3 октября 2015

Дмитрий ЖВАНИЯ. О выборочном пацифизме либералов и новой реконкисте

Jvania-futurism2-2Реакция российских либералов на российские бомбардировки в Сирии мне напомнила то, о чём писал Василий Аксёнов в книге «В поисках грустного бэби» — о выборочном пацифизме западной интеллигенции. Аксёнов — западник и антисоветчик, понятное дело, с сарказмом высмеивал, как западные левые пацифисты боролись против размещения в Западной Германии баллистических ракет «Першинг» и крылатых ракет, предпочитая не замечать тот факт, что НАТО это делает в ответ на развёртывание Советским Союзом баллистических ракет РСД-2.

Наши либералы — что те западные левые пацифисты. Стоило нашим самолётам нанести удар по окрестностям города Тельбис, близ Хомса, как они, наши либералы, начали выкладывать в свои страницы в социальных сетях фотографии раненых детей — якобы жертв российской бомбардировки. Будто ждали команды! И в этом сострадании есть что-то мерзкое. Как и в идеализме американских левых интеллигентов, о которых рассказывает Аксёнов. Но наши либералы ведут себя ещё более отвратительно.

Те американские пацифисты были уверены, что в СССР существует независимое антивоенное движение, которое борется против милитаризма своего правительства («Молодой человек был обескуражен и подавлен. “Неужели никогда в Советском Союзе не было вот такого, как наше, независимого от правительства, ралли?” — спросил он»).  А наши либералы, тиражируя жуткие фото, прекрасно знают, что дети гибнут не только под путинскими бомбами. Буквально накануне удара российских ВВС по целям в Сирии, ВВС Израиля бомбили Сектор Газа в ответ на обстрел ХАМАСом израильской территории. Но ни одной картинки последствий израильского удара на либеральных страницах я не обнаружил. А последствия бомбардировки Газа всегда катастрофичные из-за того, что это — один из самых густонаселённых уголков земного шара. Не выкладывали наши либералы и фото последствий бомбардировки ВВС НАТО Ливии, а до этого — Ирака, Афганистана, Сербии.

если Путин, преследуя свои интересы, поможет новой реконкисте, то что в этом плохого? Пусть бомбит «Исламского государство». Чем меньше будет извергов, которые отрезают людям головы перед видеокамерой и взрывают памятники культуры, тем лучше

Если Путин, преследуя свои интересы, поможет новой реконкисте, то что в этом плохого? Пусть бомбит «Исламского государство». Чем меньше будет извергов, которые отрезают людям головы перед видеокамерой и взрывают памятники культуры, тем лучше

С 24 марта по 10 июня 1999 года НАТОвская операция «Союзная сила» погубила свыше 1700 мирных жителей Сербии, в том числе почти 400 детей, порядка 10 тысяч человек получили серьёзные ранения. Для усмирения Югославии НАТО применяло кассетные бомбы. Без воды остались около 1 миллиона человек, 500 тысяч человек остались без работы, тысячи — без крыши над головой. Без вести, по данным ООН, пропал 821 человек, большинство из которых — сербы. Операция «Союзная сила» убивала людей и после своего окончания, так как НАТО использовало в боеприпасах радиоактивный обеднённый уран. Но наши либералы не протестовали против этого. А сейчас подняли голос за мир.

Нашим либералам надо определиться: если они пацифисты, им надо быть против любой войны; а если они осуждают те войны, которые развязывает Путин, плачут по их жертвам, но не замечают жертв бомбардировок НАТО, то они — группа поддержки западных правительств. Эдакие сетевые черлидеры демократического империализма. Я далёк от мысли, что нашими либералами движет корысть — надежда обрести грант Госдепа или отработать его. Такие «профессиональные либералы» в России есть, но их немного. Я уверен, что в большинстве своём наши либералы реагируют на рефлекторном уровне, исходя из принципа: «Что может быть доброго из Кремля?»

Этот феномен отлично описал всё тот же Аксёнов — либерал, западник и антикоммунист — в книге «В поисках грустного бэби»:

«Советская пропаганда за десятилетия своего существования настолько завралась, что начинает давать обратные результаты. Советские люди определённого сорта, а именно к этому “критически мыслящему” сорту относилось большинство эмигрантов, не верят ни одному её слову — ни лжи, ни клочкам правды, необходимым для усугубления лжи. Поэтому они не верят ничему плохому об Америке из того, что сообщают советские газеты и ТВ.

