28 июля 2015

Дмитрий КАРАСЁВ. Воинствующий атеизм превращает левых в маргиналов

KarasevИдея этой статьи родилась у меня во время событий в парке «Торфяная гора», в Лосиноостровском районе Москвы. В парке развивается СОЦИАЛЬНЫЙ протест местных жителей против стройки храма на территории парка. При том что протестующие в большинстве своём — люди верующие, и борются они лишь за то, чтобы стройку храма перенесли на ближайший пустырь — 200 метров поодаль.

Однако многие мои товарищи, не найдя в протесте антирелигиозной подоплеки, заявили: «Это не наш протест. Ведь и с той — и с той стороны верующие». А я сидел и думал: «Так не достичь победы. Мы должны говорить с народом на одном языке, а не только с олдовыми коммунистами».

Мы не должны становиться страшилкой для народа, борясь с его основными ценностями. И СОЦИАЛЬНЫЙ протест нужно поддерживать, даже если он не носит «АНТИРЕЛИГИОЗНЫЙ» характер. Думаю, если бы вместо храма хотели строить торговый центр, то не у кого ни возникло бы сомнений: поддерживать протест или нет.

При всей моей отрицательной оценке Русской православной церкви (РПЦ) и религий вообще (хотя и атеистом меня не назовешь: «Лучшая вера — это вера без религии, будь собой — и Бог тебя помилует»), считаю, что российским левым жизненно необходимо научиться работать в правой среде.

Самое главное — нам не придётся лгать, как врут церковники и псевдопатриоты. Когда народ не трогают такие понятия, как «перманентная революция», «прибавочный капитал», когда воинствующий атеизм вызывает у него отторжение, не надо выставлять всё это на передний план. Если не можешь говорить с народом на его языке, лучше промолчи.

«Теология освобождения» — по сути, левая интерпретация христианства

«Теология освобождения» — по сути, левая интерпретация христианства

Среди обычных людей, а не среди фанатиков, вести пропаганду вполне реально, ссылаясь именно на Священное писание. Например, о прибавочном капитале впервые упоминается в… Новом завете:«Послушайте вы, богатые: плачьте и рыдайте о бедствиях ваших, находящих на вас»; «Богатство ваше сгнило, и одежды ваши изъедены молью»; «Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина их будет свидетельством против вас и съест плоть вашу, как огонь: вы собрали себе сокровище на последние дни»; «Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа»; «Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как бы на день заклания».

«Он (Иисус) был со мной в трудные времена, в самые страшные моменты жизни. Иисус Христос, несомненно, был исторической фигурой — он был повстанцем, одним из наших, антиимпериалистов. Он восстал против Римской империи. Ибо кто мог бы сказать, что Иисус был капиталистом? Нет. Иуда был капиталистом, взяв свои сребреники! Христос был революционером. Он восстал против религиозных иерархий. Он восстал против экономической власти того времени. Он предпочёл смерть для защиты своих гуманистических идеалов, и он жаждал перемен. Он был нашим Иисусом Христом» — это слова лидера боливарианского социализма Уго Чавеса.

Следует отметить успешность такого подхода в Латинской Америке, где набрало весьма популярно «теология освобождения» — по сути, левая интерпретация христианства.

Многие латиноамериканские священники брали в руки оружие. Некоторые из них, например, колумбийский падре Камило Торрес (1929 — 1966), погибли в борьбе с диктатурами. Другие, как бразильский католический епископ Элдер Камара, посвятили жизнь борьбе за права угнетённых. «Горе христианству, если в массах создастся впечатление, что их тяжёлое положение — это следствие того, что христианство было заодно с богатыми и имущими», — говорил Камара.

«Он (Иисус) был со мной в трудные времена, в самые страшные моменты жизни", - говорил Уго Чавес

«Он (Иисус) был со мной в трудные времена, в самые страшные моменты жизни», — говорил Уго Чавес

«Мой долг как священника — сделать всё, чтобы люди встретились с Богом, а для этого самый эффективный путь — сделать так, чтобы люди служили народу по совести. Я не стремлюсь агитировать своих братьев-коммунистов, пытаясь побудить их принять христианское учение и практиковать церковный культ. Но я требую, чтобы все люди действовали по совести», — говорил Камило Торрес.

Надо понимать, что русская революция 1917 года, носившая антирелигиозный характер, произошла в тот исторический момент, когда РПЦ полностью дискредитировала себя, поддерживая много веков угнетателей народа. Поэтому, когда народ восстал и победил, церковники попали под раздачу.

Однако надо помнить, что первые социальные протесты происходили именно в виде ересей. Людей вдохновляла идея божественного воплощения и страдания Христа ради спасения всех людей. Поэтому-то, как верно отмечал Карл Маркс, «все выраженные в общей форме нападки на феодализм и прежде всего нападки на церковь, все революционные — социальные и политические — доктрины должны были по преимуществу представлять из себя… богословские ереси». Если бы Степан Разин или Емельян Пугачёв вели пропаганду воинствующего атеизма, их бы народ разорвал в клочья.

Мы можем и должны воевать с РПЦ или любой конкретной церковью, разоблачая их ложь. Но бороться с ними, поднимая флаг воинствующего атеизма, значит отталкивать от себя большинство народа. Воинствующий атеизм превращает левых в маргиналов. Религиозным людям необходимо донести мысль Камило Торреса: «Обязанность каждого христианина — быть революционером. Обязанность каждого революционера — вершить РЕВОЛЮЦИЮ!»

Иисус сам сказал, каким должно быть отношение к церкви: «На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают» (Мф.23:2).

Читайте также:

Кирилл ВАСИЛЬЕВ. Дон Камило — красный еретик

Камило ТОРРЕС: «Не служат ближнему, давая ему старые ботинки»

Дмитрий ЖВАНИЯ. Клерикализация – отвлекающий манёвр власти