25 сентября 2015

Алексей ЛАПШИН: Радикального политического разрыва между 90-ми и двухтысячными не существует

Lapshin4-1Попытка так или иначе противопоставить 90-годы и нынешние реалии делается далеко не впервые. Причём к данному приёму прибегали разные политические лагеря, соответственно давая при сравнении противоположные оценки. Одни видят в 90-х лишь сплошную катастрофу, выбраться из которой, и то не полностью, удалось лишь в последние годы; другие — рассматривают «ельцинский» период как эпоху надежд, растоптанных после прихода к власти ставленника спецслужб Путина.

С определёнными оговорками первую точку зрения можно условно назвать патриотической, вторую — либеральной. Я подчёркиваю: назвать именно «условно», поскольку термины «либералы», «патриоты» в нашей стране стали почти такими же далёкими от свой сути как слова «фашисты», «большевики». Теперь они чаще всего употребляются разного рода демагогами с целью политических манипуляций.

Диаметрально противоположные оценки налицо и в проходящей сейчас в ФБ акции. Если же абстрагироваться от митинговых предпочтений, станет совершенно очевидно, что никакого радикального политического разрыва между 90-ми и двухтысячными не существует. «Ельцинский -либеральный» и «путинский-патриотический» периоды — звенья одной цепи, разные этапы формирования номенклатурно-олигархической системы.

Не нужно думать, что Путин прервал демократическое развитие России. Он лишь довёл до логического конца чётко обозначившиеся в 90-годы тенденции

Не нужно думать, что Путин прервал демократическое развитие России. Он лишь довёл до логического конца чётко обозначившиеся в 90-годы тенденции

Начала эта система складываться ещё при Горбачёве, под конец перестройки. Логика её развития от либерального постсоветского хаоса к диктатуре была неумолима. Не нужно думать, что Путин прервал демократическое развитие России. Он лишь довёл до логического конца чётко обозначившиеся в 90-годы тенденции.

Впрочем, по всей видимости, и это ещё не предел. Остановить формирование номенклатурно-олигархической системы могла только революция, но её по целому ряду объективных и субъективных причин не случилось.

Другое дело, что в для кого-то лихие, для кого-то голодные 90-е общественная жизнь ещё не была подавлена государством. Отсюда относительная демократия той поры, которая многими теперь вспоминается с ностальгией. Однако не следует забывать, что и предпосылки к ликвидации этой относительной демократии также созрели именно в то время.

Сегодняшний угар патриотической пропаганды вовсе не означает сущностной трансформации власти. Несмотря на изменение политической ситуации, паразитическая суть номенклатурно-олигархической системы остаётся такой же как и пятнадцать лет назад. Меняется в сторону всё большего ужесточения форма её контроля над обществом. Сравнительно же сытые двухтысячные годы вновь могут смениться нуждой.

Блог автора

  • http://vk.com/id198056950 Вячеслав Красавин

    Так и вестимо! С двадцатидвухлетием, режим! Так вот, то, что было у нас в 90-х и в начале 2000-х годов, называется в мировой терминологии «диктобланда». Это когда реально существуют политические свободы и проводятся выборы, но невозможна демократическая смена власти и «курса реформ». Потому, что за вольготным будто бы фасадом стоял диктаторский механизм. Суть его в том, что, в случае противоречия между указаниями первого лица и законом, верхушка силовиков будет следовать не законам, а указаниям первого лица. Потому-то и к власти посредством выборов не могло придти не только какое-то там левое правительство, но и другая буржуазная группировка. Ну, а потом, конечно, мелкими шажками, формы контроля системы над обществом весьма ужесточились. Что и можно было предвидеть еще в 1993 году.