К примеру, если речь идёт о безработице в США (а эта речь, собственно говоря, ни на минуту не смолкает), критический советский человек обычно реагирует таким образом: эх, хорошо бы нам жить так, как живут эти американские безработные! Отчасти, между прочим, это соответствует действительности, отчасти не соответствует, но этой второй части для КСЧ (критический советский человек) благодаря советской пропаганде просто не существует.

При упоминании трущоб в американских городах КСЧ скептически улыбается: хотел бы я посмотреть на эти трущобы! Дворцы, наверное, в сравнении с нашими “хрущобами”! Это уже совсем не соответствует действительности. Советские “жилплощади” в большинстве своём хоть и тесны, но вполне доброкачественны, оборудованы удобствами и в сравнение с Бронксом не идут.

Когда советская печать пишет о высокой преступности или наркомании в США, КСЧ просто отмахивается: это всё их враки, это всё они нагло преувеличивают, лишь бы обосрать Америку!

В Москве стало уже привычным издеваться над советским телевидением, которое если и показывает какие-либо новости из США, то только лишь пожары, взрывы, авиакатастрофы, в лучшем случае стихийное бедствие. Люди не знают, что и американское телевидение именно такого рода событиями озабочено больше всего и меньше всего или совсем не заботится о “положительной информации”. Ну, посмотрите на них, улыбается КСЧ в адрес советского экрана, по ним, так в Америке вообще ничего нет, кроме несчастий.

Таким образом, в результате антиамериканской пропаганды в воображении КСЧ складывается образ Америки как идеального общества всеобщего процветания и романтики».

Многие наши либералы всё ещё живут той сказкой о «прекрасном Западе», от которого ждать ничего плохого нельзя в принципе. Только добро! Только комфорт и демократию, вежливые улыбки и декларацию прав человека. Какие радиоактивные бомбы! Вы что! А когда им не отпереться от преступлений «западной военщины», они обороняются весьма сомнительным образом, указывая на преступления Советского Союза, а теперь Путина.

С советскими преступлениями всё понятно, как и с преступлениями Путина. Просто пацифизм не может быть выборочным. Тот человек, который делит войны на справедливые и несправедливые — не пацифист. Я вот не пацифист. Я был против нападения НАТО на Югославию, прекрасно понимая, что ЮНА (Югославской народной армии) не отразить это нападение. Иначе бы я был за поражение НАТО в Югославии. Но через два года я бы на стороне НАТО против талибов, которые калечили девочек, обрезая им уши и обливая кислотой их лица только за то, что они учились в школе.

«Слова “антивоенное движение” ассоциируется с чем-то прекраснодушным — девушки втыкают гвоздики в дула винтовок, юноши жгут повестки, — но никак не с трупом в мутной реке. Противоречия между цветами и трупами нет. Противоречиво само понятие “антивоенное движение”: войну проще выиграть, чем остановить. И если ты против войны, то оставить её можно, только ускорив победу того дела, которое считаешь правым», — верно замечает кинокритик Михаил Трофименков в своём потрясающем исследовании «Кинотеатр военных действий» .

Я вот считаю, что в войне между Украиной и, будем говорить прямо, Россией правда на стороне Украины. Поэтому я не «против войны с Украиной». Я за победу Украины. А все эти либеральные марши «против войны с Украиной», устраиваемые, когда война эта была в самом разгаре, — либо лицемерие, либо наивность. Надо понимать, что Украина отстояла свою независимость силой оружия. И если ты за независимость Украины, значит, ты и за её оружие. Я за оружие Украины.

Каждая война конкретна. Только для пацифистов любая война — это глупость и подлость. «Занимайтесь любовью, а не войной!» — и всё такое прочее. К войне нельзя подходить с одними и теми же лекалами — как марксисты. Военная кампания России в Сирии тоже требует конкретной оценки. Многие эксперты (и либеральные в том числе) во многом правы, что Путин преследует утилитарные цели. Вряд ли, конечно, он пытается таким образом вернуть западное расположение к себе и вновь занять место среди «мировых лидеров». Если уже первые российские бомбардировки местности близ Хомса вызвали шквал западной критики, то чего ждать потом — по мере развития операции? Да, Путин заставил считаться с собой. Но это не значит, что он выйдет из изоляции, в которой оказался за то, что развязал агрессию против Украины. Эта изоляция, наоборот, может лишь укрепиться.

