15 июля 2015

Руслан КОСТЮК. Суверенизм против глобализма — новые серии впереди

Руслан КОСТЮК,  доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ Руслан Костюк: "

Доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ Руслан Костюк

Без преувеличения можно сказать, что референдум 5 июля в Греции явился главным медийным событием для всей Европы. Безусловно, главным бенифициарием сейчас выходит левое правительство во главе с Алексом Ципрасом, но это, так сказать, в национальном масштабе. Тем более, что говорить о победителях в ситуации «разорванной в клочья» финансовой системы, когда потребитель может рассчитывать то ли на 60, то ли на 20 евро в сутки из «глотки» банкомата, как-то не приходится.

Если же рассматривать результаты (да и сам факт) недавнего плебисцита в общеевропейском контексте, на ум приходят несколько иные мысли. Ципрас после победы правительственной точки зрения 5 июля заявил о том, что отныне открывается перспектива борьбы за подлинно гражданскую Европу народов, альтернативную неолиберализму. При всей симпатии и солидарных чувствах к греческим радикальным левым тут мне почему-то вспомнилась старая арабская пословица: «Грудь колесом, а в кармане луковица». В том смысле, что более чем с 300-миллиардным (в евро) долгом мечтать о социальной Европе, конечно, можно, но будет ли толк?

Разумеется, практически все радикальные левые политики в ЕС приветствовали победу «Нет» на греческом референдуме. Председатель Партии европейских левых Пьер Лоран заявил, например, что «Греция заслуживает списания несправедливых долгов».

То, что левые социалисты и коммунисты поддерживают стратегию кабинета Ципраса и солидаризируются с ним — совершенно нормально и логично. Но ведь «Нет» на референдуме поддержали и многие известные европейские крайне правые политики. Председатель французского Национального фронта Марин Лё Пен надеется, что «Греция разорвёт порочный круг и вернётся к собственной национальной валюте».

Когда в конце июня в греческом парламенте голосовался вопрос о спешном созыве референдума, за это голосовали депутаты СИРИЗА, правопатриотической партии «Независимые греки» и неонацисты из «Золотой зари». Конечно, против требований международных кредиторов была и Коммунистическая партия. Эти четыре партии призывали своих сторонников сказать «Нет» Европейской Комиссии.

Говорить о победителях в ситуации «разорванной в клочья» финансовой системы, когда потребитель может рассчитывать то ли на 60, то ли на 20 евро в сутки из «глотки» банкомата, как-то не приходится

Говорить о победителях в ситуации «разорванной в клочья» финансовой системы, когда потребитель может рассчитывать то ли на 60, то ли на 20 евро в сутки из «глотки» банкомата, как-то не приходится

Для многих романтичных людей левых или правых взглядов тут, может, существует какое-то недоразумение, «ошибка истории». Но нет! Внимательное изучение истории Европейского Союза, существующего под этим именем уже более 20 лет, показывает, что никакой случайности в «плебисцитарной смычке» между радикальными левыми и крайне правыми нет. Точно так же, как совершенно естественно, что партии «политического истеблишмента» (правоцентристы, социал-демократия, либералы) в Греции, может, и скрепя сердце, призывали поддержать «брюссельские инициативы».

Сегодняшний ЕС как он есть, — не только плод сотрудничества и компромиссов ведущих европейских стран. Представительные и исполнительные органы ЕС — поле, где доминируют «системные» транснациональные политические силы, в первую очередь Европейская народная партия и Партия европейских социалистов, в меньшей степени — евролибералы. Эти силы стояли у истоков трансформации Европейского Экономического Сообщества в ЕС, запуска Общей внешней политики и политики безопасности, «Шенгена», единой евровалюты.

В общем и целом, всё это происходило в рамках неолиберальной парадигмы, которая — пример Греции и иных стран Южной Европы — в последние годы лишь усугублялась, становясь всё более «строгой» к простым гражданам.

Эта нынешняя Европа, безусловно, является прежде всего Европой капитала и корпораций, Европой, соориентированной во внешней политике на США и атлантизм. Можно сказать и по-другому: Европой глобализма.

И кризис системы ЕС, дополняемый кризисом традиционных европейских партий и их идей, логическое продолжение проблем, накопившихся к середине 2010-х годов в Евросоюзе.

никакой случайности в «плебисцитарной смычке» между радикальными левыми и крайне правыми нет / Photo by Christopher Furlong

никакой случайности в «плебисцитарной смычке» между радикальными левыми и крайне правыми нет / Photo by Christopher Furlong

Господствующие в ЕС силы, тем не менее, всегда боятся при реализации своих целей обращаться к практике всенародных голосований.

Когда левые и правые оппоненты упрекают еврократию в том, что «Европа делается в секрете», это не так ложно.

