4 апреля 2015

Руслан КОСТЮК. Внешняя политика — ныне безыдейная область

Kostiuk1-1После того, как 22 марта в Питере прошёл «консервативный конгресс» с приглашением туда открыто ультраправых партий Старого Света, в отечественных СМИ наступил бенефис либералов-западников с традиционным набором обвинений в адрес власти. Вплоть до таких, что внешняя политика России «обслуживается» крайне правыми силами и даже … служит их интересам.

Да, из того факта, что в президиуме питерского форума сидели члены партии «Единая Россия» или близкие к ним политологи и общественные деятели, вроде как можно сделать туманный вывод о том, что мероприятие в Петербурге было достаточно выгодно российской власти.

Но вот что интересно: в тот же день, 22 марта, в гагаузской автономии в Молдавии прошли выборы глав этого региона (башкана), на которых ожидаемую победу одержала Ирина Влах. Её ведь тоже открыто поддерживали видные деятели ЕР — депутаты Сергей Нарышкин, Николай Валуев, Ирина Роднина. Но Влах — левый политик, в прошлом парламентарий от Партии коммунистов, а сейчас её кампанию «вела» молдавская Партия социалистов.

Какой же вывод можно сделать из этого? Только тот, что для сегодняшнего российского руководства при осуществлении внешней политики вопросы идейно-политической привязанности играют очень небольшую роль. Гораздо важнее поддерживать тех, кто в той или иной степени с симпатией отзывается о России во внешнем мире. А это, действительно, могут быть и европейские неофашисты, и ультраконсервативный премьер-министр Венгрии Орбан, и социалистка Влах, равно как и яркие латиноамериканские левые президенты Николас Мадуро (Венесуэла) или Даниель Ортега (Никарагуа).

Конечно, советская внешняя политика строилась иначе. Уж если помогали — то испанским республиканцам, а не франкистам. Уж если кого приглашали и за это платили —  то деятелей международного коммунистического движения, а не наследников фашизма. Но в эпоху «пост-модерна» (так называют нынешнюю стадию человеческой цивилизации многие международники) не только Россия отличается «безыдейностью» во внешнем плане.

А что Евросоюз или США? Они борются за торжество «демократии и свобод» во всём мире, но не готовы отказаться о выгодных коммерческих и военных контрактов со странами Персидского залива, где грубым образом нарушаются права человека.

Левый депутат петербургского парламента Ирина Комолова протестует против приезда ультраправых на  "Русский международный консервативный форум"

Левый депутат петербургского парламента Ирина Комолова на пикете против приезда ультраправых на «Русский международный консервативный форум», который проходил в Петербурге 23 марта 2015 года

Социал-демократы «единой Европы», отвечающие за внешнюю политику ЕС (Кэтрин Эштон, а сейчас Федерика Могерини) спокойно «ручкались» с лидерами украинской «Свободы» и «Правого сектора», работали над объединением прозападных партий Молдовы в правительственную коалицию в ущерб возможному созданию в Молдове левого большинства.

Иными словами, очевидно, что сегодня геоэкономика и геополитика гораздо в большей степени определяют содержание внешнеполитической стратегии тех или иных стран, чем идейные мотивы. То же, увы, и у левых.

Вот, разве КНР сильно «парится», заключая энергетические и коммерческие контракты с консервативными режимами Азии и Африки? А венесуэльское руководство не поддерживает «братские» отношения с реакционно-клерикальным режимом в Иране?

Бывают, конечно, и «идейные» исключения: вот недавно левоцентристское правительство Швеции отменило военный контракт с Саудовской Аравии из-за регулярных нарушений прав человека в «нефтяном королевстве». Но, так такие исключения, увы, лишь подтверждают господствующие ныне прагматические правила. Да, безыдейность сейчас, что называется, «в законе»!

Но приглашать в город-герой Ленинград наследников Гитлера всё равно было нельзя… Впрочем, де-юре здесь мы не можем предъявлять претензии к российским властям!