4 декабря 2016

Сергей АЧИЛЬДИЕВ: «Пусть богатые тоже платят! …А кто будет плакать?»

О вариантах ожидающей нас новой налоговой системы

Сергей Ачильдиев, публицист

Сергей Ачильдиев, публицист

Наверное, не ошибусь, если скажу: для большинства россиян самый важный раздел в Послании президента России Владимира Путина Федеральному Собранию — о необходимости совершенствования налоговой системы. Ещё бы, ведь это напрямую касается каждого из нас! Однако многие — сужу по откликам в блогах, — не вдаваясь в подробности, почему-то решили, что речь, прежде всего, о переходе с плоской шкалы подоходного налога на прогрессивную. На самом деле это не так. А точнее — не совсем так.

Основная задача, говорил президент, — «так ориентировать нашу налоговую систему, чтобы она работала на главную цель: на стимулирование деловой активности, на рост экономики и инвестиций, создавала конкурентные условия для развития наших предприятий». Иными словами, новая система налогов коснётся, в первую очередь, предпринимателей. Но это тоже не минует многих из нас, ведь сегодня у нас в стране 20 тысяч предприятий среднего бизнеса, около 200 тысяч — малого бизнеса и пять с лишним миллионов — микробизнеса.

Некоторые официальные комментаторы сразу поспешили сделать вывод: «Главной целью налоговых изменений Путин назвал ускорение экономического роста, а не поиск дополнительных доходов бюджета…» Действительно, в последнее время именно с этой целью некоторые бизнесы получали от государства существенные льготы. Например, как отметил президент, во многом благодаря льготам за минувшие два года налоговые отчисления IT-компаний выросли с 28 до 54 миллиардов рублей. И хорошо бы, как предлагает президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин, распространить этот опыт на другие секторы экономики. В частности, в период становления бизнеса дать новым импортозамещающим производствам льготы по налогу на прибыль и на имущество. А глава организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александр Калинин добавляет: и поддержать льготами предприятия, готовые инвестировать в развитие собственного бизнеса.

nalog1

Кто бы спорил! На мой взгляд, в число налоговых льготников нужно бы ещё включить малый бизнес (200 тысяч на всю Россию — капля в море), а также те фирмы, которые создают рабочие места для людей с ограниченными возможностями, которые заботятся о ветеранах, которые способствуют улучшению экологии, которые работают в малоприбыльных сферах культуры (к примеру, книгоиздатели)… Да разве всех перечислишь!

Прогрессивная шкала налогообложения — это фактор социальной справедливости. Иначе говоря, свидетельство того, что государство понимает: у кого выше социальное положение и материальный доход, те должны нести большую ответственность перед обществом.

Однако в реальности значительная часть всего этого, увы, лишь благие пожелания. Нынешний российский бюджет не может себе позволить роскошь поддерживать всех нуждающихся. Кроме того, не будем забывать: если одних осчастливят налоговыми льготами, это значит, что с других придётся взять больше. И в числе этих других почти наверняка окажутся не юридические, а физические лица. Глава Минфина Антон Силуанов, сообщает РИА «Новости», уже расценил слова президента «как поддержку идеи министерства по снижению прямых налогов, которые платят производители, и увеличению косвенных, которые ложатся на плечи потребителей». Проще говоря, если мы уже и теперь вынуждены раскошеливаться на длинный ряд таких косвенных налогов — за платные автодороги, зачастую не имеющие, как положено по закону, альтернативы, за парковку в центре города, за капремонт жилых зданий, за ряд госуслуг, — то в дальнейшем или такие поборы станут дороже, или к имеющимся прибавятся другие, или мы столкнёмся и с тем и с другим сразу…

А как всё-таки насчёт перехода с плоской шкалы налогообложения физических лиц на прогрессивную? В этих шкалах без шкалика, похоже, не разберёшься. И тем не менее…

Разговоры о том, надо переходить на новую систему или нет, идут уже не первый день. Причём тот же Антон Силуанов считает, что ничего менять не надо, поскольку прежняя шкала в последние годы «показала свою эффективность», а на самом деле, как упомянул министр, потому что нынешняя система удобнее с точки зрения администрирования. «Администрирование» — это такой эвфемизм, за которым просто кроется боязнь, что чем богаче налогоплательщик, тем охотнее и успешнее он будет искать пути избежать налоговых выплат в полном размере.

Со своей стороны, вице-премьер по социальным вопросам Ольга Голодец ратует за переход на прогрессивную шкалу. При этом она считает разумным повысить ставку подоходного налога на богатых граждан, полностью освободив от уплаты малоимущих.

Сильнее всех прогрессивная шкала ударит по среднему классу. Таков уж мировой опыт: средний класс — самый многочисленный слой налогоплательщиков, и обычно именно он расплачивается за всех — и за бедных, и за богатых.

Сторонники Силуанова пугают: если в споре победит вице-премьер, российский бюджет может оказаться в проигрыше. Причём даже в том случае, если налоговики будут предельны внимательны, а богатые — предельно честны. Ведь богатых всего примерно 500 тысяч человек — менее трёх с половиной процента всего населения России. Однако их оппоненты резонно возражают: в действительности эти полмиллиона — сверхбогатые, имеющие ежемесячный доход свыше миллиона рублей. А вот тех, кто получает свыше 100 тысяч рублей в месяц, на порядок больше, и, если они станут платить 15-, 20-, 30-, а кто-то и 50-процентный налог, эти деньги наверняка перекроют то, что сегодня берут с нянечек, дворников, уборщиц, лаборантов…

Уверен, абсолютное большинство из нас поддержит вице-премьера. И не только потому, что с 8, 10 или 15 тысяч рублей драть вдобавок налог — полнейший беспредел. Прогрессивная шкала налогообложения — это фактор социальной справедливости. Иначе говоря, свидетельство того, что государство понимает: у кого выше социальное положение и материальный доход, те должны нести большую ответственность перед обществом. И это хороший знак, ибо он сглаживает социальную напряжённость, которая сегодня в России растёт наперегонки с магазинными ценами.

…А напоследок, увы, горькая пилюля: боюсь, сильнее всех прогрессивная шкала ударит по среднему классу. Таков уж мировой опыт: средний класс — самый многочисленный слой налогоплательщиков, и обычно именно он расплачивается за всех — и за бедных, и за богатых.