5 апреля 2015

Китти САНДЕРС. «Антимайдан»: агрессивный симулякр

Откровенно говоря, о публицистке Китти Сандерс я узнал только что, просматривая грузинский сайт «Грузия он-лайн». Точнее вначале я прочёл статью о русском «Антимайдане», а потом поинтересовался, кто её автор. Всё же до Сандерс никто не сравнивал «Антимайдан» с ситуационистскими практиками леваков. Оригинально.  Что касается Сандерс, то, как я понял, она — правая либералка. «Я придерживаюсь правых ценностей, являюсь сторонницей федеративного государства, капитализма и гражданского общества», — пишет она о себе. Тем не менее я решил выложить её текст о явлении, которое ещё даст о себе знать, а поэтому на него надо посмотреть с разных сторон.

Дмитрий ЖВАНИЯ, редактор «Нового смысла»

Китти САНДЕРС

Китти САНДЕРС

21 февраля в России прошёл массовый митинг «Антимайдана», после которого стало ясно, что же собой представляет это движение. Можно выделить ряд признаков, позволяющих квалифицировать «Антимайдан» и сделать вывод о том, что это очередной симулякр, чьи руководители взяли на вооружение ситуационистский метод, совмещённый с парамилитарными практиками.

Ситуационизм долгое время лежал в основе либертарных левых практик. В общем виде его идея представляет собой сильно мутировавшую грамшистско-троцкистско-маоистскую левую теорию о том, что сознание человека детерминировано массовой буржуазной культурой, которая является результатом отчуждения и угнетения человека капиталом и которая, будучи заменённой на культуру «антибуржуазную», может совершить революцию.

Ги Дебор, один из основателей Ситуационистского Интернационала, писал: «Вся жизнь обществ, в которых господствуют современные условия производства, проявляется как необъятное нагромождение спектаклей. Всё, что раньше переживалось непосредственно, теперь отстраняется в представление».

Ситуационисты, человеческое мышление поддаётся переформатированию в левацком ключе при помощи контркультурных практик. Моделируя большое количество «ситуаций», вступающих в конфликт с капиталистической реальностью, ситуационисты пытались провести что-то вроде маоистской Культурной революции и установить культурную «гегемонию». Это противоречило марксистской теории о базисе и надстройке, где базисом являлись производственно-экономические отношения, из которых «произрастала» надстройка.

Ортодоксальные марксисты считали, что революция может быть только «базисной», и это автоматически повлечёт за собой смену надстройки. Одним из первых теоретиков, выдвинувших идею о важности и автономности «надстройки», был Антонио Грамши, а одним из первых практиков, применивших теории «культурной революции», был Мао. Ситуационизм — это результат переосмысления и доработки названных «еретических» левацких теорий.

Позже ситуационистские практики широко распространились и прочно вошли в повседневную жизнь — их примерами могут служить флэшмобы. Любопытно, что дуболомная российская власть до последнего боялась ситуационистских концепций и корчила серьёзные рожи на протяжении всех нулевых, рыча: «Отставить баловство, не должно быть ничего непонятного». И вот в «десятые» она наконец смогла использовать европейскую социальную технологию 70-х годов.

«Антимайдан», по мнению Сандерс, — типично ситуационистское явление.

«Антимайдан», по мнению Сандерс, — типично ситуационистское явление.

«Антимайдан» — типично ситуационистское явление. Во-первых, у него нет позитивной программы. Его название начинается с приставки «анти». Такие явления обычно является симулякром, поскольку у них нет самостоятельного семантического ядра; кроме того, как уже не раз отмечалось, «Антимайдан» без «Майдана» — это абсурд. В России нет никаких признаков «Майдана», и сопротивление ему является обычной ситуационистской постановкой, призванной сформировать в медиа и в умах граждан преставление о какой-то серьёзной угрозе и повысить уровень агрессии в обществе.

