3 октября 2014

Иван НИКОЛАЕВ. Принцип кормления — ехидная насмешка над Петербургом

Nikolaev-Iv-2-2«Выборы состоялись и, на мой взгляд, с неплохим результатом с точки зрения явки. Я рад, что не было грязи чёрного пиара, потому что приличные люди баллотировались на пост губернатора. Мне кажется, это весьма неплохой результат», — этой пошленькой речью новоназначенный главой Санкт-Петербурга «чекистский князь» Полтавченко задернул шторки скучного спектакля, в насмешку именуемого выборами.

Характерно, что согласно вступившим в силу изменениям сорокового ФЗ (2.5.12), петербургские выборы 14.9.14 должны бы были прорвать сооружённую десять лет назад плотину политического бесправия; но в действительности стали лишь похабно дешёвой декорацией избирательного права, картонным симулякром политической свободы. За гримом и пудрой остался всё тот же уродливый принцип наместничества и вотчинного кормления.

Нет сомнения: исключительно патологически наивный гражданин мог вывести из пышного постболотного либеральничанья, мелких уступок и провозглашенного шага навстречу (при традиционных двух шагах назад) гражданскому обществу ˡ, возможность каких-либо прогрессивных практических изменений в государственном шапито.

Дело в ином. А именно в симптоматичности самой подачи выборов: такой трусости, таких подстраховок и такого фарисейского самоудовлетворения не могла позволить себе даже шальная предшественница генерал-лейтенанта.

Та бесхитростно и честно кормилась, не пытаясь ни играть в народоправство, ни взыскивать какой-либо легитимности. При Валентине город планомерно уничтожался, обворовывался, но молчал. И только когда над сердцем Петербурга был занесен газпромовский кол — гранитные брови города нахмурились — Матвиенко, плюнув на распотрошённый Ниеншанц, засобиралась в ханскую ставку. Присланный ей на смену Полтавченко имел все шансы продолжить дело предместницы — если бы не несколько «но».

Эксплуатируя украинские иллюстрации и импортируя сценарии соседского хаоса и войны, российская власть будет инкрустировать в сознание всех и каждого нехитрую альтернативу: «Или худой мир. Или хорошая война»

Эксплуатируя украинские иллюстрации и импортируя сценарии соседского хаоса и войны, российская власть будет инкрустировать в сознание всех и каждого нехитрую альтернативу: «Или худой мир. Или хорошая война»

Первое «но» — это упомянутые выше манипуляции с нормами избирательного права, которые обязали ставленников формально, но избираться.

Второе «но» обязано возвращенской аннексии Крымского полуострова Российской Федерацией и последовавшему за этим взрывом канализационного патриотизма, что стремительно разлился по всему розовому пятну на мировом атласе. Почуяв запах девальвированной легитимности и возможность дёшево и сердито продлить ярлыки на княжение, вотчинники закружились в листопаде отставок.

Не отставая от региональных соратников и использовав старый мошеннический трюк с запросом досрочной отставки с поста градоначальника (в 2006 году этой же схемой пользовалась незабвенная Матвиенко), под предлогом подтверждения своей легитимности, а в действительности для продления лимита кормления, Полтавченко инициирует губернаторские выборы. На которые беззастенчиво и подленько, совершенно в духе времени, допускает исключительно себя. А дабы не прослыть совершенным наглецом и придать бутафории хоть каплю реализма, окружает себя муляжами других кандидатов: Тахира Бикбаева, Ирины Ивановой, Константина Сухенко и Андрея Петрова (примечательного единственно тем, что сей персонаж является представителем ЛНР и помазанником модного «русского мира»). О том, кто есть эти люди петербуржцам не могла подсказать даже «Википедия».

Характерно, что единственного условно оппозиционного кандидата (в действительности же просто конкурента, что для Полтавченко есть много страшнее) Оксану Дмитриеву попросту забили палками муниципального фильтра, априори лишив Петербург выбора.

Собственно этот беззастенчивый фарс, это ехидная насмешка над городом, что был создан революцией и всю свою историю рождал в своём чреве перевороты и революции, и вызвал по-интеллигентски мягкую, но отчаянную реакцию Петербурга. Город принципиально отказался голосовать, отвесив наглой усатой морде пронзительную холодную пощечину.

И легитимность пришлось натягивать на невскую плоть, как воспетый «великим ханом» контрацептив. Завалив урны досрочными (привет меднобородому шуту и шулеру Милонову) заполтавченскими бюллетенями, согнав к выборным корытам по разнарядке крепостных невольников — социальных бюджетников и пенсионеров, легитимность натянули до почти 40% явки при 80% вотирования за Полтавченко.

Ещё на пять лет Петербург был отдан в кормление проверенному человеку Системы. Но что, кроме полоумного счастья, повешенного в качестве вступления к статье, можно вывести из петербургского волеизъявления?

Очевидно, что воры и узурпаторы получили в одну руку волшебную палочку, именуемую патриотизмом, коей ещё долгое время будут превращать тыкву в государство, а себя из крыс в кучеров этого государства. В другую руку им досталась удивительная вещица, именуемая «украинским кризисом». Эксплуатируя украинские иллюстрации и импортируя сценарии соседского хаоса и войны, российская власть будет инкрустировать в сознание всех и каждого нехитрую альтернативу: «Или худой мир. Или хорошая война».

Нет сомнения, что воспитанные на известной присказке «лишь бы не было войны», граждане России ещё долго будут выбирать худое. Так что у системы, персонифицированной Путиным, убогой, малодушной и трусливой, есть все шансы стоять на своих глиняных ногах неопределённо долгое время.

И только питерская пощёчина духовно напомаженной власти оставляет надежду на сбой в механизмах кронштадской дамбы, на бурление невских вод и уничтожение всех свай и скреп Вертикали.

ˡ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».