17 июля 2016

Руслан КОСТЮК. Сближению России и Европы мешают консерваторы с обеих сторон

Размышления после «Петербургского диалога»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

В середине июля в «северной столице» России состоялся XV Форум «Петербургского диалога», главной задачей которого является налаживание конструктивного диалога между представителями всех сфер общественной жизни России и Германии.

Данный формат был запущен первоначально ещё в 2001 году и на сегодня «Петербургский диалог» остаётся, по сути дела, единственной серьёзной площадкой, на которой представители гражданского общества и неправительственных организаций РФ и ФРГ могут вести равноправный и продуктивный диалог и обмен мнениями.

«Петербургский диалог» даёт возможность обсуждать политическую, экономическую, научную, культурную и иные тематики. Поэтому не удивительно, что XV Форум привлёк интерес как у российских, так и немецких участников; из ФРГ в Петербург на мероприятие приехали в общей сложности около 180 человек.

С обеих сторон в мероприятии участвовали политики, общественные деятели, учёные, представители культуры и науки, журналисты и бизнесмены. Безусловно, уже само по себе достойное проведение XV Форума «Петербургского диалога» является очень позитивным и полезным событием, особенно если учесть непростой характер нынешних российско-германских отношений. Здесь можно добавить, что лишь за прошедший год под «крышей» «Петербургского диалога» состоялось 35 различных российско-германских мероприятий.

Консерваторы и у нас, и у них, как правило, не способны на уступки и компромиссы. Они желают именно добиться «полной победы» над своим геополитическим оппонентом

Консерваторы и у нас, и у них, как правило, не способны на уступки и компромиссы. Они желают именно добиться «полной победы» над своим геополитическим оппонентом

Сопредседатели «диалога» Виктор Зубков и Рональд Пофалла в своих выступлениях и на форуме, и перед прессой отмечали важность и значимость подобных мероприятий. По мнению Зубкова, «наша главная проблема сейчас — экономические сложности. Товарооборот между нашими странами, который достигал в 2012 году 80 миллиардов евро, упал почти вдвое… Это сейчас важно, остальное можно отнести к частным вопросам».

Для германской стороны, впрочем, не всё так прямолинейно. Бывший член правительства ФРГ Пофалла, представляющий христианских демократов, используя трибуну мероприятия, достаточно определённо высказался против государственной политики РФ в отношении Украины. Видимо, подобные заявления дают возможность некоторым журналистам назвать нынешний форум в городе на Неве «трудным» или «проблемным».

В основе конфликта между «коллективным Западом» и Россией вокруг Украины стоят — в первую очередь — не какие-то глубокие идеи, а геополитические противоречия. Собственно, мы сталкиваемся вновь и вновь, но уже в новейших условиях, с межимпериалистическими трениями и столкновениями.

И российским деятелям, занимающимся вопросами взаимоотношений с ФРГ, просто необходимо всё время держать в уме позицию германской стороны (при том, что в ФРГ, конечно, далеко до единогласия в отношении России). Можно согласиться с точкой зрения бывшего председателя Социал-демократической партии Германии (СДПГ), более 10 лет возглавлявшего земельное правительство Бранденбурга, Матиаса Платцека о том, что ныне в германо-российских отношениях «наступил ледниковый период». Очевидно, что в нынешних условиях целью «Петербургского диалога» должно стать потепление этого климата в двухсторонних отношениях.

Необходимость успешного проведения мероприятий, подобных «Петербургскому диалогу», в сегодняшних условиях невозможно переоценить. К сожалению, ещё раз приходится констатировать это, за два последних года заметно ухудшились политические и резко ослабли экономические отношения между РФ и подавляющим большинством стран ЕС, включая его неоспоримого лидера — Германию.

В чём коренятся поводы и причины происходящего — додумывать не надо; это очевидно. На мой взгляд, высшие руководители и РФ, и ФРГ несут свою долю ответственности за это, не только перед сегодняшним, но и будущими поколениями. Здесь, на мой взгляд, интересна вот какая вещь. Как известно, действия России в Крыму и Донбассе вызвали гневную реакцию самых разных стран и политических сил в ЕС. Но прежде всего это привело к явному ухудшению отношений между РФ и странами, где политику определяют консервативные и правоцентристские силы. Великобритания, Польша, Латвия, да и совсем ещё недавно «турецкий пример» (хоть и не связанный напрямую с украинскими делами) — подтверждений данного тезиса немало.

