14 июня 2016

Руслан КОСТЮК. О долге социалиста. Или почему наш враг — не Европа

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

«Наш враг Европа» — под таким броским заголовком 31 мая вышла колонка руководителя Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василия Колташова на сайте «Рабкор». Вообще, в последнее время среди российского «левого народа» пнуть «зарубеж» стало своего рода хорошим тоном.

На различных массовых мероприятиях КПРФ можно много узнать о том, что США являются главным врагом российского народа, опереточная партия «Коммунисты России» нередко проводят антизападные перформансы. Да и «Справедливая Россия», несмотря на то, что состоит в Социалистическом интернационале, не чурается противопоставлять бездуховный Запад «Святой Руси». Поэтому заметка экономиста Василия Колташова в общем-то ложится на «добрую почву».

Из неё читатель узнаёт, что, оказывается, не Соединённые Штаты, «а ЕС, скорее всего, в ближайшие годы будет основным противником России». Ведь западноевропейская буржуазия и неолиберализм заинтересованы в дальнейшем ослаблении России. Вот почему «Европа в нынешнем политическом исполнении является врагом России», а, значит, по автору, следует как можно быстрее «разгромить» союзников Евросоюза в России.

Объективно в нынешних условиях антизападная риторика российских левых интеллектуалов как нельзя «кстати» играет в пользу тех консервативных и реакционных сил в РФ, которые контролируют медийное пространство и последовательно создают образ врага в виде «коварного Запада»

Объективно в нынешних условиях антизападная риторика Василия Колташова (на фото) и других российских левых интеллектуалов как нельзя «кстати» играет в пользу тех консервативных и реакционных сил в РФ, которые контролируют медийное пространство и последовательно создают образ врага в виде «коварного Запада»

Конечно, левый экономист Колташов несколько раз оговаривается: не европейцы, не народы, а именно ЕС как образование, выражающее интересы крупного капитала и транснациональных корпораций — вот наш истинный враг. И всё же…

Чем чаще и сильнее слышишь из уст левых интеллектуалов подобное, тем становится страшнее и тяжелее. Нет, вовсе не из-за ЕС приходится расстраиваться. В своё время я написал докторскую диссертацию на тему «французские левые и евростроительство». Так что лично для меня ещё со студенческой скамьи было очевидно, что изначально Европейское Сообщество в первую очередь служило интересам финансовой и промышленной буржуазии и современный ЕС, естественно, является коллективным воплощением европейского неолиберализма со всеми его сложностями и пороками. Я даже соглашусь с автором «антиевропейской» колонки в том, что еврократия всё меньше и меньше слушает народы, что она в своих интересах и во имя крупного капитала добилась унижения греческого народа. С этим, как говорится, не поспоришь.

Но я бы хотел перевести разговор в другое русло. Будучи историком европейского левого движения, я имею немало знакомых и друзей среди европейских троцкистов, радикальных социалистов, коммунистов, левых социал-демократов. Это разные люди, среди них есть университетские профессора, журналисты, «партократы», мэры и депутаты. Так вот: как бы они не относились к нынешней России, через призму «советских» воспоминаний или с учётом посткоммунистического опыта, я никогда (!) не слышал ни от кого от них что-то в духе «Россия — наш главный враг».

Хотя эти люди прекрасно понимают, что господствующая экономическая модель в России абсолютно антинародна, что социальная модель современной России совершенно неприемлема, что внешняя политика Москвы во многих случаях является проявлением империализма. Всё это мои западноевропейские левые приятели понимают и нередко откровенно мне об этом говорят. Но нет, они не бегают на митинги с чучелами Путина и не публикуют статьи, в которых кликушествуют насчёт «смертельной угрозы» русского капитализма. По этому поводу мой друг, член Национального бюро французской соцпартии Жерар Филош сказал: «Как бы то ни было, мы хорошо запомнили слова Карла Либкнехта о том, что главный враг сидит у тебя дома»… И правда, западноевропейские радикальные левые больше заняты противостоянием с внутренними оппонентами и противниками

Надо сказать, что и молодые коммунисты со своими «перформансами» на антизападные темы, и публицисты типа Колташова не забывают подвергать критике отечественный капитализм и политику властей. Это, конечно, хорошо, но объективно в нынешних условиях их риторика как нельзя «кстати» играет в пользу тех консервативных и реакционных сил в РФ, которые контролируют медийное пространство и последовательно создают образ врага в виде «коварного Запада».

Ну, в самом деле, зачем задумываться о том, что в стране нищая пенсия, олигархия по-прежнему правит бал в экономике, общество задыхается от политического маразма, а внешняя политика приобретает всё более милитаристский характер! Гораздо ведь легче в словах и делах объявить Запад и, в частности, ЕС главной угрозой России.

Любопытно при этом, что адепты подобного подхода ещё и критикуют Кремль за… мягкость по отношению к США и Западной Европе! Лично я думаю, что носители таких взглядов в большинстве случаев верят в их правильность. Это их право, но вот когда при этом они заявляют о приверженности интернационализму, мне становится, мягко говоря, неловко. Бог с ним, с Евросоюзом, опять же не хотел бы показаться его защитником. Но «интернационализм» подобных левых выглядит, скажем так, странно. Этот «интернационализм» не способен взять под сомнение внешнюю политику своей страны. Российские левые, как «официальные», так и «неофициальные», показали свою полную идейно-политическую беспомощность и слабость, когда речь шла о «пятидневной войне» 2008 года, присоединении Крыма или о бомбардировках Сирии.

Но в то же самое время эти же люди изо дня в день заявляют о своей верности марксизму и даже — нередко — о приверженности «делу Ленина». В этой связи я бы напомнил слова Ленина из работы «Социализм и война», написанной лидером большевиков почти сто лет назад: «Революционный класс в реакционной войне не может не желать поражения своего правительства, не может не видеть связи его… неудач с облегчением низвержения его».

Можно ли представить себе, что в начале ХХ века (прежде всего до начала Первой мировой) хоть большевики, хоть меньшевики, хоть эсеры могли осмелиться утверждать, что для русского государства, для российского общества именно «Европа» является главным врагом? При том, что они прекрасно осознавали, что западноевропейская политическая и социально-экономическая модель не является ни справедливой, ни подлинно народной, они в то же время прекрасно понимали, что та реальность, что существовала на их родине гораздо страшнее и хуже. И для них интернациональный долг социалиста не был пустым звуком ни в теории, ни на практике…

Другие колонки автора:

Социал-демократия — больной человек современной Европы

Скажи мне, кто твой друг…

Внешняя политика — ныне безыдейная область

Наши левые сами виноваты в своём поражении