15 августа 2016

Надежда ТИХОНОВА. Бьёт? Значит, судят!

Зачем нужен закон о профилактике семейного насилия

Надежда Тихонова

Надежда Тихонова

Ежегодно в результате домашнего насилия в России гибнет 12-14 тысяч женщин. По одной каждые сорок минут! Ужасает как сама цифра, так и тот факт, что наши соотечественницы становятся жертвами, казалось бы, их близких людей.

Домашнее насилие вспыхивает как в бедных семьях, так и в богатых, до него скатываются как образованные мужчины, так и те, что не посчитали для себя нужным получить «корочки». Конечно же, социально неблагополучные семьи, с низким достатком и невысоким уровнем культуры супругов, отличная питательная среда для домашнего насилия. Однако порой и вполне респектабельные мужчины не прочь почесать кулаки о своих жён.

Как правило, всё начинается с обычных ссор, а затем ругань перерастает и до рукоприкладства, которое оборачивается тяжёлыми травмами и даже смертью. И всё это происходит в закрытой для общества зоне – в семейной жизни. Минимален шанс того, что третье лицо станет свидетелем преступления и обратится в правоохранительные органы. Синяя Борода, несмотря на всю свою маниакальность, был вовсе не дурак: он убивал жён в собственном замке, а не на центральной городской площади. Возможно, его долголетие было обусловлено именно этой предусмотрительностью. И даже если вы каким-то чудом заметите в окне, как ваш сосед даёт пощёчину жене и та валится с ног, вы вряд ли побежите писать заявление в полицию. Ведь семейное дело, всё-таки… Вас это не касается!

Ежегодно в результате домашнего насилия в России гибнет 12-14 тысяч женщин. По одной каждые сорок минут!

Ежегодно в результате домашнего насилия в России гибнет 12-14 тысяч женщин. По одной каждые сорок минут!

Мораль российского общества — весьма заскорузлая, она насыщена стереотипами, порой весьма вредными. В этом мы должны сами себе честно признаться. До сих пор многие женщины считают, что, если «бьёт — значит, любит», а сами мужчины-насильники не воспринимают избиение собственной жены как нечто постыдное. В их глазах жена — скорее собственность, чем независимый человек. По их понятиям, брак накладывает ограничения на права супруги, а если она не собирается следовать установленным мужчиной предписаниям — применять штрафные санкции, то есть попросту доказывать правоту кулаками.

Мораль российского общества — весьма заскорузлая, она насыщена стереотипами, порой весьма вредными. В этом мы должны сами себе честно признаться. До сих пор многие женщины считают, что, если «бьёт — значит, любит»…

Жертвы насилия лишь в крайних случаях обращаются в правоохранительные органы. Их останавливают как собственные представления о семейной жизни, так и финансовая зависимость от своих сожителей — многие наши женщины не имеют средств, чтобы жить самостоятельно, и они боятся остаться без кормильца.

Казалось бы, именно государство должно взять на себя инициативу и показать обществу, что домашнее насилие — это серьёзная проблема, с которой можно и нужно бороться. Однако в правовой системе Российской Федерации до сих пор отсутствует закон, который бы защищал жертв насилия в семье.

Законы, адекватно квалифицирующие случаи насилия в семье и предусматривающие наказание за них, сегодня приняты уже в более чем 140 странах мира. В том числе на Украине и в Казахстане, где после введения подобного закона количество смертей от домашнего насилия сократилось на треть.

Согласно статистике, лишь около тридцати процентов женщин, регулярно подвергающихся домашнему насилию, обращаются в правоохранительные органы. Только три процента возбуждённых после таких обращений дел доходят до суда.

Зачем же нам нужен этот закон и как он работает? Согласно статистике, лишь около тридцати процентов женщин, регулярно подвергающихся домашнему насилию, обращаются в правоохранительные органы. Только три процента возбуждённых после таких обращений дел доходят до суда. Почему так происходит? Дело в том, что случаи насилия в семье могут быть квалифицированы только как побои или нанесение лёгкого вреда здоровью. В таких случаях полиция не имеет права возбуждать уголовное дело. А значит, жертва должна самостоятельно обратиться в мировой суд, а также правильно оформить все документы, что почти невозможно без юридического образования и знания уголовно-процессуального права.

Более того, женщина сама должна собирать доказательства нанесения вреда здоровью, находясь при этом под одной крышей с насильником! Это же невероятно тяжело психологически и почти неосуществимо! Разбирательство в таких случаях может идти и полгода. Жертва должна присутствовать на судебных заседаниях, а после возвращаться домой и спать под одной крышей с насильником. Далеко не каждая женщина может вынести подобное бремя, именно поэтому многие жертвы домашнего насилия смиряются со своей юдолью и пытаются как-то жить дальше.

