортивные, а главное ментальные связи между Россией и Украиной разорваны. И когда они срастутся вновь — неизвестно. Вместо родственного народа русские поучили если не врага, то недруга и точно — не брата.

Совсем другое дело российская война с исламскими бородачами на земле пророков Ветхого завета, святых и мучеников раннего христианства. Так, под Алеппо родился никто иной, как святой Марон. На этих землях проповедовал святой Симеон Столпник.

Каждая война конкретна. Нельзя заготовить раз и на всегда один политический ответ на все мировые события. «Доктринерская, отвлечённая политика всегда бездарна — в ней нет интуиции конкретной жизни, нет исторического инстинкта и исторической прозорливости, нет чуткости, гибкости и пластичности. Она подобна человеку, который не может поворачивать шею и способен смотреть лишь по прямой линии в одну точку. Вся сложность жизни ускользает от взора. Живая реакция на жизнь невозможна», — верно замечал Бердяев. При этом «отрицание отвлечённости и абсолютности в политике всего менее может быть понято, как беспринципность и безыдейность. Вся общественная и политическая деятельность должна быть изнутри одухотворена и вдохновлена высшими целями и абсолютными ценностями, за ней должно стоять духовное возрождение, перерождение личности и народа».

Другой силы, способной уничтожить «Исламское государство», кроме существующих «цивилизованных» государств — нет. Это объективный факт.

Понятное дело, что каждое государство и Россия в том числе, воюя в Сирии с террористами, преследует свои собственные интересы, отнюдь не идеалистические. Судьбы христиан и других гонимых людей в Сирии их беспокоит мало. России как раз не хватает в сирийской войне последовательности, ибо ею правят люди в общем и целом беспринципные, а пропагандистов режима даже обсуждать противно. То они ругают «плохого хана Эрдогана» и сочувственно говорят о курдском сопротивлении. После примирения с Турцией курдская тема снимается из эфира… А высказывания Эрдогана о США как о спонсоре «Исламского государства» подаются как истина в последней инстанции… и так далее. Теперь Путин заявил (в очередной раз) о выводе российских войск из Сирии. Зачем?

Но другой силы, способной уничтожить «Исламское государство», кроме существующих «цивилизованных» государств — нет. Это объективный факт. Одним курдам не справиться. Какими бы они ни были смельчаками. Поэтому надо радоваться наступлению правительственной армии Ирака и антитеррористической коалиции на Мосул и победе Асада и России в Алеппо. Поэтому авиакатастрофа Ту-154, летевшего в Сирию, должна отозваться в нас болью.

Будет российская база в Латакии или нет — это не так важно. Важно — будут ли ходить наши внучки в бурках, а внуки — в рубахах до пола. Поэтому нельзя отсидеться, делая вид, что эта война нас не касается. Касается. И она требует от нас тотальной мобилизации, прежде всего — в духовном смысле.

То, что война с «Исламским государством» и другими исламскими радикалами разворачивается на земле, где раньше был один из очагов цивилизации, христианской в том числе — очень символично. Очень символично, что исламисты бросают всей нашей цивилизации вызов именно оттуда. Если не уничтожить их на этой земле, то рано или поздно те, кто уцелеет из нас, будет просыпаться под крики муэдзинов. Поэтому — не жалко тех миллионов, которые забирает война в Сирии из российского бюджета. Те цивилизации, которые думали только о еде, быстро вырождались и погибали под ударами варваров.

А главное, эта война для нас — жителей России (как и жителей тех стран, которые воюют с «Исламским государством») — очень важное духовно-нравственное испытание. Проверка. Ни в коем случае не надо радоваться «игре мускулами» и повторять мантры о России как великой державе. «Благодушное, оптимистическое, исключительно радостное отношение к войне — недопустимо и безнравственно» — это утверждение Бердяева верно тоже. Благодушное и радостное отношение к войне — удел кухонных стратегов и диванной сотни. Нужно понимать, что впервые за 70 лет мы открыто, оружием, воюем с силой, которая выдвигает претензии на мировое господство. И эта война не измеряется материальными категориями (приростом территории или, наоборот, бюджетными тратами). Бухгалтерское отношение к войне неприемлемо. Отходит на второй, если не на третий, план вся эта геополитика. А на первый — выдвигается культура.

Будет российская база в Латакии или нет — это не так важно. Важно — будут ли ходить наши внучки в бурках, а внуки — в рубахах до пола. Поэтому нельзя отсидеться, делая вид, что эта война нас не касается. Касается. И она требует от нас тотальной мобилизации, прежде всего — в духовном смысле. А это означает, что мы должны отказаться от «радостей» общества потребления и вернуться к истокам нашей цивилизации, в основе которой лежит христианское миропонимание, чтобы подзарядиться силой. Духовной силой. Враг думает (и не без основания), что мы слабы, что нас разъедает потребительская порча, а он силён, потому что на его стороне Бог. Но это не так. И мы должны доказать это.

Читайте также:

Марианна БАКОНИНА. И теперь их Алеппо беспокоит

Дмитрий ЖВАНИЯ. Ватники шиворот-навыворот

Дмитрий ЖВАНИЯ. О выборочном пацифизме либералов и новой реконкисте

Католические лидеры Сирии призвали западных лидеров отказаться от поддержки джихадистов