28 октября 2016

Марианна БАКОНИНА. И теперь их Алеппо беспокоит

В Сети появился текст известной петербургской журналистки, выпускницы Восточного факультета Ленинградского государственного университета Марианны Бакониной о ситуации в сирийском Алеппо и вокруг Алеппо. Вовсе не превознося заслуги российской дипломатии и тем более не аплодируя ударам ВКС России по восточной части многострадального города, она показывает, чего стоят гуманистические причитания лидеров Запада.

Редакция Sensus Novus

Марианна Баконина

Марианна Баконина

— Самцы бабуинов, впрочем, как и все прочие приматы, легковозбудимы, раздражительны, агрессивны, обидчивы и злопамятны. При этом весьма общительны. Любой зоолог это подтвердит.

Почему я об этом вспомнила именно сейчас? Разговорами высокопоставленных дипломатов и политиков навеяло. Президенты не встречаются, дипломаты бранятся. Прочтёшь очередной отчёт об очередном заседании СБ ООН и вспоминаешь рассуждения этологов о неискоренимой агрессивности приматов, которые беспощадны, особенно когда речь идёт об их ранге и статусе.

Теперь президентов, министров иностранных дел и прочих начальников стран НАТО и прежде всего США, Алеппо взволновало так, что они договорились до военных преступлений, совершенных «мясником из Дамаска» Башаром Асадом и его подельниками из Москвы и Тегерана, за что рано или поздно все они сядут на скамью гаагского трибунала. В руки самого справедливого в мире Международного уголовного суда, именуемого для краткости МУС.

С МУС, о котором вдруг заговорил министр иностранных дел Франции, ужасно обиженный за то, что Россия заблокировала резолюцию о «закрытом небе» над Алеппо отдельная история.

Карта Сирии, разорванной в клочья

Карта Сирии, разорванной в клочья

МУС — изобретение новейшего времени, которое не признаёт главный экспортер демократии в мире в лице США. Россия, кстати, тоже на ратифицировала Римские статуты, так что сотрудничает с этим уважаемым органом на добровольной основе. А в МУСе сейчас на рассмотрении аж восемь дел. Все из Африки. Причём один из обвиняемых, кениец, был избран президентом этой страны в ходе всеобщих выборов, а другого, конголезца, благополучно оправдали за недоказанностью. Такая вот Гаага, которой грозит России французский МИД. Раздражительный, легковозбудимый и злопамятный. Правда, память избирательная.

Париж, со своим предложением закрыть небо над Алеппо, отчего-то подзабыл о бесполётной зоне над Ливией, которая превратила хоть и тираническую, но вполне признанную страну в руины, где население страдает куда больше, чем при тиране, а бал правят вооружённые банды, которые к тому же расползлись по Африке так, что тем же французам пришлось воевать в Мали.

Сейчас в Алеппо в два раза меньше жителей, чем в 2011 году. Четыре долгих года творилось ровно то, что описывают в уважаемых европейских газетах, как нечто чрезвычайное и ужасное, обрушившееся на сирийцев в Алеппо только сейчас. При этом как-то скромно не сообщают, что уже три года, как есть два Алеппо. Западный, где живет почти 800 тысяч человек, который контролируется сирийским правительством, и восточный, где мирных жителей осталось около 250 тысяч.

Кстати, в Мали гибли мирные жители, когда доблестные французские пилоты бомбили Кон и Тимбукту. Да и политическое устройство Мали -не совсем уж, мягко говоря, демократия. Но ничего, побомбили, с целью помочь «законному и признанному правительству остановить вооружённых мятежников и сохранить территориальную целостность страны». Вот такая формулировка. Ничего не напоминает? Например, заявления МИД РФ относительно целей Москвы в Сирии?

Тогда суд в Гааге должен заинтересоваться не только бомбардировками Алеппо, но и бомбами, сброшенными на Тимбукту. Если дипломаты будут последовательными.

Но они, как настоящие приматы, легковозбудимы и агрессивны. Сейчас их возбуждает Алеппо. Точнее восточный Алеппо. Остаётся понять — отчего именно сейчас?

В Алеппо, в восточном Алеппо, сейчас плохо. Это чистая правда. Гибнут люди, нет продовольствия, воды, очень мало электричества и медицинской помощи. В Алеппо война. Война, которая началась не вчера и не несколько недель назад, когда не состоялось перемирие, которое часами проговаривали Сергей Лавров и Джон Керри, и даже не год назад, когда Россия вмешалась в сирийский конфликт.

