22 января 2015

Денис РИЗОМОВ. Россия — страна победившей виртуальности

Rizomov2Крушение советской системы, отказ от руководящей роли коммунистической партии, ориентация новой, «демократической» России на Запад предоставили недавним советским гражданам огромный идейный простор, практически ничем не ограниченный. Хочешь — читай рэп, а хочешь — Эволу, возрождай русский фольклор или фольклор афроамериканский, делай что взбредёт в голову.

Буквально за считанные мгновения российское общество совершило рывок из тесных консервативных рамок в свободное плавание постмодерна. Но, к сожалению, эта уютная лужа при близком рассмотрении оказалась настоящим бурлящим океаном, с таинственными внутренними течениями и подводными рифами, а своих навигационных карт у нас не было, да и компас давно заржавел. Приходилось двигаться своими силами, теряя корабли и петляя посреди одинаковых, на первый взгляд, пространств.

Идеи постмодерна являются идеями общества постиндустриального, перенесшего свои производства в страны третьего мира и теперь изнывающего от скуки, выдумывая смысл за смыслом, слоняясь по коридорам очередного торгового центра.

Россия, окунувшись во всё это, оказалась не готова к этому вызову: никаким постиндустриальным обществом у нас и не пахнет, источником дохода государства является спекуляция углеводородами и эксплуатация доставшихся в наследство от СССР ржавеющих станков. Несоответствие реальных производственных сил и идейной надстройки, ими порождаемой, вызвало нынешний идейный кризис.

За последние двадцать с лишним лет у нас скопилось очень много каши в голове — мы бессознательно потребляем смыслы, мемы, порождаемые западным постиндустриальным обществом, живя при этом в достаточно диких условиях общества предшествующего. За это время быт большинства людей совершенно не изменился — разве что, россияне начали массово пользоваться мобильными устройствами и интернетом, да и автомобили стали покупать дороже. В общем, комфорт стал доступнее, ничего более.

Нам уже не нужно знать, что происходит рядом с нами, с нашими окружающими, ведь мы можем прочесть всё что угодно — про новую коллекцию бренда, который ты никогда не купишь, узнать о новинках автопрома, заработать на которые тебе не хватит и жизни, увидеть семь актуальных сумок, которые подчеркнут именно твой стиль

Нам уже не нужно знать, что происходит рядом с нами, с нашими окружающими, ведь мы можем прочесть всё что угодно — про новую коллекцию бренда, который ты никогда не купишь, узнать о новинках автопрома, заработать на которые тебе не хватит и жизни, увидеть семь актуальных сумок, которые подчеркнут именно твой стиль

Интернет стал главным орудием глобализации, превратив любой смысл в набор изображений и текстов, доступный каждому обладателю смартфона. Интернет стал оружием, разрушающим смыслы традиционные, порождаемые бытовой практикой. Нам уже не нужно знать, что происходит рядом с нами, с нашими окружающими, ведь мы можем прочесть всё что угодно — про новую коллекцию бренда, который ты никогда не купишь, узнать о новинках автопрома, заработать на которые тебе не хватит и жизни, увидеть семь актуальных сумок, которые подчеркнут именно твой стиль.

Ты ещё не слышал музыкальные новинки этого сезона? Послушай эту девицу — она ничем не отличается от десятков её предшественниц, но, уверяем, это самое актуальное, что ты можешь найти! Да, парень, как ты собираешься жить без этих модных кед? Смотри, как этим ребятам на фото здорово! Они катаются на скейтбордах или просто шляются по своим симпатичным городам, делай и ты так же! И плевать, что средняя годовая температура в твоём городе — минус десять, и восемь месяцев в году лежит снег, а из музыки ты слышишь только полифонические завывания ветра. Да и город твой представляет собой кучку типичных панельных бараков, стоящих посреди загаженного поля. Но ладно, это не главное. Главное не запачкать кеды.

Этот диссонанс между содержанием и формой, между смыслом и бытом порождает раскол в сознании наших соотечественников, на который накладывается ещё и стремительно усиливающаяся державная пропаганда. В массовое сознание внедряются идеи, не имеющие под собой никакой почвы. Индивид, оказавшийся в этом хаосе, теряет ориентацию в пространстве, позволяя манипулировать собой как угодно.

Возьмём те же субкультуры, молодёжную моду — смею предположить, что ни в одной европейской стране это не достигает такого шизофренического размаха, как у нас. Какая-то субкультурная борьба, фа-антифа, что это вообще такое? Соревнования исторических реконструкторов или молодёжный театр? Молодые люди, воображающие себя героями фотографий давно минувших дней, выглядят очень жалко.

Я не говорю о российской музыкальной моде, это вообще достойно отдельного материала. Стоит появиться какой-либо актуальной тенденции на Западе, как в России, с небольшой задержкой, появляются её «верные» последователи, и так же быстро исчезают, появись что-то более актуальное. Откуда же берётся такое иррациональное стремление приобщиться к чему-то, потерять свою самость?

Россиян мало устраивает окружающая действительность. Можно сказать, она их совсем не устраивает. Кто-то приобщается к традиции русского алкоголизма, кто-то уходит в сектантство или увлечённо расширяет сознание, пытаясь перестать замечать эту грязь и серость. Кто-то создаёт виртуальное пространство благополучия вокруг себя. Пространство, состоящее из символов успеха, значимости, статуса. Создаёт по единственной причине — не видеть окружающего его ужаса, этих грязных стен и потрескавшегося асфальта.

И вот, я выхожу на мороз в своей модной куртке, в ушах — наушники, из которых льются волны чего-то очень актуального, проваливаюсь в своих белых кедах по колено в снег и иду дальше, будто бы не замечая всего этого. Да, по большому счёту, для меня этого и не существует. Мой скафандр надёжно оберегает мое тело от вакуума русского космоса.