29 июля 2015

Дмитрий ЖВАНИЯ. Очередные сопли о «неразумном быдле»

Jvania-scifoЭто, конечно, здорово, что в человеческом болоте под названием «российское общество» находятся люди, которые выходят на митинги. В Петербурге такие люди в наличии тоже. Целые «инициативные группы» есть. Но все они застыли на этапе «наивного монархизма». Попросить, иногда слёзно, Путина вмешаться в дело и обуздать зарвавшихся «бояр» — вот пока максимум, на что способны «инициативные граждане». Почему?

Сегодня я получил пресс-релиз от инициативной группы, которая защищает Удельный парк, о её митинге 27 июля. «Просим Вас вмешаться в недопустимую ситуацию, сложившуюся с принятием и утверждением городского законодательства по градостроительному планированию», — обращаются участники митинга к Путину.

Напомню, что ситуация сложилась вопиющая. Через Удельный парк, который является объектом культурного наследия, разработчики Генерального плана развития Санкт-Петербурга решили проложить автомагистраль, которая должна связать Приозерское шоссе с центром города. Если это произойдет, парк лишится березовой рощи, посаженной в послевоенные годы, и редчайшей чёрная ольхи. Чёрная ольха напоминает, как выглядела местная флора допетровских времён. Раньше зарослями чёрной ольхи были покрыты Васильевский, Петроградский, Адмиралтейский, Безымянный острова, а сейчас она есть только в Удельном парке, в Стрельне и Петродворце… Всего парк потеряет 5-7 га зелёных насаждений.

Через Удельный парк, который является объектом культурного наследия, разработчики Генерального плана развития Санкт-Петербурга решили проложить автомагистраль, которая должна связать Приозерское шоссе с центром города

Через Удельный парк, который является объектом культурного наследия, разработчики Генерального плана развития Санкт-Петербурга решили проложить автомагистраль, которая должна связать Приозерское шоссе с центром города

Парк стали разбивать ещё при Петре I, часть его территории он отвёл под выращивание корабельной сосны. «Бредёшь по этому красивейшему парку, кругом — древнейшие сосны, дубы, берёзы. А вот редкое растение, называемое в народе недотрогой или бешеным огурцом… Повсюду — малина. Дети бегают по парку, копошатся в малиннике, срывают ягоды, трогают “огурцы”. Говорят, это сорняки. Однако сорняками здесь скорее кажутся несуразные постройки, “откусившие” от парка ценный лес», — описывает свои впечатления от посещения парка корреспондент «БалтИнфо» Инга Слажинскайте.

И вот теперь Удельный парк уничтожают ради того, чтобы «разгрузить город», загруженный во многом из-за идиотского человеческого тщеславия: лишь бы ездить в личной капсуле, а не на общественном транспорте.

«Строительство автодороги через парк приведёт не только вырубке деревьев, но и заметно нарушит экосистему. И это отразится не только на территории дороги, но и на прилегающей территории не менее, чем в два раза больше её, — объясняет доцент факультета географии и геоэкологии Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ), кандидат географических наук Григорий Исаченко. — Удельный парк — это уникальная зеленая зона. Здесь сохранилась первозданная природа. Есть много старых деревьев, некоторым из которых около 150 лет».

 Удельный парк уничтожают ради того, чтобы «разгрузить город», загруженный во многом из-за идиотского человеческого тщеславия: лишь бы ездить в личной капсуле, а не на общественном транспорте

Удельный парк уничтожают ради того, чтобы «разгрузить город», загруженный во многом из-за идиотского человеческого тщеславия: лишь бы ездить в личной капсуле, а не на общественном транспорте

Борьба за парк идёт с 2012 года. Его защищают не только «простые горожане», но и целая группа депутатов городского Законодательного собрания, видные эксперты (географы, экологи, ботаники), политические активисты. Городские власти вроде «дали заднюю» — пообещали пересмотреть проект. Но, похоже, слово не сдержали.

«Разработчики, СПб КГУ “НИПЦ Генплана СПб”, а также законодательная и исполнительная власти Санкт-Петербурга, принимая значимые решения, открыто игнорируют мнение и пожелания жителей. Так, несмотря на протесты и тысячи подписей, переведён в зону деловой застройки центр парка Малиновка, оставлен в улично-дорожной сети участок под трассу в Удельном парке, в нарушение закона перезонирована территория водного объекта — Кондакопшинского болота, попали под застройку десятки городских скверов. Мы возмущены и шокированы подобной позицией властей, лишивших нас, граждан страны и жителей Санкт-Петербурга, права голоса в принятии знаковых решений», — сетуют защитники Удельного парка в обращению к главе государства.

