14 октября 2014

Дмитрий ЖВАНИЯ. На Украине есть свои «крысы»

Jvania-Beograd-06-07-14 (129)Наверное, этот текст получится слишком сумбурным. Ибо пишется он под воздействием эмоций. И вновь эти эмоции возникли на украинской почве.

Мне очень не понравился эфир донецкого канала «Громадське Телебачення» («Гражданское телевидение»), в котором участвовала моя петербургская коллега Наталья Шкуренок. Вёл его украинский журналист Роман Скрипин. В начале эфира он спросил Наталью: «Вы же украинский язык не знаете?» «К сожалению, нет», — ответила та. «А напрасно! Поверьте, выучить его совсем несложно», — в довольно развязной манере посетовал Скрипин.

Я подумал: а в чём проблема? Российский журналист, пусть и с украинской фамилией, приехал на Донбасс, чтобы рассказать своим российским читателям о происходящем в этом мятежном регионе украинского государства, вовсе не обязан знать украинский язык. Не хотите с российским коллегой говорить по-русски? Пригласите переводчика. Представьте, что вы общаетесь не с российским журналистом, а, например, с французским. Никто же не будет укорять француза за то, что он не знает украинский. Если русский — это на Украине иностранец (а он иностранец), то его и надо воспринимать так же, как француза, англичанина, венгра, словака.

Потом, когда Наталья завела речь о «законе Ротенбергов», Скрипин уведомил её, что он «не в курсе, какие законы принимает Государственная дума», но знает «какие законы Рада принимает». А как можно анализировать российско-украинские отношения, не следя за деятельностью Государственной думы? Я вот с декабря пристально слежу за деятельностью Рады. Мне тоже малоинтересны Шуфрич, Тягнибок, Фарион, Турчинов и прочие украинские господа-законодатели. Но для меня важна информация о деятельности украинского государства, так как оно находится в конфликте с государством российским. Так что Скрипин либо должен перестать заниматься политической журналистикой, либо внимательно следить за тем, какие законы принимает не только Рада, но и Госдума.

По правде сказать, я не так давно узнал, что существует такой журналист — Роман Скрипин. До восстания на Майдане я почти не смотрел украинские каналы, тем более — донецкие. И лишь недавно мне стало известно, что Скрипин пользуется репутацией «страшного сна украинских политиков» за то, что в прямом эфире обзывает их мудаками.

У украинцев появился синдром валить всё на происки агентов Кремля и рук Шивы-Путина

У украинцев появился синдром валить всё на происки агентов Кремля и рук Шивы-Путина

Однако в общении с российской коллегой из «Новой газеты» он мог бы и отказаться от излюбленного им лихого тона.

Я прекрасно осознаю, что Скрипин, будучи профессионалом (а он профессионал, судя по его биографии) отлично осведомлён о «законе Ротенбергов». Но, будучи украинцем, он хочет показать, что российские дела его мало волнуют. И его можно понять. Раздувая мятежи в украинском государстве, Россия получает свою долю украинского презрения. Однако это — инфантильная реакция. Или женская: «Мужчина, вы мне неинтересны боле».

На странице в фейсбуке одного моего знакомого, Левана Оболашвили, разгорелся спор после того, как он написал, что, ни в коем случае не оправдывая агрессию России против Украины, его подмывает спросить украинцев: «Ребята, а кто выбирал президентом этого урку с двумя ходками, Януковича? Марсиане? Кто выбирал в вашу раду мерзавцев и бандюганов из “Партии Регионов”? Вы или россияне?» Кроме того, Леван пеняет украинцам за отказ оборонять Крым и за беспрепятственный проезд отряда Гиркина из Крыма на Донбасс. В общем, он приходит к мысли, что украинцы в основном сами виноваты в своих проблемах.