Поскольку Россия долгое время существовала в условиях мирного времени, её граждане «расслабились». Однако власти страны не могут работать с мирными жителями — их стиль управления целиком задан советской парадигмой, в которой страна была «окружена врагами». Соответственно, они пытаются театрализировать реальность и создать такую её версию, в которой Россию действительно окружают враги. В такой ситуации они чувствуют себя комфортно; кроме того, граждане в таких условиях более охотно мирятся с неудобствами, повышением налогов, правовым беспределом и потерей собственности.

Во-вторых, «Антимайдан» — это явление карикатурное. Можно было бы поверить в искреннее объединение напуганных патриотично настроенных граждан в такую неэстетичную структуру, но «Антимайдан» даже не является «политической организацией» в строгом смысле слова. В его составе — несколько предельно некомпетентных идеологов и большая массовка, которую набирают из бюджетников, студентов и прочих экономически зависимых от государства слоёв населения. Взгляните на фотографию, на которой «патриоты России» топчутся на валяющихся на земле флажках.

На примере «Антимайдана» очень чётко виден отрицательный отбор, которым занимается российская власть

На примере «Антимайдана» очень чётко виден отрицательный отбор, которым занимается российская власть

Я знаю множество патриотов в разных странах мира. И я не могу представить себе, чтобы американские, колумбийские, аргентинские, чилийские, бразильские, испанские или британские патриоты топтали флаг своей страны. Конечно, может случиться, что у кого-то в ходе политической акции незаметно выпадет флажок, но такое равнодушное топтание по разбросанным на земле флагам — вещь немыслимая. Нормальные патриоты в любой приличной стране сразу же подобрали бы то, что на фотографии валяется на земле и попирается ногами. Несмотря на обилие как бы патриотических лозунгов, на фото — никакие это не патриоты. Это в лучшем случае люди, обработанные пропагандой; однако мне кажется, что ситуация гораздо хуже. Это просто равнодушные люди без каких-либо этических принципов, готовые сделать то, что им скажут, лишь бы от них «отстали» и не уволили.

На примере «Антимайдана» очень чётко виден отрицательный отбор, которым занимается российская власть. Если поначалу на защиту Путина вставали вполне адекватные люди, считавшие, что он «только слегка прижмёт распоясавшихся олигархов и успокоится», то сейчас на его защиту выдвигают, помимо бюджетников, то, что в рунете называют днищем. И это днище пытаются подать как «российский народ». В реальности, это не так. Это бюджетники, которых согнали туда принудительно — пережиток совка, который не приватизировали в своё время, и bottom class (bottom — англ: дно — прим. ред. «Н.С.»)

Идеологи «Антимайдана» — люди абсолютно некомпетентные. Я как-то читала пару книг Старикова; в одной он на уровне советского пятиклассника объяснял, что доллар — это простая бумажка, а во второй рассказывал, кто такие были ранние большевики. Мне запомнился только один эпизод, совершенно вопиющий для питерца. Стариков назвал Моисея Урицкого, шефа питерской ЧК, «Соломоном Урицким». Это было бы простительно жителю другого города, но «историк» родом из Питера, который не знает имя-отчество одного из виднейших деятелей ранней большевистской власти, выглядит весьма некомпетентно.

И бюджетники, и молодёжь с кадыровскими флагами, и bottom class по определению не могут иметь политической позиции. Бюджетники слишком зависят от государства, поэтому они всегда на его страже

И бюджетники, и молодёжь с кадыровскими флагами, и bottom class по определению не могут иметь политической позиции. Бюджетники слишком зависят от государства, поэтому они всегда на его страже

И бюджетники, и молодёжь с кадыровскими флагами, и bottom class по определению не могут иметь политической позиции. Бюджетники слишком зависят от государства, поэтому они всегда на его страже. Если во главе страны будет стоять Ленин, Гитлер, Сталин, Пол Пот — большая часть бюджетников будет как минимум тихо работать, а то и пойдёт по зову начальства защищать дорогого вождя.