Неужели они всерьёз надеются, что Путин им поможет? Ведь была же история с вырубкой Химкинского леса. Общественность просила Путина остановить её. «Юра-музыкант» поднимал вопрос о Химкинском лесе, когда встречался с Путиным в составе делегации творческой интеллигенции. И ничего. Защитников леса избивали нанятые властью футбольные хулиганы, работяги давили их бульдозерами. Но стоило анархистам провести акцию у администрации Химок, как власть начала кричать об экстремизме и фактически взяла в заложники участников акции — анархистов Максима Солопова и Алексей Гаскарова.

Я ещё понимаю, когда на Путина надеется какой-нибудь пенсионер из рабочего городка Коммунар, где по решению областных властей закрыта больница. Путин-то не знает об этом! А как узнает, так даст распоряжение — и больница вновь заработает. И вот он пишет письмо «на Кремль»… Кстати говоря, такое письмо самый смелый пенсионер Коммунара, может быть, даже ветеран, написал ещё два с половиной года назад, но больницы в Коммунаре так и нет.

Мы, сотрудники Комиссариата социальной мобилизации, пытались расшевелить жителей Коммунара, чтобы они сами боролись за возобновление работы больницы. Но как только речь заходила об организации митинга, согласованного властями, местные активисты (активные в основном в Сети) начинали испуганно мотать головой: «Нет, нет, нет… боимся». А простые жители городка костерили местные власти, обвиняли их в воровстве… и всё.

Подписи под петициями ставят тысячи, десятки тысяч сочувствуют, но из-за трусости подписи не ставят, а на митинги выходят десятки. Конечно, их сил недостаточно, чтобы испугать власть

Подписи под петициями ставят тысячи, десятки тысяч сочувствуют, но из-за трусости подписи не ставят, а на митинги выходят десятки. Конечно, их сил недостаточно, чтобы испугать власть

Но борьбой против вырубки Удельного парка руководят отнюдь не наивные пенсионеры, а искушённые политики… Вот 27 июля в Удельном парке с трибуны выступали Борис Вишневский, известный в городе либеральный журналист, обладатель Гран-при конкурса «Золотое перо», депутат городского Законодательного собрания, городской депутат Александр Кобринский, председатель регионального отделения партии «Яблоко», депутат ЗАКСа трёх созывов Михаил Амосов, левые активисты Григорий Касьянов и Александр Комельков, но результат тот же — обращение к Путину с описанием проблемы…

Как убого выглядит этот наш «наивный монархизм» на фоне, например, акции французских фермеров (которые возмущены вовсе не санкциями против России, как подают наши СМИ, а тем, что крупные сети покупают продукты не у них, а по дешёвке за границей).

Подписи под петициями ставят тысячи, десятки тысяч сочувствуют, но из-за трусости подписи не ставят, а на митинги выходят десятки — самые неравнодушные. Конечно, их сил недостаточно, чтобы испугать власть. И они вынуждены к этой власти обращаться в надежде, что она, власть, прозреет. На народ-то надежды нет. А власть уже поднаторела в искусстве общения с «городскими сумасшедшими» (нормальные-то люди понимают, что дорога нужна — а то ведь пробки!). Она играет с ними, как мой кот с игрушечными мышками.

И вот мы лишаемся, один за другим, исторических зданий, парков, садов, получая взамен парковки и торговые центры. Ведь ТК заменили советские ДК. Народ потребляет и радуется. Вроде кризис на дворе, а в петербургской «Галерее» (не картинной, а торговой) — битком! Люди разглядывают товары, словно картины. Товары даже лучше. Их можно померить. А с музейными экспонатами тактильный контакт запрещён.

Я понимаю, что этот мой текст — заполнение эфира. Переливание из пустого в порожний. В сотый раз. Очередные интеллигентские сопли о «неразумном быдле». Но ведь действительно достало.  В любой другой стране, снеси застройщик под шумок дом, вроде нашего дома Рогова, на улицы вышли бы тысячи людей, а офис застройщика бы, боюсь, пострадал. А у нас снесли — и наплевать. Не моё — не жалко. Вот когда дачный сосед изгородь переставит так, что прирежет себе 50 сантиметров лишней территории, то тогда начинается пограничная война «за свою землю»…

Я пока не нашёл объяснения поведению сограждан. Но догадки есть: наверное, исконный русский страх перед властью перерос в социальное равнодушие, а то и в просто социальный дебилизм. Тем более, что своё равнодушие сегодня каждый дурак может прикрыть футболкой с «самым вежливым из людей».