Наиболее глубоко геополитический конфликт проходит не с теми, кого в Западной Европе относят к левоцентризму.

Да, понятно, в основе конфликта между «коллективным Западом» и Россией вокруг Украины стоят — в первую очередь — не какие-то глубокие идеи, а геополитические противоречия. Собственно, мы сталкиваемся вновь и вновь, но уже в новейших условиях, с межимпериалистическими трениями и столкновениями. Но вот ведь что любопытно. Наиболее глубоко этот геополитический конфликт проходит не с теми, кого в Западной Европе относят к левоцентризму. Это и понятно: для социал-демократической культуры, как бы мы к ней не относились в плане внутренней политики, вовсе не характерна конфронтационность. Когда Маттео Ренци приезжает на Петербургский Экономический Форум, Франсуа Олланд заявляет о том, что «Россия не является ни угрозой, ни противником», а словацкий премьер-министр Роберт Фицо говорит о том, что «нам не нужны ни санкции, ни бряцание оружием», всё это звучит вполне обоснованно, логично.

А вот от своих «братьев по классу» Кремль получает, так сказать, иной мессидж. Именно для большинства консерваторов и правоцентристов в ЕС Россия является, по сути, враждебным государством. Да, эти политики тоже любят порассуждать о кризисе мультикультурализма, о «духовных скрепах», постоять в храмах со свечками, всё так. Но это не мешает им вести чётко ориентированную на Вашингтон проатлантистскую политику.

Всё вышесказанное относится и к Германии, где основная часть христианских демократов настроена на продолжение «санкционной войны». Один из лидеров ХДС Вольфганг Шойбле считает, что экономическое давление на Москву следует продолжить, а его сотоварищ по партии депутат Роберт Кизиветтер и вовсе квалифицирует РФ как «потенциального врага». Не менее резко настроены относительно России и праволибералы из Свободной демократической партии.

Именно для большинства консерваторов и правоцентристов в ЕС Россия является, по сути, враждебным государством. Да, эти политики тоже любят порассуждать о кризисе мультикультурализма, о «духовных скрепах», постоять в храмах со свечками…

Но ведь, если хорошенько разобраться, и в РФ консервативные круги, связанные с «Единой Россией», в последние пару лет постарались по максимуму ударить по имиджу Германии и лично канцлера Ангелы Меркель, а уж как провластные российские СМИ в последнее время поработали на данном направлении (чего стоит печально известная истерия по поводу «девочки Лизы!») — тоже всем хорошо известно.

Я тут делаю для себя вполне очевидный «классовый» вывод. Консерваторы и у нас, и у них, как правило, не способны на уступки и компромиссы. Они желают именно добиться «полной победы» над своим геополитическим оппонентом. Здесь ничего нового нет, ведь их исторические предшественники действовали точно так же. И в царской России, и в кайзеровской Германии.

Наоборот, на левом фланге немецкой политики мы наблюдаем стремление к диалогу, компромиссу и сближению. Если, конечно, вывести за скобки «Зелёных», не способных в силу идеологического детерминизма к выдвижению реалистических и конструктивных инициатив на «российском» направлении и оказавшихся потому в спирали «санкционного» восприятия России.

Думаю, всё это закономерно. Ведь реальное сближение между СССР и ФРГ после Второй мировой пошло в конце 1960-х-начале 1970-х, когда западногерманские консерваторы оказались уже в оппозиции. Леонид Брежнев и Вилли Брандт, знаковые фигуры международного коммунистического и социал-демократического движения своего времени, имели опыт Второй мировой. Оба были антифашистами, оба понимали, что во имя интересов советского народа и германской нации сотрудничеству СССР и ФРГ просто нет альтернативы. И ещё: будучи, безусловно, патриотами своей родины, эти государственные деятели, как не крути, были антиимпериалистами. Что вряд ли можем сказать о нынешних высших руководителях России и Германии.

