26 августа 2015

Руслан КОСТЮК. Что я увидел на западных рубежах России

Доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ Руслан Костюк: "

Доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ Руслан Костюк

Уже достаточно давно я планировал побывать в Калининградской области. Мой покойный отец, Василий Владимирович Костюк, в двадцатилетнем возрасте весной 1945 года, будучи младшим военно-морским офицером, принимал участие в штурме Кёнигсберга, высадке десанта в Пиллау, морских боях за Восточную Пруссию. Папа немало рассказывал о разрушенном (более чем на две трети, согласно историкам) центре Восточной Пруссии Кёнигсберге, о мирных жителях-немцах, боявшихся советских солдат, о разбежавшихся в дни битвы за Кёнигсберг зверях знаменитого на всю Европу зоопарка…

Разумеется, всё это уже в прошлом. Самый (наряду с Южным Сахалином и Курилами) поздний присоединённый к России регион, Калининградская область, сегодня мало чем напоминает былую германскую Восточную Пруссию.

Хотя справедливости ради следует отметить, что если в советские годы «немецкость» Калининградской области или игнорировалась, или преодолевалась, то в последние годы там имеет место определённый ренессанс всего относящегося к историческим корням Кёнигсберга и прибрежных городов.

В Калининграде нередко рестораторы переименовывают свои кафешки и рестораны в названия, какие в прошлые века имели место в том или ином здании; во всех музеях города имеются постоянно действующие выставки фотографий или картин, одежды или предметов быта из различных периодов немецкой истории Восточной Пруссии. Реставрируются старые «немецкие» башни и ворота, в них опять же открываются исторические выставки. Калининградцы берегут историю своего города и края, понимая, что она началась, конечно же, не в 1945 году и, по большей части, имеет всё же «германское измерение».

Географическое положение самого западного региона РФ, не имеющего общей границы ни с одним из других регионов страны, но зато замкнутого на юго-восточном побережье Балтики между Польшей и Литвой, делает повседневную жизнь калининградцев не совсем обычной

Географическое положение самого западного региона РФ, не имеющего общей границы ни с одним из других регионов страны, но зато замкнутого на юго-восточном побережье Балтики между Польшей и Литвой, делает повседневную жизнь калининградцев не совсем обычной

Географическое положение самого западного региона РФ, не имеющего общей границы ни с одним из других регионов страны, но зато замкнутого на юго-восточном побережье Балтики между Польшей и Литвой, делает повседневную жизнь калининградцев не совсем обычной с точки зрения всей остальной российской провинции.

Мы все помним, с каким трудом и скрипом РФ заключала с ЕС после его расширения на Восток, соглашение, касающееся передвижения жителей самой западной русской области. Это в самом деле вопрос стратегический для калининградцев.

Статистика свидетельствует, что более половины молодых калининградцев ни разу в жизни не выезжали в «большую Россию», но одновременно почти все они бывали — и не раз — в Литве, Польше, других странах ЕС.

Для жителей области действует правило о безвизовом пересечении польской или литовской границы, оно «покрывает» территорию в 200 километров от российской границы. Но и получить обыкновенную многоразовую шенгенгскую визу в польском, литовском или германском визовых центрах на «русской Балтике» ничуть не сложнее, чем в Петербурге получить такую же визу в аналогичных финских центрах.

Самый (наряду с Южным Сахалином и Курилами) поздний присоединённый к России регион, Калининградская область, сегодня мало чем напоминает былую германскую Восточную Пруссию

Самый (наряду с Южным Сахалином и Курилами) поздний присоединённый к России регион, Калининградская область, сегодня мало чем напоминает былую германскую Восточную Пруссию

Для меня лично было интересно понять: как при нынешней сильно распространённой в российском обществе антизападной истерии в области, граничащей по суше лишь с двумя натовскими странами (при этом такими, как Польша и Литва, власти и общественное мнение которых настроены по отношению к России, мягко говоря, не слишком дружески), обычные жители Калининградской области воспринимают всё это? Мы же немало слышали об увеличении численности вооружённых сил в регионе, о новых «Искандерах»…

Так вот: насколько я могу судить по своему 10-дневному пребыванию в Калининградской области, никакого серьёзного опасения в отношении агрессивности своих балтийских соседей у рядовых жителей Калининграда и области нет.

