29 ноября 2014

Михаил ПУЛИН. НБП умерла. Да здравствует НБП!

Pulin-Marcia-peace28-2Двадцать лет назад была основана ныне запрещённая и несуществующая Национал-Большевистская Партия. Когда в нашей многострадальной стране наконец-то случится Революция, дата 28 ноября 1994 года, несомненно, попадёт в историю революционного движения постсоветской России. Уверен, о ныне запрещённой и несуществующей будут вспоминать так же, как о народниках 19 века или диссидентском движении в СССР: «они были одними из первых».

Немного практики

Нравится это кому-то или нет, но НБП создала современную протестную культуру нашей страны. Партия была первой если не во всем, то очень во многом. Акции прямого действия (АПД), яркий неповторимый стиль, технологии современного партстроительства, модерация первых интеграционных процессов в российской оппозиции («Россия без Путина», «Национальная ассамблея», коалиция «Другая Россия») — это всё НБП.

Социальные взрывы происходят только тогда, когда в готовом к Революции обществе есть детонатор. Любому восстанию необходим авангард: коллектив опытных, идейных соратников, для которых Революция — не просто красивое слово или пустая бравада, а единственная цель и смысл жизни. Когда такого коллектива не оказывается в условиях пусть даже и стопроцентно сложившейся революционной ситуации, все мы знаем, что происходит — слив протеста в контролируемое русло, предательство рекламируемых всеми СМИ «вождей», кулуарные договорённости с врагом в мэриях за бутылочкой элитного виски. Список можно продолжать долго.

Многие думают, что серией знаменитых нацбольских АПД середины двухтысячных партия не достигла никакой цели, кроме сиюминутного пиар-эффекта и отправки за решётку достаточно большого количества горячих и молодых сердец. Но не всё так просто. Для большинства сторонних наблюдателей никогда не было очевидно, что те рисковые акции были в первую очередь кузницей кадров для будущего Русского Майдана.

Ещё за много лет до известных белоленточных событий, в Партии обсуждался расклад, когда десятки тысяч выходят на улицы (в далёком 2005-м это казалось чем-то из разряда фантастики), интернет буквально закипает от негодования и ненависти к власти, часть бизнеса, чиновников и элит беспардонно поддерживают оппозицию, а значительный процент граждан если и не вредит власти в открытую, то зуб на неё точит наверняка.

Для большинства сторонних наблюдателей никогда не было очевидно, что  рисковые акции НБП были в первую очередь кузницей кадров для будущего Русского Майдана

Для большинства сторонних наблюдателей никогда не было очевидно, что рисковые акции НБП были в первую очередь кузницей кадров для будущего Русского Майдана

В такой обстановке и было нужно сказать своё веское слово золотому партийному составу, по сравнению с которым все нынешние политические движения, формации и организации — что набранный из зелёных новобранцев ободранный «Фолькстштурм» против армейской элиты — закалённых в боях ветеранов дивизии СС «Мертвая голова». В новом поколении протестного движения, безусловно, хватает мужественных, храбрых и самоотверженных людей, готовых идти и в тюрьмы, и под пули, но геройство геройством, а революция — дело коллективное.

У нашего общества всё-таки короткая память. Сейчас, в эпоху, когда толпы митингующих по пятьсот человек разбегаются от дюжины сотрудников ОМОНа, сложно поверить в то, что собравшиеся фактически стихийно демонстранты способны, например, прорвать пять и более усиленных кордонов ОМОНА и внутренних войск, буквально поставив на уши второй по численности город в нашей стране. А такое было на питерском шествии 3 марта 2007 года, когда нам с помощью сотни опытных камрадов удалось повести марш по совершенно неподконтрольному для властей сценарию.

Печально известный слив протеста в декабре 2011 года произошёл только потому, что у протестующих не было такого авангарда. Да, «либеральные вожди» оказались предателями, по-тихому договаривающимися о сливе протеста у народа за спиной. Однако остаётся открытым вопрос, почему такое поведение «лидеров протеста» не было учтено в прогнозах и планах организации.

Немного теории

Разговаривая со многими неофитами, людьми, которые пришли в протестное движение на волне небезызвестных «белоленточных» событий, я не перестаю удивляться. То ли начитавшись проповедей обезумевшего в последнее время вождя «другороссов», то ли сформировав свои представления на графомании бородатого Александра Гельевича, кое-кто всерьёз считает, что НБП времён своего расцвета — это какая-то дикая смесь Гитлера со Сталином, Берией и ГУЛАГом, приправленная при этом заплесневевшим, квасным ура-патриотизмом самого низкопробного, державного разлива.

