29 сентября 2016

Дмитрий ЖВАНИЯ. Фекалии режима

Jvania-scifoЗа такой текст браться неприятно. Сама тема вызывает отвращение. Ибо она требует подробного рассмотрения фекалий. Меня не удивляет, что адепты режима за коврижки нападают на оппозиционеров и несогласных. Что поражает, так это то, что адепты режима напрочь лишены чувства брезгливости.

Ведь для того чтобы вылить столько дерьма на Юлию Латынину, нужно было его индивидуально копить недели две или, простите, дня три срать вскладчину всей активистской группировкой. И ведь всё это добро нужно где-то складировать и хранить. Учитывая, что нападение на Латынину было совершено летом, балкон для этой цели не подходит: налетят мухи, соседи будут жаловаться на дурной запах. Конечно, если у адепта режима есть гараж, он может оборудовать накопитель в нём — рядом с «ведром» на колёсах. Но ведь всё равно нужно свои фекалии собирать и нести их в гараж. Не слишком приятная практика. Да и как объяснить её жене и детям? Как она связано с любовью к Родине и её руководителям?

Для того чтобы вылить столько дерьма на Юлию Латынину, нужно было его индивидуально копить недели две или, простите, дня три срать вскладчину всей активистской группировкой

Для того чтобы вылить столько дерьма на Юлию Латынину, нужно было его индивидуально копить недели две или, простите, дня три срать вскладчину всей активистской группировкой

Органическое орудие акции нужно ещё доставить на место действия. Общественный транспорт для этого не подходит. Такси не повезёт. Остаётся надеяться на соратников-автомобилистов. И наконец, осуществляя акцию, проще говоря, поливая дерьмом другого человека, очень трудно не обрызгать себя самого. Ведь жертва может оказать сопротивление, а сам исполнитель — на мандраже, от адреналина дрожат руки… Из канистры вырывается жуткий запах — как бы не накрыл приступ тошноты.

На зоне облить человека мочой или другими нечистотами, значит, его не просто унизить, а «опустить», переведя его в касту «отверженных». Зональные установки сидят в мозгу множества людей. Это, конечно, многое объясняет. Но отнюдь не всё.

И тем не менее люди на это идут, считая, что «нападение на говне» (в буквальном смысле) унижает их оппонента. Но если представить себе, чем им пришлось заниматься перед акцией, то они, эти говнонакопители и говнометатели, в гораздо большой степени унижают себя сами.

Во всём этом есть какая-то копрофагия. Фиксация на дерьме. Конечно, многое объясняет тот факт, что мы живём в обществе, где сильны табу уголовной зоны. (От этого, например, страдает образ такого воинственного животного, как петух. И приятно видеть, что молодёжь, плюя на все эти зональные табу, с удовольствием носит изделия французской фирмы Le coq sportif.) На зоне облить человека мочой или другими нечистотами, значит, его не просто унизить, а «опустить», переведя его в касту «отверженных». Зональные установки сидят в мозгу множества людей. Это, конечно, многое объясняет. Но отнюдь не всё. Блатные заповеди не избавляют человека от чувства брезгливости. Чтобы копить дерьмо неделю, нужно получать от этого процесса удовольствие. А это и есть копрофагия.

Ранний фашизм — это веселье разудалых молодых фронтовиков. А наши посконные реакционеры с их дерьмом — мрачные враги веселья. Посмотрите на их землистые лица. На их плеши, бегающие глазки, жёлтые зубы. Нельзя не заметить стилевое различие между фашистами и нашими адептами Кремля.

Либералы ноют о фашизме. Однако итальянские фашисты, идя к власти, не носили своё дерьмо с собой, чтобы бросить его в противников; они поили противников касторкой, чтобы прочистить их организмы от скверны. Это был «театр жестокости» в действии. Я не оправдываю фашизм. Некоторые их жертвы умерли от передозировки касторкой. Но я отдаю дань их итальянской артистичности. Они предвосхитили самые смелые мечты француза Антонена Арто, считавшего, что театр — это кровь, сперма, экскременты и ничего более. Ранний фашизм — это веселье разудалых молодых фронтовиков. А наши посконные реакционеры с их дерьмом — мрачные враги веселья. Посмотрите на их землистые лица. На их плеши, бегающие глазки, жёлтые зубы. И нельзя не заметить стилевое различие между фашистами и нашими адептами Кремля. Фашисты очищали врага от его отходов; наши реакционеры поливают своим дерьмом всё вокруг, не испытывая при этом отвращения. А это, ещё раз повторю, и есть — копрофагия. Извращение.

