23 июля 2016

Алексей ЦВЕТКОВ. История культа золотого тельца продолжается

Алексей Цветков - левый публицист

Алексей Цветков — левый публицист

Левый экстремизм — не сахарок. Вот, например, Моисей удаляется на Синай, чтобы там встретиться с Богом и получить для народа своего все самые важные этические инструкции, а народ, оставшись без вождя, немедленно изготавливает себе золотого тельца и начинает пред ним молиться и приносить ему жертвы, провозглашая, что золотой идол — это бог, который «поднял нас из рабства».

Когда Моисей возвращается, то немедленно свергает тельца и репрессирует насмерть около трёх тысяч сторонников золотого идола, а потом отменяет этот капиталистический культ.

Это было очень по-левацки, чего уж там. Сейчас про такое говорят: «Может, вам и Пол Пот тогда нравится?».

Вскоре в этой каше Моисей умер. Фрейд доказывал, что его убили политические противники, чтобы одновременно избавиться от неудобного вождя и канонизировать его после смерти, создав безопасный и даже полезный культ.

Так это или нет, но поклонение золотому тельцу со временем (особенно после смерти Соломона) возобновилось вновь, правда, теперь телец понимался более компромиссно, не как божество, но как необходимый и потому приемлемый пьедестал для незримого Бога. Невидимый Бог как бы ехал на видимом быке верхом.

Народ, оставшись без вождя, немедленно изготавливает себе золотого тельца и начинает пред ним молиться и приносить ему жертвы, провозглашая, что золотой идол — это бог, который «поднял нас из рабства»

Народ, оставшись без вождя, немедленно изготавливает себе золотого тельца и начинает пред ним молиться и приносить ему жертвы, провозглашая, что золотой идол — это бог, который «поднял нас из рабства»

Иногда этот важнейший символ капитала как незаменимого средства для контакта и служения абсолютному началу, отливался как Баал (телец, дословно «хозяин»), а иногда как мощный бык Эл. Это тот самый бык, который стоит на Уолл-стрит, воплощая собой финансовую мощь правящего класса. И очень остроумно, что один из главных плакатов «Оккупай Уолл-стрит» изображал хрупкую балерину, зависшую будто в полете на спине этого самого быка. Таким образом дизайнеры «оккупая» как бы говорили: «Мы не революционеры, как Моисей, уничтоживший золотого тельца и три тысячи его поклонников; мы мягкие реформисты, как библейский царь Йаровам, при котором тельца объявили необходимым подножием для божества. Божество же у нас (т.е. высшие принципы и ценности) выглядит как балерина (высокая гуманистическая культура плюс феминизм, которым должен подчиниться и служить транснациональный капитал)».

При царе же Ахаве торговый культ золотого Баала стал центральным, но был осуждён пророками Илией, Осией и Елисеем, продолжавшими дело Моисея. Осуждение это не осталось в рамках отвлечённой критики и вскоре приняло вполне конкретные политические формы. Один из учеников Елисея благословил и направил восстание против действующей власти, увлекшейся золотым тельцом. Под сильным влиянием идей левого экстремизма восставшие убивают всю царскую семью, всех жрецов золотого идола, разрушают его алтарь и повсеместные культовые колонны, чтобы окончательно запретить поклонение капиталу.

Но и это ещё не всё. Дело в том, что корень «баал» («телец господа») остался во множестве имён и слов и потребовалась политическая реформа языка, вмешательство победивших противников тельца в устную и письменную речь, чтобы заменить везде, где раньше был «телец господа» на «стыд» и «глупость».

Да, Библия учит и спасает. Теоретически я мог бы написать либретто оперы об истории финикийского культа золотого тельца, которая продолжается до сих пор. Это была бы опера о корнях, шансах, результатах и методах такой опасной вещи, как левацкий экстремизм.

Страница автора в Facebook

Другие тексты автора:

Алексей ЦВЕТКОВ. Военная доблесть аристократов заменится научным энтузиазмом

Алексей ЦВЕТКОВ. Четыре права социал-демократии