Вряд ли обоснованно обвинять жителей западного форпоста РФ в антипатриотизме, но реальность такова, что и в прошлом, и сейчас они предпочитают закупаться в приграничных городках Польши. Так что народное отношении калининградцев к продуктовому эмбарго соответствующее.

То, что значительная часть калининградцев, даже несмотря на заметное падение курса рубля, предпочитает покупать продукты питания в Польше, а не в своём регионе, симптоматично. Это логично, когда швейцарцы покупают продукты питания в Германии, а немцы — в Польше. Всё-таки уровень жизни и цен в Швейцарии выше, чем в ФРГ, в а Германии — чем в Польше.

Если в советские годы «немецкость» Калининградской области или игнорировалась, или преодолевалась, то в последние годы там имеет место определённый ренессанс всего относящегося к историческим корням Кёнигсберга и прибрежных городов

Если в советские годы «немецкость» Калининградской области или игнорировалась, или преодолевалась, то в последние годы там имеет место определённый ренессанс всего относящегося к историческим корням Кёнигсберга и прибрежных городов

В нашем случае всё наоборот: уровень средних доходов и зарплат в Польше, безусловно, выше, чем в РФ. И тем не менее не поляки едут в калининградские супермаркеты, а, наоборот, жители этой области едут в польские магазины… Поскольку речь идёт не о частных случаях, а о массовом явлении (а не так ли на российско-финском направлении?), не говорит ли это не только даже о крахе политики эмбарго как таковой, а вообще о крахе нынешней сельскохозяйственной государственной политики в России?

Есть, на мой взгляд, и ещё одно немаловажное — «политическое» — последствие активных поездок калининградцев к восточноевропейским соседям. Оказываясь в Польше, Литве или Германии, они видят общества, пусть имеющие серьёзные проблемы, но неприемлющие сакрализации власти; страны, где регулярно происходит смена политических элит и лагерей, находящихся у власти.

Реальное знакомство с этими азбучными политическими реалиями «зарубежной Европы» по-своему просвещает жителей самой западной области. Недавно на выборах в один из райсоветов региона не был избран ни один (!) из представителей партии ЕР. Возможно ли такое в каком-либо «среднерусском» регионе? Вряд ли. Вот я, находясь на отдыхе в курортном городке Зеленоградске вместе со своей мамой, узнал, что на сентябрьских местных выборах представители «партии власти» предпочитают теперь не афишировать своё членство в «Единой России», баллотируясь в одномандатных округах как независимые выдвиженцы.

Для жителей Калининградской области действует правило о безвизовом пересечении польской или литовской границы, оно «покрывает» территорию в 200 километров от российской границы

Для жителей Калининградской области действует правило о безвизовом пересечении польской или литовской границы, оно «покрывает» территорию в 200 километров от российской границы

Как известно, на минувший день ВМФ Президент России находился в Балтийске, где принимал морской парад, после которого заявил, что необходимо помогать совершенствовать инфраструктуру Калининградской области, привлекая сюда внутренний туризм. Слова абсолютно правильные. Калиниградская область имеет мягкий климат, в областном центре гости региона могут познакомиться с восстановленными памятниками европейского средневековья и интересными музеями. В Калиниграде уже наполовину построен музей мирового океана, который к 2018 году должен стать самым крупным в стране океанографическим музеем. Для детей в городе и области немало аттракционов, в областном центре функционирует богатый представителями фауны зоопарк. Многие приморские городки области, например, Светлогорск и Зеленоградск, круглогодично принимают туристов со всех концов России (и отметим, что цены на отдых здесь всё же ниже, чем, скажем, на Черноморском побережье). Наконец, рядом имеется национальный природный парк «Куршская коса» со своими замечательными дюнами и богатыми рукотворными лесами.

Доставшись нашей стране как военный трофей семь десятилетий назад, Калининградский регион достоин того, чтобы постоянно улучшаться и обновляться. «Русская Балтика», не имеющая границ с «большой Россией», обречена быть «особым» регионом, со своей специальной экономической зоной и самобытной ментальностью местных жителей. Что ж, этот нюанс ещё один раз подтверждает, сколь велика и непохожа наша страна…