Дело не в том, что бюджетники — плохие и злые люди. Просто они зависимы, а зависимость унижает и лишает достоинства. Люди, лишенные достоинства, не могут иметь самостоятельных политических взглядов.

«Кадыровцы» не могут иметь никакой идеологии по той простой причине, что они в принципе не разбираются в идеологиях. Как и их лидер, «академик Кадыров», они ориентированы не на политические идеалы, а на фигуру вождя — Путина. Вождизм противоречит реальной политической осведомлённости и активности, поскольку он подменяет приверженность целому комплексу идей и стратегических проектов — приверженностью фигуре вождя. А вожди часто меняют свои мнения и убеждения. Вместе с ними колеблются и академики Кадыровы, и «сторонники свободы, но не вседозволенности», и многие другие. Наконец, bottom class — наименее образованная и финансово состоятельная прослойка населения, тем более не может иметь убеждений, хотя бы потому, что она готова поменять их за 300 рублей.

Третьей характеристикой «Антимайдана» является его показная «боевитость». Если предыдущие проправительственные организации прикрывались идеями гражданского общества и необходимостью институционализации патриотизма, то «Антимайдан» подчёркивает свою «силовую» составляющую. Эта составляющая всё ещё относится к сфере «спектакля». То есть «Антимайдан» не готов убивать и вести политический террор. Его боевая составляющая всё ещё театральная и демонстрационная. Однако он определённо является переходным этапом между обыкновенными проправительственными структурами середины-конца нулевых, которые мирно пилили деньги и писали в Интернете гадости против оппозиции, и непосредственно парамилитарными организациями.

Правительство будет использовать «Антимайдан» и другие организации, которые ещё сильнее эволюционируют в сторону «прямого действия», в своих целях. Оно будет осуществлять политический террор их руками

Правительство будет использовать «Антимайдан» и другие организации, которые ещё сильнее эволюционируют в сторону «прямого действия», в своих целях. Оно будет осуществлять политический террор их руками

Эволюция проправительственных организаций в России идет в сторону ужесточения риторики и усиления насильственных тенденций. В какой-то момент произойдёт прорыв — агрессия и ненависть перейдут из виртуального состояния в реальное, и начнётся реальное насилие. Когда из Украины вернутся «добровольцы» и вольются в «Антимайдан», ситуация многократно усугубится.

Я не думаю, что Россию захлестнет волна неконтролируемого насилия, как некоторые страны Азии и Латинской Америки. У России есть то, чего не было там — мощный силовой аппарат. Однако правительство будет использовать «Антимайдан» и другие организации, которые ещё сильнее эволюционируют в сторону «прямого действия», в своих целях. Оно будет осуществлять политический террор их руками, оставаясь чистеньким и ограничиваясь эпизодическими посадками особо одиозных боевиков.

Китти Сандрес о себе:

— Я специализируюсь на вопросах капитализма, правых политико-экономических доктринах, военных диктатурах, латиноамериканистике, коммунистических и социалистических вирусных идеологиях, альтеркультуре, гендерных вопросах и проблемах manhood-womanhood. «Специализируюсь» — значит «хорошо разбираюсь». Регулярно пишу «альтеркультурные» тексты о старом добром ультранасилии, андерграунде, феминизме и антифеминизме, 90-х, культуре, музыке, кино, etc. Люблю тексты-провокации, поэтому если вы страдаете отождествлением автора и текста, а также если у вас вызывает страдание любой текст на «запретные» темы — будьте осторожны, здесь такого довольно много, а будет еще больше.

Хобби — кино, классические и альтернативные танцы, стрельба, холодное оружие, бодибилдинг, андерграундное искусство, фанзины, дрессировка собак.

Кроме всего прочего, я фитнес-модель, временами выступаю на различных околоспортивных показах и до последнего времени позировала для скульпторов-художников.