Если же оставить историю в покое и обратиться к современности, то опять же мы можем говорить, что конструктивный подход в отношении к России идёт прежде всего с «левого фланга». Социал-демократический министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штанмайер признаёт, что без России невозможно сегодня решить ни одну серьёзную международную проблему. Он же в прошлом месяце со всей определённостью заявил: «Чего нам сейчас не следует делать, так это продолжать обострять ситуацию бряцанием оружием и боевыми кличами». Общенатовскую истерию не разделяет и вице-канцлер, председатель Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Зигмар Габриэль, уже не раз предлагавший и ФРГ, и всем странам ЕС встать на путь поэтапной отмены санкций — в соответствии с тем, как будут выполняться Минские соглашения.

Если же оставить историю в покое и обратиться к современности, то опять же мы можем говорить, что конструктивный подход в отношении к России идёт прежде всего с «левого фланга».

Ещё более жёсткая критика европейской политики по отношению к России идёт от левосоциалистической и антимилитаристской партии «Левые».  Недавно заместитель председателя «Левых» депутат Бундестага Тобиас Пфлюгер заявил: «Федеральное правительство делает серьёзную ошибку, участвуя в манёврах НАТО против России. Сценарии ведения войны вблизи российских границ являются безответственной провокацией… У нас нет альтернативы политическому урегулированию кризиса, который предлагает Минск-II». На съезде этой партии в мае 2016 года была принята резолюция, в которой, в частности, отмечалось: «Разумной европейской альтернативой являются отношения мира с Россией, ненасильственное урегулирование кризиса в Украине. Все политические и экономические санкции против России должны быть отменены». Но, с точки зрения «Левых», ФРГ должна также взять на себя инициативу в ЕС на «российском направлении». В противном случае, считают германские «Левые», «существует риск крупной войны в Европе, военного противостояния НАТО/США против России».

К огромному сожалению, действительно, милитаристская риторика сегодня раздаётся всё чаще, будем откровенны, с обеих сторон. Причём опять же исходит она прежде всего из воинствующих консервативных кругов либо стран-членов ЕС, либо Украины, либо РФ. Вот почему активный и объективно антивоенный дискурс немецких социал-демократов, левых, да и радикальных экологистов сегодня очень важен и своевременен. К огромному сожалению, «на противоходе» со стороны российских левых говорить не приходится. КПРФ и «Справедливая Россия» сегодня куда как больше заняты обличением натовской угрозы, чем поиском путей согласия с западноевропейским миром и с Германией в частности. Это не может не вызывать сожаления, но это же является объективной реальностью.

В роли «адвокатов» внешней, да и внутренней политики Кремля гораздо более рьяно выступают силы, относящиеся к крайне правому спектру.

Ещё, на мой взгляд, необходимо иметь в виду, что западноевропейские левые, выступая за преодоление логики санкций, в своём большинстве вовсе не солидаризируются с действиями Москвы в отношении Украины. В той же Германии в роли «адвокатов» внешней, да и внутренней политики Кремля гораздо более рьяно выступают силы, относящиеся к крайне правому спектру, будь то Альтернатива для Германии или Национал-демократическая партия Германии. За последние два с небольшим года в Париже и Сараево, Амстердаме и Брюсселе, Мадриде и Лиссабоне я регулярно в беседах с левыми политиками слышал, что политика Запада и ЕС в отношении нашей страны ошибочна и недальновидна. Но одновременно они же откровенно говорили, что для державы, претендующей на величие, негоже вести себя так, как ведёт российское государство в Крыму и Донбассе. И вот тут уже мы находим знаковое отличие от позиций, на которых стоят российские парламентские левые партии.

Ну а возвращаясь к началу данной статьи, я бы вновь хотел подчеркнуть, что в современных геополитических условиях действительно альтернативой взаимному диалогу и налаживанию сотрудничества в разных сферах может служить лишь новый виток конфронтации. Очевидно, что такой вариант вполне мог бы оказаться приемлемым для правоцентристских и консервативных сил. Но он ни в коем случае не является и не будет являться выгодным для сил социального прогресса. И в Германии, и в России, и во всей Европе.

Читайте также:

Руслан КОСТЮК. О долге социалиста. Или почему наш враг — не Европа

Руслан КОСТЮК. Социал-демократия — больной человек современной Европы