На самом деле, в середине двухтысячных годов Партия была далека от всего этого как от Луны. Идеологию НБП того периода можно обозначить даже не как национал-большевизм, а как «воинствующий нонконформизм» под лозунгом «Революция любой ценой». После того как поддержавшая Майдан 2004 года Партия начала чем дальше, тем активнее сотрудничать с либералами, да и вообще со всеми по принципу «с кем угодно лишь бы против Путина», в движении начала формироваться особая атмосфера, выражающаяся в том, что организация стала больше напоминать не обычную политическую партию, а осаждённую крепость, находящуюся во враждебном окружении.

Для цементирования коллектива нет ничего лучше, чем чёрно-белое мировоззрение в стиле «мы и они». Партийцы, герои, революционеры — и в противовес им серая масса обывателей, не смеющих поднять рыло от корыта, верно пресмыкающаяся перед сонмом правящих ими власть имущих врагов. Между первыми и вторыми всегда была невидимая стена, буквально сотканная из эманаций ненависти.

Партия того времени радикально противопоставляла себя обществу, представляясь партийцам своего рода консорцией по Гумилёву — новой нацией, которая заменит собой россиян. Государство «Российская Федерация» и все его институты, разумеется, считались врагом номер один.

За эти кратко и чётко сформулированные идеи, которые будут актуальны до того дня, когда «Российская Федерация» будет полностью нивелирована и обнулена, стоит сказать спасибо товарищу Абелю — последнему идеологу и теоретику Партии. Не могу не процитировать один его текст, в котором — вся суть Партии периода своего расцвета: «Национал-большевик хочет стать творцом нового мира. Это принципиально. Не восстановить какие-то там скучные исторические справедливости, не вернуть народу чего-то там украденное, а создать новый мир, и поставить в центр этого нового мира свою великую партию — НБП. НБП — центр мира. Мышление национал-большевика должно быть НБ-центрично. Партия — всё, остальное — исторический фон. Партия хочет создать — вырастить из самой себя, построить вокруг себя — новую, небывалую русскую нацию. Новую нацию надо создавать на других принципах, не по цвету волос или глаз, а по храбрости, верности по отношению к нашей общине. Из русского прошлого новая нация возьмёт лишь самые яркие, самые героические, самые гениальные вспышки и озарения. Не нужно брать всё — мы не утащим в будущее этот гигантский тысячелетний воз, перегруженный гниющими трупами людей и идей. Скорее, воз утащит нас самих назад, вниз, в прошлое. Россия нуждается не в косметическом ремонте, Россия нуждается в Революции».

В этом-то и была сила той организации — она боролась не за присоединение Крыма и не за перераспределение национальных богатств, о котором сейчас не говорит только ленивый, а за новый мир, за общество, построенное на совершенно иных принципах, противоположных ныне существующим. Кстати, тут стоит отдать должное идеологам, очертания будущего были нанесены настолько расплывчато и абстрактно, что каждый представлял себе то, что более всего соответствует его идеальной картине мироздания.

Что дальше?

Разумеется, в статье посвящённой НБП нельзя не упомянуть про нынешнего Лимонова и его окружение. Грустно, что человек, создавший самую серьёзную оппозиционную организацию постсоветской России, останется теперь в народной памяти реакционером и колумнистом, призывающим со страниц прокремлёвской газеты топить в крови народное восстание в братской стране; политиком, стоящим в одном ряду через запятую с Дугиным, Кургиняном, Стариковым и ФСБшником Гиркиным-Стрелковым.

В этом, конечно же, есть и свои плюсы. В связи с добровольным самоустранением лимоновцев из рядов оппозиции, открывается широкий простор для деятельности сил, претендующих на вакантное место радикальной протестной организации, которая так нужна сейчас России.

Безусловно, гипотетическому «Русского Майдану», которого как огня боится кремлёвская власть, не обойтись без своего собственного авангарда. И та политическая сила, которая будет претендовать на это высокое звание, просто обязана поучиться на «ошибках вымерших птеродактилей». Понять сильные и слабые стороны формаций, достигших в прошлом значительного успеха, проанализировать причины их побед и поражений, что уже само по себе тема не для статьи, а для отдельного исследования.