В Алеппо, в восточном Алеппо, сейчас плохо. Это чистая правда. Гибнут люди, нет продовольствия, воды, очень мало электричества и медицинской помощи. В Алеппо война. Война, которая началась не вчера

В Алеппо, в восточном Алеппо, сейчас плохо. Это чистая правда. Гибнут люди, нет продовольствия, воды, очень мало электричества и медицинской помощи. В Алеппо война. Война, которая началась не вчера

Войне в Алеппо уже четыре года. За четыре года один из самых древних городов мира, торговый и промышленный центр с населением в два миллиона с хвостиком, перестал существовать*.

Уличные бои в Алеппо начались в июле 2012 года и с той поры город уничтожают методично и расчётливо. Танками, тяжёлой артиллерией, миномётами и стандартными для ближневосточных войн «техничками» — джипами снаряжёнными крупнокалиберными пулемётами. Через 12 дней, в августе 2012 года, миссия ООН признала, что у той самой Свободной Сирийской Армии, которая, по мнению западных дипломатов, была и есть последняя надежда на демократию в Сирии, имеется тяжёлое вооружение, и она его использует. Тогда же впервые прозвучал призыв «проявить сдержанность во избежание жертв среди мирного населения». Войне в Алеппо тогда было, повторю, 12 дней. Потом творилось разное и страшное: смертники взрывали госпитали, школы, университеты, мечети и водопроводные станции, обрубали электричество, блокировали доставку продовольствия, обстреливали жилые кварталы, поджигали рынки, чтобы обустроить штаб-квартиру и казармы, крушили памятники архитектуры, чтобы превратить их в ДОТы.

Сейчас в Алеппо в два раза меньше жителей, чем в 2011 году. Четыре долгих года творилось ровно то, что описывают в уважаемых европейских газетах, как нечто чрезвычайное и ужасное, обрушившееся на сирийцев в Алеппо только сейчас. При этом как-то скромно не сообщают, что уже три года, как есть два Алеппо. Западный, где живет почти 800 тысяч человек, который контролируется сирийским правительством, и восточный, где мирных жителей осталось около 250 тысяч. Именно по восточному Алеппо разъезжают странные и вооружённые люди на джипах, оснащённых пулемётами, которые пришли в город четыре года назад и сражаются за него до последней капли крови, своей и мирных жителей.

Разве не разумнее вывести головорезов из города, как это предложил многострадальный Стефан де Мистура, уполномоченный от ООН принести мир в Сирию? Именно его идею поддержала Россия. Но тогда Алеппо станет единым, да ещё вернётся под контроль Башара Асада, а это, судя по всему, страшит многих политиков и дипломатов больше, чем страдания мирного населения в Алеппо.

Ещё стоит досконально выяснить, за что сражаются бравые бородатые бойцы, за демократию или за законы шариата и исламизацию всей страны. Причём тут предложенная французами бесполётная зона в резолюции СБ ООН и взаимные обвинения в двуличии и военных преступлениях? Разве не разумнее вывести головорезов из города, как это предложил многострадальный Стефан де Мистура, уполномоченный от ООН принести мир в Сирию? Именно его идею поддержала Россия. Но тогда Алеппо станет единым, да ещё вернётся под контроль Башара Асада, а это, судя по всему, страшит многих политиков и дипломатов больше, чем страдания мирного населения в Алеппо.

И как тут не вспомнить, что бабуины, впрочем, как и все прочие приматы, легковозбудимы, раздражительны, агрессивны, обидчивы и злопамятны! Утешает одно: даже у бабуинов хватает мозгов понять, лучше не воевать, а договариваться, особенно, когда тебе это предлагают. Так что надо встречаться дипломатам и президентам и договариваться. Например, о выводе вооружённых бородатых боевиков из Алеппо.

Примечание:

*Алеппо — один из самых древних постоянно населённых городов мира, он был заселён уже, скорее всего, к VI тысячелетию до нашей эры. Раскопки в Телль ас-Сауда и Телль аль-Ансари (юг старой части города) показывают, что область была заселена, по крайней мере, во второй половине III тысячелетия до нашей эры. Алеппо упоминается в хеттских надписях, в надписях Мари на Евфрате, в центральной Анатолии, и в городе Эбла, где он описывается как один из главных центров торговли и город военного искусства