26 мая 2015

Виртуализация истории

Алексей ЛАПШИН

(Глава из книги «Явление смыслов»)

От редакции Sensus Novus: Алексей Лапшин написал статью «Виртуализация истории» задолго до событий в Украине, которые российскими СМИ освещали по той же методике, что и западные СМИ события в Ливии. 

11 сентября 2001 года — день конца свободной журналистики в так называемом цивилизованном обществе. Именно с этой даты начинается не просто «общество спектакля», а виртуализация истории. Международная элита  решительно берёт масс-медиа  под контроль. СМИ  по заказу власти  формируют  реальность.

11 сентября 2001 года - день конца свободной журналистики в так называемом цивилизованном обществе. Именно с этой даты начинается не просто "общество спектакля ", а виртуализация истории

11 сентября 2001 года — день конца свободной журналистики в так называемом цивилизованном обществе. Именно с этой даты начинается не просто «общество спектакля», а виртуализация истории

Войны под фальшивым предлогом против «стран-изгоев», мнимые рейтинги политиков, делающие из марионеток национальных лидеров… Всё это, конечно, было и раньше, но после 11 сентября масс-медиа глобализировали ложь до невероятных прежде масштабов. К традиционным СМИ добавился Интернет.  ХХ век, несмотря на жестокость , был куда более благороден , чем XXI.

Триумфом лицемерия стала война в Ливии. Где вы были свободные журналисты?! АУ!!! Растоптанными же оказались на глазах все нормы международного права! Нет ответа от журналистов: либо молчат, либо поддакивают сильным мира сего.

Между тем, ещё никогда в мировой истории информационное освящение войны не играло такой роли, как в Ливии. Разумеется, противники всегда стремились представить факты в свою пользу, но в данном случае мы сталкиваемся с явлением иного порядка. Речь идёт о попытке глобальной подмены реальности виртуальным пространством.

Пропагандистская телекартинка как эрзац живой истории давно является орудием власти, однако именно в XXI веке она стала не просто агиткой, а способом моделирования развития событий. Показываемое по телевизору и распространяемое в Интернете — главное, даже если это ложь. Действительность сознательно игнорируется. Важно сформировать свою виртуальную реальность, которая и будет основной. Вопрос эпохи: что сильнее — реальное или виртуальное?

Войны в Афганистане и Ираке, как выяснилось, были только пробой пера. Тогда скоординированность информационной политики в мире ещё не была такой чёткой. С определёнными существенными оговорками можно было говорить о достаточно солидных альтернативных источниках.

В ливийской кампании информационная альтернатива практически полностью отсутствовала. Происходили только случайные кратковременные прорывы блокады, разоблачающие явно постановочные пропагандистские материалы. В целом же тотальность информационной войны достигла невиданного прежде уровня.  (Двуличная позиция российских СМИ, по сути разделявших западную трактовку событий, свидетельствует об их интегрированности в глобалистскую систему).

Полковник погиб, но своей смертью он показал героический пример. Противостоять процессу виртуализации истории – последней стадии общества спектакля

Полковник Каддафи погиб, но своей смертью он показал героический пример. Противостоять процессу виртуализации истории – последней стадии общества спектакля

Единственной силой, по настоящему противостоявшей этому информационному тоталитаризму, оказались сторонники полковника Каддафи, сражавшиеся с многократно превосходящими силами врагов. Именно их упорное сопротивление не дало окончательно восторжествовать лживым конструкциям гиперпропаганды. Реальная человеческая воля противостояла виртуальным технологиям, подкреплённым, правда, настоящим насилием.

Несколько слов о самом полковнике. В политической жизни Каддафи бывали разные периоды. Активист радикального политического движения с  14 лет, лидер ливийской революции, покончившей с монархией, борец с империализмом Запада, глубокий социальный мыслитель, чьей «Зелёной книгой» зачитывались нонконформистские интеллектуалы всего мира, преданный бывшими союзниками, оказавшийся в изоляции политик, изворотливый диктатор, пошедший на  компромиссы и сделки с тем же империализмом, и, наконец, снова символ сопротивления мировому негодяйству.

Мученическая  смерть Каддафи, истинно мужская гибель в бою, во многом искупила негативный период его биографии. Муаммар доказал, что остался представителем касты кшатриев, воинов, в отличие от подавляющего большинства современных политиков, принадлежащих к шудрам.

Каддафи сдержал слово: никуда не бежал, не сдался, сражался до конца. Именно это больше всего бесит  врагов полковника, продолжающих лить тоны грязи уже на его труп. Как бы они хотели, чтобы Муаммар оказался униженным и беззащитным у них в плену!  Не вышло!

Можно быть против Каддафи, можно даже его ненавидеть, но вопить о «бесславном конце диктатора» — абсолютная низость.

Полковник погиб, но своей смертью он показал героический пример. Противостоять процессу виртуализации истории — последней стадии общества спектакля, может только личность, способная к реальному действию, обладающая идеократическим сознанием, ориентированным на жертвенность. Смерть при таких обстоятельствах — это моральная победа, несмотря на формальное поражение. Но именно такие поражения дают надежду на будущую победу.

Впервые опубликовано в газете «Тотальная мобилизация» — органе партии «Другая Россия». Статья убрана с сайта газеты после того, как её автор, Алексей Лапшин, разошёлся с «Другой Россией» в оценке событий в Украине)

Читайте также на эту тему:

Дмитрий ЖВАНИЯ. Отчуждённое убийство Каддафи

Михаэль ДОРФМАН. На убийство Каддафи: абсолютная власть разлагает абсолютно

 

Другие главы из книги «Явление смыслов»:

«Современностью» оказывается то, что навязано нам извне / глава «В сравнению с вечностью»

Непознанная смерть

Буржуазные установки намного ближе к женскому началу / глава «Бог и семьи»

У апологетов капитализма и марксистов одно направление мышления / глава «Дорога на седьмой континент»