8 января 2015

Левый взгляд на выборы

Алексей КУДРИЦКИЙ

Будь буржуазная республика парламентской или президентской, в её основе лежат выборы представителей народа на ответственные посты в исполнительной власти, либо для выражения мнения народа во власти представительской

Будь буржуазная республика парламентской или президентской, в её основе лежат выборы представителей народа на ответственные посты в исполнительной власти, либо для выражения мнения народа во власти представительской

«Выборы-дурыборы? Мы идём на выборы!» — вирусный ролик БРСМ, распространяемый перед президентскими выборами 2010 года в Беларуси, оказался не так далёк от точной характеристики современной политической системы. И не только в Беларуси. Речь идёт о системе под названием «буржуазная республика».

Будь она  парламентской или президентской, в её основе лежат выборы представителей народа на ответственные посты в исполнительной власти, либо для выражения мнения народа во власти представительской. Перед левыми (целью которых является уничтожение капиталистического базиса и постройка на его руинах принципиально нового общества) ставится вопрос: как же себя вести в обществе, в котором господствуют буржуазные политические институты?

И здесь мнение левых обычно раскалывается на диаметрально противоположные: одни отрицают саму необходимость участия в выборах, вхождение в парламент и т.д., другие же, наоборот, предлагают самым активным образом принимать участие в политических играх, вплоть до вхождения в состав правительств. Кто же прав?

Для начала надо разобраться в том, чем является существующая политическая система. Если дело касается западных капиталистических стран, то, наверное, лучше всего об их политической системе было сказано в фильме «Человек года» (2006). «Если вы представляете интересы определённых финансовых групп, то почему бы вам не носить рекламные материалы на спине, как это делают в Наскар?» — говорит главный герой фильма и тем самым показывает одно из самых главных свойств буржуазной демократии: мейнстримовые политики всегда являются выразителями и исполнителями желаний и решений спонсирующей их буржуазии.

Политика становится в странах буржуазной демократии одной из форм ведения бизнеса, базирующемся на оказании услуг буржуазии в продвижении выгодных им решений.

Парламент в таком случае становится барометром положения тех или иных олигархических групп. Наверное, наиболее яркие примеры данного этого явления даёт сегодня Украина, где открыта информация о спонсорской поддержке олигархами тех или иных партий.

Термин «мейнстримовые» партии в данном случае определяющий. Мейнстримовая партия — это партия, привлекающая для своего финансирования максимальные средства и за их счёт обеспечивающие своё стабильное положение в политическом пространстве.

vibor_v_palto

Таковых партий обычно насчитывается две-три, реже четыре. Каждый может вспомнить набившие оскомину дихотомии: Демократы-Республиканцы в США, ХДС-СДПГ в ФРГ, Право и справедливость-Гражданская платформа в Польше и т.д.

После мейнстримовых партий обычно идут «партии-сателлиты», цель которых завоевание голосов тех или иных групп, которые по тем или иным причинам не будут голосовать за мейнстримовые партии. Обычно это те партии, которые проходят процентный барьер, занимают 3-е, 4-е или 5-е место и после выборов вступают в коалиции, входят в правительство и становятся «младшими братьями» мейнстримовых партий. Самым известным примером «партии-сателлита» можно назвать германскую Свободную демократическую партии (СвДП), которая долгое время находилась в статусе младшего партнёра христианских демократов, ХДС, тем самым обеспечивая последней партии большинство в Бундестаге и победу на выборах.

Помимо мейнстримовых партий и партий-сателлитов можно выделить также третью группу парламентских партий — это антимейнстримовые партии. Такие партии обычно набирают значительную силу во время кризисов, когда доверие масс (голос каждого представителя которых в буржуазной демократии служит своеобразным капиталом) к мейнстримовым партиям и партиям-сателлитам подорвано, а крупная буржуазия ещё не успела перестроиться и выкупить политический капитал новых игроков. Такие партии обычно небуржуазны или антибуржуазны. Однако со временем они теряют свой вес либо становятся новыми мейнстримовыми партиями/партиями-сателлитами.