На самом деле, на саммитах Европейского Совета или сессиях Совета ЕС, в тиши кабинетов Еврокомиссии «системным» политикам и высшим чиновникам гораздо легче приходить к общей точке зрения, чем пытаться убедить народы, составляющие единую Европу, в правоте своих позиций.

И когда всё-таки к мнению наций нельзя не обратиться, это каждый раз вызывает стрессы и проблемы у европейского бомонда. Так было не датском референдуме 1992 года, когда пришлось на год отложить вступление в силу Договора о Европейском Союзе; так случалось несколько раз в ситуации с ирландским голосованием по ратификации нескольких коммунитарных голосований; в 2005-м, когда французы и голландцы «зарубили» «Европейскую Конституцию»; на референдумах в Швеции и Дании, когда избиратели говорили «нет» отказу от национальной валюты. Или вот — 5 июля в Греции.

Но поскольку и, условно говоря, европейский глобализм не является гомогенным блоком, то и современный евроскептицизм в ЕС также далёк от однородности.

В той же Греции мы сегодня имеем дело с правительством СИРИЗА и правой партии «Независимые греки». Во Франции первыми политиками, поздравившими греческий народ с исходом июльского референдума, были один из лидеров Левого фронта Жан-Люк Меланшон и Марин Лё Пен. Из Италии поддержать голосование в пользу «Нет» в Афины накануне референдума приезжали лидеры диаметрально противоположных партий – партии «Левые Экология Свобода» и Лиги Севера.

Конечно, ни о какой случайности речи быть не может. Если радикальные левые взывают к народному суверенитету, то крайне правые кричат о суверенитете национальном. И те, и те обвиняет «Европу Брюсселя» во всех бедах, но, так сказать, с разным уклоном.

Коммунисты и радикальные социалисты отвергают актуальную модель евростроительства из-за жёсткой экономии, дерегуляции рынка труда, наступления на социальные права граждан, приватизаций общественных служб, забвения прав иммигрантов.

По результатам референдума 5 июля главным бенифициарием сейчас выходит левое правительство во главе с Алексом Ципрасом, но это, так сказать, в национальном масштабе

По результатам референдума 5 июля главным бенифициарием сейчас выходит левое правительство во главе с Алексом Ципрасом, но это, так сказать, в национальном масштабе

В свою очередь, твёрдые правые и крайне правые предъявляют своё счёт к единой Европе. Они не принимают то, что она отвергает национальный суверенитет, нивелирует независимую внешнюю политику государств-наций. Правые суверинисты желают отказа от валюты евро, требуют пересмотреть обязательства стран-членов по Шенгенскому пространству, в целом желают развалить ЕС как таковой в его нынешнем виде.

Оказавшиеся в состоянии кризиса простые европейцы склонны винить в своих бедах и проблему брюссельскую еврократию и «монстра» ЕС. Ситуативное «сплочение» радикальных левых и крайне правых способно и в бедных и в богатых странах привести к поражению тех или иных инициатив «глобалистов». Но при этом нужно твёрдо помнить, что речь может идти исключительно о временных и противоестественных смычках….

6 июля крайне левые и крайне правые политики, каждый со своей колокольни, искренне радовались результату греческого плебисцита, это так.

Но напомню, что практически все референдумы, которые с 1992 года в разных странах Европы завершались неуспехом для «еврооптимистов», приводили к таким результатам в силу мобилизации левых и правых оппонентов актуальной формы европейского строительства. И в странах Северной Европы, и во Франции с Голландией, и в минувшее воскресенье в Греции успех «Нет» был обеспечен временным и уж, конечно, не формальным «союзам» радикальных левых и правонационалистических сил.

Но если руководящие Евросоюзом и подавляющим большинство его членов право- и левоцентристы вынуждены, часть неудачно, предлагать некую позитивную программу дальнейшего развития единой Европы, то евроскептицизм в силу его глубинной разнородности лишён такой возможности. Лё Пен и Меланшон, СИРИЗА и «Золотая заря» объективно могут одномоментно сойтись на отрицании, но уж точно не на позитиве.

Поэтому можно предсказать, что занимательный политический сериал под названием «Глобализм против суверинизма», без сомнения, продолжится на других площадках и в других странах ЕС. Новые интересные серии ещё впереди…

Читайте также:

Дмитрий ЖИГАЛОВ. Правый сектор Путина

Максим СОБЕСКИЙ. Парадокс «Золотой зари»

Руслан КОСТЮК. Над Грецией занимается неонацистский рассвет

Статис КУВЕЛАКЕС: «Историческое время в Греции сегодня бежит ошеломляющим темпом»

Александра МАХОВА, Крайне правые против ЕС

Александра МАХОВА. Крайне правые боятся за свой банкет

Александр ЛЕХТМАН. ГРЕЦИЯ: классовое противостояние растёт