Я не во всём согласен с Леваном. Если бы путинский режим и его агенты не разжигали мятеж на Донбассе, кровь на этой земле давно бы перестала литься, а Крым Украина вряд ли могла отстоять, учитывая тогдашнее состояние её армии и силовых структур. Как верно заметил один из оппонентов Левана, украинцы как выбрали Януковича, так и свергли его. Да и выиграл Янукович с большим трудом лишь во втором туре. Однако Леван прав, утверждая, что украинцы привыкли валить всё на происки агентов Кремля и рук Шивы-Путина, не желая не то что открывать огонь по своим штабам, но даже просто критиковать их.

Очевидно, что они есть — эти агенты и руки. Но ведь были и остаются те, кто вырос на плодородной украинской почве. Недавно посмотрел ролики о жизни Нели Штепы, когда она ещё была мэром Славянска. И испытал эстетический шок. Все эти красные, синие, зелёные черевички на высоком каблуке с пошлыми узорами и нелепыми инкрустациями. Ужас — да и только. Да и сама Штепа — толстая маленькая крашеная блондинка. Особенно эффектно она смотрелась с короной на голове и верхом на лошади. А на выборах мэра она взяла 60 процентов голосов избирателей. Это немало, учитывая, что на Украине выборы проходили не как в России, а более или менее честно. Неужели люди не видели, кого они выбирают? Видели. Наверное, для них иметь такого мэра — это нормально.

Мне ответят, что Штепа — это Донбасс, а на Донбассе живёт специфическое население. Может быть. Но как тогда быть с такой народной избранницей, как Ирина Фарион? По сути, Фарион — это та же Штепа, только высохшая. Я не слышал, чтобы Фарион одёргивали её коллеги или осуждали избиратели за русофобские высказывания.

В феврале 2010 года украинские СМИ сообщили, что Фарион стыдила детсадовцев за использование русских форм имён: «Никогда не будь Алёнкой. Если станешь Алёной, то нужно паковать чемоданы и выезжать в Московию. Маша — форма не наша. Пусть едет туда, где Маши живут. Петя тоже должен отсюда уехать, если не станет „Петрыком“». А пятилетняя Лиза узнала от Фарион, что её имя происходит от слова «лизать». Да, после того, как было опубликовано видео встречи Фарион с малышами, разгорелся скандал, и тем не менее, это не помешало ей в 2012-м стать депутатом Верховной Рады от округа № 116 Львовской области.

Из Донбасса уехали Гиркин и Бородай — граждане РФ. Но Пургин, Безлер, Захарченко остались, а ведь это всё местные боевики. Кстати, на украинстве Захарченко особо рьяно настаивала певица Руслана, впечатленная, видимо, мужской харизмой лидера ДНР.

Я вовсе не хочу доказать, что украинцы сами во всём виноваты. Однако очевидно, что украинская нация раскололась, причем ещё до Майдана, а сейчас этот раскол углубляется и расширяется. Одни идут воевать, защищать свою землю, а другие — наживаются на поставках некачественного обмундирования. Дело доходит до того, что вороватые поставщики вынимают металлические платины из бронежилетов, что оборачивается гибелью солдат. Одни уходят добровольцами, а другие требуют дембеля. «Мы уже отслужили по полтора года, но нас не отпускают. Мы просто хотим домой», — жаловался один из протестовавших 13 октября у администрации президента Украины национальных гвардейцев. «Под Администрацией президента — отвратительный фарс. Это куча крыс. Они знают, что в военное время они не могут быть демобилизованы», — заявил комбат «Азова» Андрей Билецкий.

Допустим, он прав. Но они ведь украинские, а не российские «крысы».

Я предупредил, что текст получится путанным. Ни в коем случае, это не «наезд» на украинцев. Мы, жители России, по многим причинам не имеем никакого права подвергать украинцев суровой критике. Если бы лучшая доля украинской нации не проявила волю и решимость, Украина перестала бы существовать, во всяком случае, как независимое государство. Но чтобы революция развивалась, она должна исходить из принципа «Главный враг — дома!».