Понятно, что путинская пропаганда и её добровольные помощники будут использовать кампанию в Сирии как очередной способ сплачивания российского населения вокруг власти. Наши патриотические обыватели с наслаждением смотрят видеокадры, где зафиксировано, как российская авиация наносит «точечные удары» по позициям «Исламского государства». В современном мире война — всё больше пиар-технология, нежели война за ресурсы или территории.

Однако разве будет плохо, если удары российской авиации разобьют «Исламское государство»? Или хотя бы остановят его наступление? И не надо подозревать меня в обращении в «ватничество». Наоборот, я считаю себя европейцем. Я с 22 лет езжу по Европе. И хорошо вижу все язвы западного капитализма, чую их миазмы . Однако, несмотря на это, для меня западная цивилизация — лучший из миров. Другими словами: пока человечество не создало ничего лучше западной цивилизации. Создаст — будем обсуждать.

Одной из язв Запада является как раз ползучая conquista. Если взять человека из Нижнего Новгорода и чудесным образом перенести его, например, в парижский квартал близ станции метро «Барбес — Рошешуар», что на перекрестке девятого, десятого и восемнадцатого округов, он подумает, что очутился в Тунисе или Алжире. Марсель — это сейчас вообще арабский город. В таких кварталах и городах исламисты создают свои сети.

Министерство внутренних дел Франции заявляет, что из 60 миллионов граждан республики мусульмане составляют от четырёх до пяти миллионов. По другим данным, которые появляются в СМИ, их от 6-8 миллионов. «Как бы то ни было, в процессе просматривается очевидная динамика: число мусульман в стране за последние 30 лет возросло, тогда как католиков наоборот стало меньше», — признают авторы статьи в Le Monde Александр Пушар и Самюэль Лоран, которые как раз доказывают, что во Франции меньше последователей пророка Мухаммеда, чем принято считать.

Кстати говоря, сторонниками «политического ислама» часто становятся иммигранты второго, а то и третьего поколения из-за «кризиса идентичности»: они ещё не французы (или не англичане и т.д.), но уже не арабы (пакистанцы и т.д.). Им ничего не остаётся другого, как вспомнить о «религии предков». Отчасти подчёркнутый исламизм людей, которые приехали в Россию из Средней Азии, объясняется теми же причинами.

Наблюдается такая тенденция, как обращение в ислам «коренных французов». В 2012-м консультант Министерства внутренних дел по религиозным вопросам Бернар Годар заявил, что ежегодно во Франции происходит до четырёх тысяч таких обращений. Всего, по его данным, во Франции примерно 100 тысяч выходцев из христианских семей приняли «религию пророка». И за «Исламское государство» сейчас воюют многие люди европейского происхождения.

Не имея ничего против мусульман, я всё же думаю, что Европа не должна сдавать свои позиции: как светские, так и христианские. Когда в Испании испанского мальчика арабские сверстники избивают за то, что на перемене он решил съесть приготовленный для него мамой бутерброд с хамоном, это ненормально. Я знаю, о чём пишу — был неоднократно в Андалусии, где жили мои родственники. Это не пугалки. О случаях такого рода регулярно сообщает местная пресса.

Символично, что одна из армий в Сирии, которая противостоит правительственным войска Башара Асада называется «Армией завоевания» (Army of Conquest)… Это исламисты суннитского толка. Они воюют и  с «Исламским государством». Но в чём принципиальная разница между ними — мы пока точно не знаем. Но я знаю точно: на повестке дня новая реконкиста. С этим согласны многие мои европейские товарищи: французы, итальянцы и испанцы. Все они ждут нового крестового похода.

И если Путин, преследуя свои интересы, поможет новой реконкисте, то что в этом плохого? Пусть бомбит «Исламского государство». Врага надо бить в его логове, на его территории. Чем меньше будет извергов, которые отрезают людям головы перед видеокамерой и взрывают памятники культуры, тем лучше. И какая разница, кто их уничтожит. Примитивный довод? Допускаю, что да. Но попробуйте его опровергнуть.

Читайте также:

Дмитрий ЖВАНИЯ. «Апостол» — христианский ответ на мусульманское наступление

  • http://vk.com/id109585274 Александр Гажев

    Мысли отчасти правильные: белый человек, если хочет выжить должен, в конце концов, уничтожить черного!, В противном случае количество отрезанных европейских голов пойдут на миллионы.