В случае принятия закона о профилактике домашнего насилия побои в отношении близких лиц будут делом частно-публичного обвинения, а не частного. Благодаря этому после обычного заявления потерпевшей будет начинаться нормальный уголовный процесс — проверка заявления, возбуждение уголовного дела, его расследование, наказание виновных. То есть с плеч женщины будет снято непосильное бремя — расследовать обстоятельства правонарушения будет не она сама, а государство.

Не лишним будет напомнить ревнителям традиций, что ни одна из мировых религий не проповедует насилия над ближним. А в христианстве женщине отведена одна из центральных ролей — речь о Богородице.

Разговоры об этом законопроекте ведутся уже давно, многочисленные женские объединения регулярно пытаются вынести тему домашнего насилия в публичный дискурс. Уже несколько раз Государственная дума рассматривала законы, способные облегчить положение тысяч ущемляемых в правах женщин.

Однако как только до принятия столь необходимого закона остаётся совсем немного, по стране прокатывается волна пикетов с требованием не вносить «антисемейные поправки» в уголовный кодекс. Протестующие оперируют понятием «традиционные ценности» и указывают на возможность вторжения государства в личную жизнь человека. Возможно, причиной таких выступлений стала недостаточная осведомлённость граждан о сути закона. Полиция не сможет по собственному почину приходить в случайную квартиру и выяснять, не избивает ли Иван Николаевич Светлану Степановну. Проверка может быть назначена только после фиксации факта подачи заявления в правоохранительные органы со стороны жертвы насилия.

Ещё более абсурдны заявления о нарушении якобы традиционного, сложившегося на протяжении веков уклада семейной жизни. Начнём с того, что избиение невинного человека — однозначное зло, оправдать которое нельзя никакими устоявшимися нормами и псевдотрадициями. До 1861 года абсолютное большинство населения нашей страны не обладало личными правами: крестьянина можно было выпороть, продать, разлучить с семьёй. Это ведь тоже в некотором роде традиционный уклад, но тем не менее в результате эволюции общества нам удалось избавиться от этого постыдного неуважения к правам и свободам человека. Не лишним будет напомнить ревнителям традиций, что ни одна из мировых религий не проповедует насилия над ближним. А в христианстве женщине отведена одна из центральных ролей — речь о Богородице. Так о каких традициях вообще идёт речь? Ответа на этот вопрос противники закона о насилии в семье дать не могут.

Мы не имеем права стыдливо отводить глаза от чудовищного проявления насилия и отнекиваться нелепым «это дело семейное». Ценность человеческой жизни, достоинство человека должны стоять на первом месте всегда и везде.

Принятие закона должно стать лишь первым шагом на пути к установлению безопасности женщин и гуманизации общества. В будущем предстоит сделать ещё очень многое. Так, например, в нашей стране до сих пор не существует системы охранных ордеров, функционирующей во многих странах мира. Охранный ордер — документ, предназначенный для защиты от жестокого обращения и предоставления жертвам насилия в семье соответствующих форм правовой помощи. После правонарушения полицейские должны оперативно выдать ордер насильнику, тем самым продемонстрировав, что государство осуждает его действия, и если нарушения продолжатся, то он будет наказан по всей строгости закона. Также охранный ордер может временно запрещать нарушителю приближаться к жертве, что способно оградить её от преследования на время расследования дела.

Не менее важен и аспект предоставления жертвам домашнего насилия временного крова над головой. Многим женщинам, оказавшимся в сложной ситуации, попросту некуда идти. Не у всех есть родители или друзья, обладающие свободной жилплощадью. Именно для этого необходимо создавать больше так называемых «убежищ», где женщины могут получить постель и питание на то время, пока правоохранительные органы проводят разбирательство. Но в России, к сожалению, создано совсем немного подобных убежищ.

В нашей стране уважению к женщине учат ещё с самого раннего возраста. Все мы помним, как с затаённой улыбкой несли домой из детского сада самодельную поздравительную открытку ко Дню матери. Российская Федерация — одно из немногих государств, в которых официально празднуется Восьмое марта. Тем удивительнее, что многие мужчины находят в себе наглость поднять руку на женщину. Мы не имеем права стыдливо отводить глаза от чудовищного проявления насилия и отнекиваться нелепым «это дело семейное». Ценность человеческой жизни, достоинство человека должны стоять на первом месте всегда и везде.

Никто не собирается строить дома со стеклянными стенами, как в романе «Мы» Замятина. Просто те, кто ежедневно терпят физические и моральные унижения, должны иметь возможность безбоязненно обратиться за защитой и эту защиту получить.

От редакции:

В этом тексте мы рассмотрели самое распространённое проявление семейного насилия — мужа над женой. Однако семейное насилие не ограничивается только этим. Нельзя забывать о насилии родителей над детьми, которое некоторые наши сограждане тоже объявили «традиционной ценностью», насилии над стариками, неоказании им помощи, моральной травли одним членом семьи другого члена семьи и т.д. Все эти явления тоже можно будет пресекать с помощью закона о профилактике семейного насилия.