Но то, что вместо продукта дефекации «неравнодушный гражданский активист» использовал продукт уринирования, в принципе дело не меняет: то и другое человеческие отбросы

Но то, что вместо продукта дефекации «неравнодушный гражданский активист» использовал продукт уринирования, в принципе дело не меняет: то и другое человеческие отбросы

Правление Путина, как мы все помним, началось с сортирной темы. «Если террористов в туалете поймаем, то мы их и в сортире замочим», — заявил молодой премьер-преемник, объясняя свои принципы борьбы с терроризмом. Затем российский лидер, споря с оппонентами или опровергая чьи-то утверждения, неоднократно обращался к выделениям человеческого организма: соплям и слюням. «Из носа выковыряно и размазано по их бумажкам» — так, например, он прокомментировал журналистское расследование о его личном состоянии. Может быть, невольно, доставая из своего подсознательного, эти образы глава государства задал тренд — дал руководство к действию своим адептам.

Если российские оппозиционные активисты метали в представителей власти яйца и другие продукты питания, то адепты власти кидают в оппозиционеров продуктами пищеварения.

Если российские оппозиционные активисты метали в представителей власти яйца и другие продукты питания, то адепты власти кидают в оппозиционеров продуктами пищеварения.  Первые использовали символ жизни и энергии, вторые — распада и смерти. Кажется, в 2007-м, на Марше несогласных в Петербурге какой-то «наш» или «молодой гвардеец» вывалил мешок дерьма на Лимонова, который тогда ещё был объектом властной атаки; летом 2010 года в Астрахани жидкими фекалиями облили левого депутата Государственной думы Олега Шеина, теребившего местные власти, прочно повязанные с криминалом. Теперь вот объектом говённой атаки стала либеральная публицистка Латынина.

Когда начался скандал с выставкой «Джок Стерджес. Без смущения», спровоцированный ЖЖ-хабалкой Еленой Мироненко, я сразу подумал: дело без фекалий не обойдётся. Наверняка заявится в галерею какой-нибудь «казак» с дерьмом. Пришёл, правда, не «казак», а какой-то юноша, и не с дерьмом, а с мочой, которой он и полил произведение Стерджеса (весьма неоднозначного фотографа — но сейчас не об этом). Но то, что вместо продукта дефекации «неравнодушный гражданский активист» использовал продукт уринирования, в принципе дело не меняет: то и другое человеческие отбросы.

Я сейчас не обсуждаю творчество и заявления Латыниной или творчество Стерджеса. Я обсуждаю орудия борьбы адептов режима.

Фашисты очищали врага от его отходов; наши реакционеры поливают своим дерьмом всё вокруг, не испытывая при этом отвращения. А это, ещё раз повторю, и есть — копрофагия. Извращение.

Копрофагия во всей своей мерзости показана в последнем фильме Пьера Паоло Пазолини «Сало. Или 120 дней Содома», который считается антифашистским. Одна его часть так и называется — «Круг дерьма». Однако это отнюдь не антифашистская картина, так как в ней… не показан фашизм. Главные злодеи, которые заставляют жертв сидеть в чане с дерьмом, поедать дерьмо и сами едят его, смакуя — отнюдь не фашисты. Герцог, епископ, магистрат и президент — это обычные реакционеры. Столпы традиционного буржуазного общества, утвердившегося в нашей стране и превращающего человека в дерьмо. Капитализм убивает в людях их духовное начало, заставляя унижаться ради куска пирога, воевать с себе подобными за него. А человек, лишённый духа — это просто мешок с дерьмом. И всё.

И совершенно неважно под каким знаменем человек защищает утвердившийся в нашей стране олигархический строй: под православной хоругвью, под синим знаменем с медведем или триколором. В любом случае у него нет другого орудия защиты, кроме дерьма.

*Этот текст написан не в защиту Юлии Латыниной или организаторов выставки Джока Стерджеса. Просто они стали последними жертвами фекальных нападений, что и дало информационный повод эти нападения проанализировать.

Читайте также:

Дмитрий ЖВАНИЯ. Ватники шиворот-навыворот