15 ноября 2016

Руслан КОСТЮК. Венгрия — страна, неудобная для левых

Как в Венгрии отметили 60-летие будапештского восстания

Профессор Руслан Костюк

Профессор Руслан Костюк

В начале ноября я со своим товарищем оказался в Будапеште, столице одного из самых «правых» на сегодня государств Европы — Венгрии. Эта достаточно короткая поездка даёт возможность порассуждать о том, чем живёт сегодня Венгрия и венгерское общество. Конечно, лично для меня это была прежде всего туристическая поездка.

Я уже давно имел желание увидеть один из красивых городов Европы, каким считается Будапешт: посетить памятники «королевского квартала» в Буде, где в Королевском дворце расположены Музей истории Будапешта и Венгерская национальная галерея; где стоит запоминающаяся церковь Матьяша и неподражаемый Рыбацкий бастион; погулять на горе Геллерта, чтобы добраться до цитадели и памятника Свободы;  пройтись по великолепным набережным венгерской столицы и раскинутым через Дунай мостам; погулять по пешеходной и коммерческой улице Ваци; ознакомиться с экспозициями Венгерского национального музея и Музея прикладного искусства; зайти в главную церковь страны — собор Святого Иштвана; увидеть оригинальную архитектурную композицию венгерских монархов и полководцев на Площади героев; восхититься романтическим замком Вайдахуняд в городской роще. Всё это сделать удалось, как и побывать, на пожалуй, ключевом с природной точки зрения «объекте» венгерского государства — на озере Балатон.

Когда смотришь кадры фотохроники октябрьско-ноябрьских событий 1956 года, понимаешь: это было глубоко народное восстание, почти революция против террористического режима и той экспортированной с Востока модели «социализма»

Когда смотришь кадры фотохроники октябрьско-ноябрьских событий 1956 года, понимаешь: это было глубоко народное восстание, почти революция против террористического режима и той экспортированной с Востока модели «социализма»

Без сомнения, уже на личном опыте я убедился в том, о чём говорят специалисты и пишут путеводители: Будапешт остаётся одним самых из красивых городов нашего континента и всего мира.

Но в том, что мы оказались с другом в столице Венгрии именно в начале ноября, был и свой «политико-исторический» подтекст. Конечно, чисто с туристической точки зрения туда стоило лететь, скажем, в мае или в самом начале осени: и потеплее, и зелени гораздо больше…

Более 45% всех жертв восстания в Будапеште составляли рабочие.

Но осенняя поездка в Будапешт была сознательно приурочена к началу ноября, когда в Венгрии проходила основная часть памятных мероприятий, посвящённых 60летию событий 1956 года. Долгие десятилетия в отечественной политической и исторической литературе это восстание рассматривалось исключительно через призму контрреволюционного и антисоветского бунта реакционной части венгерского общества, поддержанной и финансируемой Соединёнными Штатами и НАТО.

Но когда видишь, как будапештцы преданно заботятся о памятных местах, где проходили бои (кинотеатр «Корвин», район парламента, Политехнический университет), как во всех основных музеях организуют исторические выставки, посвящённые тем событиям, когда смотришь кадры фотохроники октябрьско-ноябрьских событий 1956 года, понимаешь: это было глубоко народное восстание, почти революция против террористического режима и той экспортированной с Востока модели «социализма», которая, в действительности, не была ни гуманной, ни демократической. Понятно, что правые силы примкнули к восстанию, но есть статистика: более 45% всех жертв со стороны повстанцев составляли рабочие. За дни нахождения в Будапеште мы посмотрели немало кино- и фотохроники по восстанию. Это было действительно массовое и народное движение, множество участников восстания составляли молодые парни и девушки из пролетарской среды.

Собственно, этот момент подтвердил и рассказ, который мы вместе со моим спутником-журналистом выслушали от одного 78-летнего ветерана событий 1956 года.  Когда вспыхнуло восстание, ему было 18 лет, работал он на фабрике музыкальных инструментов. По сути, он своим рассказом подтвердил, что основной гнев восставших был направлен против местной «политической полиции», свирепствовавшей в Венгрии до 1956 года покруче, чем в других странах «социалистического лагеря». В «классовом отношении» протестное движение носило самый разносторонний характер, но с большой долей участия именно рабочих.

Осенью 1956 года в Будапеште из берегов вышло действительно массовое и народное движение, множество участников восстания составляли молодые парни и девушки из пролетарской среды.

Но надо ещё отметить, что воспоминания о 1956 годе вовсе не делают современное венгерское общество «русофобским». Где-где, а в Будапеште российские туристы чувствуют себя  вполне безопасно и комфортно. Нужно просто с уважением относиться к стране и её культуре!

Что же до венгерской «особости» в «объединённой Европе», она, конечно, существует. У всех стран и народов свой собственный исторический путь развития. Такое впечатление, что далеко не всегда еврочиновники, сидящие и получающие большие деньги в Брюсселе, отдают себе в этом отчёт. Венгры — особенный народ в центрально-восточноевропейском регионе, со своей особенной непростой историей, своими жизненными установками и ценностями. Это замечание не делает их принципиальными евроскептиками, без всяких сомнений сегодня большая часть населения не ставит под вопрос и принадлежность своей страны к ЕС и членство в НАТО.

И в то же самое время дискурс национал-консервативного премьер-министра Виктора Орбана против угрозы «советизации» со стороны уже Евросоюза находит отзвук в венгерском обществе. Да, для западноевропейцев не понятен этот антииммигрантский раж, ведь речь-то шла о том, чтобы приютить всего несколько тысяч беженцев из стран Юга. Но вместе с тем Венгрия в очень значительной мере является мононациональной страной, тут как-то обходятся без привлечения труда гастарбайтеров (мы с моим товарищем постоянно замечали, что дворники представлены, так сказать, местными кадрами!). Наверное, подходить ко всем с одной меркой, пусть даже из Брюсселя, глупо и нелепо.

Дискурс национал-консервативного премьер-министра Виктора Орбана против угрозы «советизации» со стороны уже Евросоюза находит отзвук в венгерском обществе.

Безусловно, Венгрия вряд ли может считаться страной, удобной для левых. Наоборот, подавляющая часть избирателей там настроена в пользу правых, а то и крайне правых политических сил. У социалистической оппозиции с властями постоянные конфликты по поводу тем, связанных со свободой слова или подконтрольности судебной власти правительству.   Но лично у нас сложилось впечатление, что Орбан и его консерваторы сидят весьма прочно и сохраняют достаточно высокий уровень доверия в венгерском обществе. Любопытно при этом, что Венгрия на сегодня в масштабе ЕС является чуть ли не единственным «правым» государством, реально настроенным на развитие всесторонних отношений в разных сферах с Российской Федерацией…

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношение СПбГУ

Читайте также:

Алексей ЖАРОВ. Лица восставшего Будапешта

Алексей ЖАРОВ. Будапешт 1956: восстание свободного ватника