В любом случае, далеко не все носители того огромного опыта политической работы, люди, прошедшие серьёзную партийную школу, сейчас ушли в обывательщину или же вслед за своим лидером твердят о том, что «оппозиция откладывается» или что-нибудь еще в таком духе. Опыт, наработки, лучшее наследие уже унаследованы совсем другими, не имеющими никакого отношения к «отцу-основателю» людьми.

За все эти годы через НБП прошли сотни и тысячи человек, оригинальных, неповторимых, отсеянных из человеческого океана как крупицы золота из тонн пустой породы. Интеллектуалы и бойцы, дураки и непризнанные гении, добряки и злодеи, все они прошли через школу нонконформизма и неповиновения, научились не бояться, не соглашаться и стоять на своём до конца. Оглядываясь назад, можно с уверенностью сказать, что НБП была своего рода политическим университетом, выпустившим из своих стен немало профессионалов высокого уровня. Старая НБП умерла. Да здравствует НБП!

  • Анна Комарова

    Главная причина того, что НБП утратила свою численность, силу и влияние, в том, что это изначально была и осталась до сих пор МАРГИНАЛЬНАЯ ПРОТОПАРТИЯ. Её аналог по формальным признакам — Демократический Союз времён ранней постперестройки, 1988-1991 г. Созданная в 1994 году, НБП тогда объективно выражала недифференцированную протестность маргинализированного постсоветского общества. Страты советского общества были сломаны, классы общества капиталистического только формировались, причём вторично и ускоренно. Предперестроечные надежды не оправдались, развязка октября 1993 г. вызвала не столько страх, сколько культурный шок. Вряд ли у НБП мог бы быть принципиально другой путь, даже если бы в определённые моменты принимались бы другие резолюции или выбирались бы другие союзники. И позиции Партии по ключевым событиям новейшей Истории, и выбор союзников, — это порождения главного: социального состава Партии. А маргинал — всегда одиночка, иначе он принадлежал бы к какой-нибудь страте и не был бы маргиналом по определению. В силу этого «партийное братство» оказалось не классовым, а потому не особенно стойким. Не стоит преувеличивать новаторство НБП. Фирменные АПД с захватом труднодоступных официальных объектов выглядело на российском фоне непривычно и действительно эффектно, но ведь не самые первые в Истории придумали. Но делали отлично, артистично, смело, стильно, это надо признать. А в идеологии ничего нового сказано не было, абсолютно. Типичные мелкобуржуазные радикалы. Увы. И всё-таки: СЛАВА ПАРТИИ.

  • Анна Комарова

    Да, кстати, для сравнения. Товарищ Абель: ««Национал-большевик хочет стать творцом нового мира. Это принципиально. Не восстановить какие-то там скучные исторические справедливости, не вернуть народу чего-то там украденное, а создать новый мир, и поставить в центр этого нового мира свою великую партию — НБП. НБП — центр мира. Мышление национал-большевика должно быть НБ-центрично. Партия — всё, остальное — исторический фон. Партия хочет создать — вырастить из самой себя, построить вокруг себя — новую, небывалую русскую нацию. Новую нацию надо создавать на других принципах, не по цвету волос или глаз, а по храбрости, верности по отношению к нашей общине. Из русского прошлого новая нация возьмёт лишь самые яркие, самые героические, самые гениальные вспышки и озарения. Не нужно брать всё — мы не утащим в будущее этот гигантский тысячелетний воз, перегруженный гниющими трупами людей и идей. Скорее, воз утащит нас самих назад, вниз, в прошлое. Россия нуждается не в косметическом ремонте, Россия нуждается в Революции».
    А вот товарищ О’Брайен: «Партия стремится к власти исключительно ради неё самой. Нас не занимает чужое благо, только власть… Власть — не средство, она цель. Диктатуру учреждают не для того, чтобы охранять революцию; революцию совершают для того, чтобы установить диктатуру. Цель репрессий — репрессии. Цель пытки — пытка. Цель власти — власть».
    К счастью, как говорилось в народе, бодливой корове Бог рог не даёт.
    Да, начитанные товарищи Лимонов и Абель. Но тираж «Нового мира», где напечатали «1984» Оруэлла, приближался в перестроечные годы К ТРЁМ МИЛЛИОНАМ ЭКЗЕМПЛЯРОВ. Т.е. литературные прообразы и параллели общедоступны.