1 сентября 2014

Михаил ПУЛИН. Наш долг — помочь Волчице

Pulin-Altay2Политзаключенная по «делу АБТО» Ксения Поважная уже в декабре освобождается из затерянного в алтайском захолустье режимного лагеря. Ксения, которую многие соратники знают по прозвищу Волчица, долгое время находилась в условиях информационной блокады. Однако после того как нашим товарищам удалось найти в Барнауле адвоката, появилась возможность узнать некоторые подробности.

За время заключения к ней несколько раз приезжали для проведения «бесед» сотрудники ФСБ, политзаключённую закрывали в штрафной изолятор, письма от соратников с воли доходили весьма избирательно, а ответы на письма, судя по всему, и вовсе не уходят за пределы колонии, а администрация делает если не всё, то многое, чтобы максимально изолировать Волчицу от общения с другими арестантами. В целом же к концу срока ситуация более или менее нормализовалась.

Несмотря на то, что я уже неоднократно писал о широко известном в узких кругах деле «Автономной боевой террористической организации», стоит ещё раз напомнить о тех обстоятельствах, которые привели Ксению в места не столь отдалённые.20 декабря 2009 года пятеро подростков разбили молотком окно в отделении ФСБ по Юго-Западному административному округу и кинули внутрь бутылку с зажигательной смесью; в результате обгорел подоконник и несколько стульев, пострадавших не было.

Иван Асташин, впоследствии объявленный организатором восьми террористических актов и главарём внесённой российскими правоохранителями в один список вместе с «Аль-Каидой» и «Имаратом Кавказ» «Автономной боевой террористической организации», снимал происходящее на видео.

Собственно этим коротким эпизодом — участием в ненасильственной акции прямого действия против помещения ФСБ, в результате которой не пострадал ни один человек, и ограничивается «преступная» деятельность Поважной. Всё остальное, описанное в обвинительном заключении, а после включённое в приговор суда, является не более чем плодом неудержимой фантазии сотрудников правоохранительных органов. В итоге молодую девушку отправили в лагеря на долгие годы.

Ксения, которую многие соратники знают по прозвищу Волчица, в декабре освобождается из затерянного в алтайском захолустье режимного лагеря

Ксения Поважная, которую многие соратники знают по прозвищу Волчица, в декабре освобождается из затерянного в алтайском захолустье режимного лагеря

Судебное разбирательство по делу «АБТО» длилось четыре месяца, его итогом стал вынесенный 12 апреля 2012 года необычайно суровый приговор. Асташин получил 13 лет строгого режима (впоследствии после рассмотрения надзорной жалобы в Президиуме Верховного суда срок заключения был снижен до 9 лет 9 месяцев с отбыванием наказания в колонии строгого режима). Остальные фигуранты уголовного дела получили от 12 до 6 лет лишения свободы.

Ксении дали восемь лет колонии, но после рассмотрения кассационной жалобы срок ей был снижен до четырёх лет. Даже Ярослава Рудного, который активно сотрудничал со следствием и благодаря этому до приговора находился под подпиской о невыезде, система не пощадила — обвинение просило для него условный срок, однако ему присудили 6 лет в колонии строгого режима. Также в группу молодых людей, впоследствии оказавшихся за решёткой по «делу АБТО», входил и провокатор, активист ныне распущенного общественного движения «Реструкт» Игорь Зайцев по прозвищу Киборг.

Его показания стали одним из главных козырей стороны обвинения в судебном процессе, ставшем примером самого вопиющего правого нигилизма. За особые заслуги перед правоохранительными органами Зайцеву был назначен условный срок. После сурового, беспредельного, вынесенного со всеми возможными нарушениями правовых норм приговора, ребят развезли по дальним лагерям, в которых процветает ментовской беспредел, администрация плюет на права осуждённых с высокой колокольни, а о каких-либо послаблениях для заключенного контингента даже не приходится говорить.

Но даже самые длинные и тяжёлые срока заключения рано или поздно заканчиваются. И уже совсем скоро, всего лишь через какие-то четыре месяца, Ксения выйдет на свободу.

Я прекрасно помню день своего освобождения. Не будет преувеличением сказать, что первое освобождение — это самое большое удовольствие, которое только может испытать человек в этой жизни. С ним не сможет сравниться ни одно доступное человеку наслаждение.

Но когда первая эйфория проходит, перед каждым освобожденным узником встают насущные проблемы. После нескольких лет, проведённых в подводной лодке режимного лагеря, у человека безвозвратно теряется драгоценное здоровье, атрофируются навыки свободной жизни, рвутся социальные связи, нет ни денег, ни работы, ничего, чтобы продолжить на воле то дело, которым он занимался до того, как оказался в плену у мертвецов.

Здоровье Ксении сильно подорвано долгим, тяжёлым сроком. Несколько раз её этапировали в лечебно-исправительное учреждение в связи с обострившимися хроническими заболеваниями.

Политическим заключенным в России отбывать срок намного тяжелее, чем обычным, «уголовным» арестантам. Волчице, как и многим другим политзекам, пришлось перенести давление как со стороны как администрации колонии, так и со стороны «навещавших» её во время заключения сотрудников ФСБ.

Материальное положение каждого, кто выходит из мест лишения свободы, также оставляет желать лучшего. Знаю по своему опыту: зарплаты на производстве в колониях порой составляют не больше нескольких сотен, а порой и нескольких десятков рублей за месяц тяжёлого труда. На материальную поддержку осуждённых после освобождения администрацией т.н. исправительных учреждений выделяются весьма скудные средства, которых едва хватает на самый дешёвый билет до дома. Так что помощь освобождающимся арестантам — важное и нужное дело.

Помимо этого, Ксения уже включена в печально известный список Росфинмониторинга. Лица, включённые в него и признанные по решению оккупационных властей РФ «террористами и экстремистами», не имеют права на труд и его оплату, так как банки не открывают им зарплатные карты. Фигуранты перечня по несколько лет не видят своей зарплаты, и даже дозволенные к ежемесячному получению 10 тысяч из неё — ниже прожиточного минимума. В настоящее время фигурантам списка можно получать пенсии и пособия, но пока банки никому их не выплатили.

Включённые в Перечень не могут обналичить компенсации за нанесённый им вред, алименты, страховые выплаты при несчастном случае и ДТП, не могут снять со своих счетов средства в чрезвычайных обстоятельствах — срочной операции, на похороны близкого человека и т.п. При чем здесь финансирование терроризма — непонятно.

Но в силах каждого из нас помочь освобождающимся узникам. Ксении требуются подъёмные на первое время после освобождения.

Средства для помощи освобождающейся Ксении Поважной отправляйте на счёт «Яндекс. Деньги» с пометкой «Ксении Поважной» или «Волчице». Номер счёта: 410011089443736

Но, как говорится, не хлебом едином жив политзек. Ксения освобождается только через четыре месяца — пишите политзаключённой письма. Адрес колонии: 658391, Алтайский край, с. Шипуново, ул. Заводская, д. 48 а, ФКУ ИК-6 УФСИН России по Алтайскому краю, 6 отряд.