25 ноября 2016

Дмитрий ЖВАНИЯ. Борис Савинков на бледном коне

Завтра, 26 ноября, в магазине книг «Фаренгейт 451» (улица Маяковского, 25) прочту лекцию «Борис Савинков на бледном коне. Бомбометатель, эстет, писатель и почти диктатор». Набросал в связи с этим небольшое эссе об этом легендарном человеке.

Начало лекции в 19 часов

Борис Савинков - имя этого человека навсегда вошло как в историю русского революционного движения, так и в историю литературы двадцатого века

Борис Савинков — имя этого человека навсегда вошло как в историю русского революционного движения, так и в историю литературы двадцатого века

Борис Савинков — имя этого человека навсегда вошло как в историю русского революционного движения, так и в историю литературы двадцатого века. Сын варшавского судьи и писательницы, исключённый из университета за участие в студенческих беспорядках, неоднократно подвергался арестам и ещё в молодости был сослан в Вологду по делу социал-демократической группы «Рабочее знамя».

Находясь в ссылке, молодой Савинков разочаровался в марксизме и модных тогда идеях социал-демократии, перейдя на позиции революционного народничества, обрамлённые героическим ореолом «Народной воли».

Чтобы не сойти с ума от бездействия, он бежит из ссыльного захолустья за границу, в Женеву, где вступает в «Боевую организацию» Партии социалистов-революционеров, претендующий на звание наследницы народовольцев. Вскоре Савинков становится заместителем главы БО ПСР — Евно Азефа.

Савинков организовал несколько успешных эсеровских террористических актов, фактически именно он был непосредственным руководителем всех «боевых действий», предпринимаемых БО ПСР. В 1906 году Савинков попадает в руки полиции. За убийство командующего Черноморским флотом адмирала Чухнина его приговаривают к смерти. Но ему удаётся бежать из крепости.

Об этом периоде его жизни он рассказал в «Воспоминаниях террориста» (1909). Несмотря на сухой стиль, он сумел передать яркие образы русского революционного подполья начала ХХ века и даже его ароматы. Алексей Покотилов, у которого от напряжения начинали кровоточить следы экземы; умирающий от лёгочной болезни Григорий Гершуни; идеалист-христианин Иван Каляев; нервная еврейская девушка Дора Бриллиант; манипулятор поп Гапон — это далеко не полный перечень персонажей «Воспоминаний террориста». Страницы, где описывается разоблачение провокатора Азефа читать просто физически больно…

Борис Савинков - бомбометатель, эстет, писатель и почти диктатор

Борис Савинков — бомбометатель, эстет, писатель и почти диктатор

Савинков пытался, но не смог возродить БО ПСР, и до Великой (Первой мировой) войны занимался литературной деятельностью. Из-под его пера выходят «То, чего не было», «Конь бледный»… «То, чего не было» — пожалуй, самый мощный роман о революционном подполье. Нервное напряжение главного героя читатель чувствует буквально кожей. Героизм, провокация, измена, отчаяние…

Литературными покровителями Савинкова стали Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус, с которыми он познакомился в Париже ещё зимой 1906-1907 годов. Основной литературный псевдоним Савинкова — В. Ропшин — «подарен» ему Гиппиус, раньше выступавшей под ним. Как только прогремели первые пушки Великой войны, Савинков отправляется на фронт военным корреспондентом.

После Февральской революции, 9 апреля 1917 года Савинков возвращается в Россию, где почти сразу забирается в верхние эшелоны временной власти. Комиссар Юго-Западного фронта, управляющий военным министерством и товарищ военного министра (военный министром был сам премьер Александр Керенский), военный губернатор Петрограда и исполняющий обязанности командующего войсками Петроградского военного округа. Савинков остановился в одном шаге от всей полноты власти. Он был без пяти минут диктатором России. Максимилиан Волошин надеялся, что судьба хранит Савинкова для «чрезвычайной» роли и что он скажет «одно из последних слов в русской смуте». Но не сложилось. Революцию большевиков Савинков встретил всего лишь как член Временного Совета Российской Республики.

С большевиками он стал бороться не на жизнь, а не смерть. Заговоры, мятежи, карательные экспедиции. Входил в руководство Русского политического совещания в Париже. После разгрома Белого движения тайно встречался с большевистскими эмиссарами. Но хозяева новой России не приняли условия Савинкова. В 1922-1923 годах он встречался с Бенито Муссолини и даже пропагандировал фашизм, в котором, по его мнению, «нет элементов реакции, если не понимать под реакцией борьбу с коммунизмом и утверждение порядка». Перипетии Гражданской войны в России Савинков осмысляет в книге «Конь вороной».

В августе 1924 года Савинкова выманили в СССР, где его схватила ОГПУ. Свои показания Савинков  начал так: «Я, Борис Савинков, бывший член Боевой организации Партии социалистов-революционеров, друг и товарищ Егора Сазонова и Ивана Каляева, участник убийств Плеве, великого князя Сергея Александровича, участник многих террористических актов, человек, всю жизнь работавший только для народа, во имя его, обвиняюсь ныне рабоче-крестьянской властью в том, что шёл против русских рабочих и крестьян с оружием в руках».

Сотрудничество со следствием, признание Советской власти, высшая мера наказания через расстрел, заменённая лишением свободы на 10 лет, и весьма странное самоубийство в здании ГПУ на Лубянке.

«Многие желают войти в историю. А потом начинают судорожно искать из неё выход», — говорил Савинков. В историю он вошёл, но не нашёл из неё выход, выпав (самостоятельно или нет) из окна.

Читайте также:

Борис САВИНКОВ: «В фашизме нет элементов реакции»

Борис САВИНКОВ: «Нет родины — и смерть как увяданье…»

Ми­ха­ил ПУЛИН. Пример Савинкова — урок и назидание