Отдельную группу составляют внесистемные партии, которые не привлекают крупный капитал и служат либо резервом для капитала в случае подрыва доверия к мейнстримовым партиям (относится к внесистемным буржуазным партиям), либо они аккумулируют народное недовольство и вливаются в состав парламента с соответствующими последствиями. Все шансы стать такой партией имеет, например, греческая левая коалиция СИРИЗА.

Таким образом, буржуазная демократия — что угодно, но только не власть народа; система буржуазной демократии неизбежно подчиняет наиболее слабо-организованные и слабые теоретическом отношении протестные движения и партии.

Стоит ли тогда левым участвовать в выборах? Наверное, всё же стоит. И причин этому несколько. Первая причина кроется в том, что выборы — это необыкновенная активизация политического мышления в массах, и именно работа с политизированными гражданами может помочь пропаганде и продвижению своих идей. Вторая причина находится в возможности пользоваться официальными государственными средствами массовой информации для критики существующего строя.

Маркс говорил о том, что парламент — это трибуна классовой борьбы, а отказываясь от трибуны, мы можем отказаться и от настоящей классовой борьбы.

Третья причина — это возможность давления на правящий класс не только экономическими методами, через организацию стачек и т.д., но и политическими методами — вынесением нужных законов на голосование (и главное в этом случае будет не то, что по закону будут голосовать, а то, что будет создаваться определённое видение того, что и как надо делать).

Но участвуя в политических играх в буржуазном обществе нельзя забывать самых элементарных требований, которые не позволят партии стать мейнстримовой или партией-сателлитом.

Это, во-первых, не участие ни в каких парламентских коалициях, кроме тех, которые создаются против откровенно реакционных сил. Во-вторых, это самая прозрачная система управления партией и ответственность партийных чиновников (которые неизбежно возникают при росте партии). В-третьих – это неучастие в буржуазных правительствах в качестве «младшего партнёра». В-четвёртых — никогда не следует забывать, что парламент и вообще институты буржуазной республики — это средства, которыми можно изменять только буржуазную республику. Задачей революционной партии является слом буржуазной системы и именно этой задаче должна быть подчинена вся деятельность в парламенте.

Но если брать во внимание не западные страны и не те страны, образцом для которых являются развитые капиталистические страны, то всё становится намного сложней.

В республике Беларусь, как и в России, схемы буржуазной демократии работают лишь формально. Здесь режимы не борются за голос каждого отдельного избирателя, так как он не представляет собой «политический капитал».  Результаты выборов здесь просто рисуют, проводя в органы власти тех людей, которые им угодны. Т.е. в данном случае выборы, конечно же, никакой не инструмент политической борьбы.

Средством борьбы элит, а это — сплав бюрократических и олигархических группировок, являются интриги в органах власти, средством смещения и назначения – доносы (которые играют огромную роль, ввиду коррумпированности системы), влияние на начальников и другие действия, не имеющие никакого отношения к политической борьбе.

Выборы в Беларуси — это ширма для поддержания образа легитимности власти и активизации деятельности тех или иных политических групп, взращивания политических сил для поддержки той или иной олигархо-бюрократической группы. И тем не менее выборы играют значительную роль в жизни страны.

Выборы способствуют активной политизации общества в любом случае и при любом наборе кандидатов. Во время предвыборной кампании идёт активное её обсуждение в массах, а в день голосования народ валит на участки. И в этом смысле выборы в Республике Беларусь — это отличная возможность донести свою позицию обществу, создать впечатление, которое может держаться до нескольких лет после выборов.

Выборы, а точнее — предвыборная кампания, даёт возможность для свободной агитации и пикетирования, что в обычное время обрекает активистов на репрессии. И в условиях Беларуси выборы — это порой единственный шанс попасть в республиканское медийное пространство тем политическим силам, которые в это пространство иначе бы не попали.

А поэтому пока участие в выборах для левых в Беларуси имеет смысл сугубо пропагандистский, ведь изменение общества в условиях авторитаризма возможно только посредством восстания (если, конечно же, в течении длительного периода режим не трансформируется в обычную буржуазную демократию).

Читайте также:

Дмитрий ЖВАНИЯ. Выборы как урок политической логопедии