29 августа 2014

Дмитрий ЖВАНИЯ. Третий путь скоро станет единственным

Jvania-futurism2-2Те российские политические активисты, которые приветствовали киевский Майдан, осудили присоединение Крыма к путинской России и отказались поддерживать «новороссийский» мятеж на Донбассе, но при этом являются сторонниками идеи национального социального государства, переживают нелёгкие времена. Какой тактики им придерживаться сейчас, когда толпа бьётся в припадке «патриотизма» и исходит ненавистью к некогда братской Украине?

Либералы нынче каждый день получают доказательства того, что Путин — враг демократии и цивилизованного мира. И им ясно, что делать. Без всякого сомнения, страстотерпцы, которые, держа в руках самодельные плакатики с лозунгами типа «Нет войне!», сносят оскорбления и побои от быдла, очумевшего от путинской пропаганды и распоясавшегося из-за ощущения вовлечённости в массовый психоз, достойны уважения. Всё это очень по-христиански — добровольно отдавать себя на поругание кретинам: «Прости их, Господи, они не ведают, что творят». Наверное, такая тактика позволяет получить гранты от правозащитных фондов. Но она совершенно не подходит для революционеров.

Нынче не время работать с плебсом. Он взвинчен бациллами ложного патриотизма. Он одурманен (интересно, что в итальянском языке глагол drogare одновременно означает «взвинтить» и «накачать наркотиками»). Сейчас нашим людям ничего объяснить невозможно. В Украине взяли в плен российских десантников? Так это украинские фашисты похитили жителей ростовской области, пастухов и колхозников, избили их, переодели камуфляж и заставили сделать на камеры заявления, что они — десантники из Костромы.

В России создана такая атмосфера, что человек массы не верит в искренность активистской жертвенности. Обыватель уверен, что на пикеты и прочие уличные мероприятия активисты выходят за деньги. И чем жёстче им на акции достанется от полиции или её новоявленных помощников, например, в лице ряженых казаков, тем выше будет гонорар записного буяна. Всё это доходчиво нашей массе объяснили Мамонтов, Киселёв и прочие телевизионные пропагандисты. И хоть ты, активист, убейся, никто тебе не посочувствует.

Главное, выработать свой стиль: агрессивный, но не тупой; интеллектуальный, но без тени умничества / кадр из фильма "Сан-Бабила, 20 часов"

Главное, выработать свой стиль: агрессивный, но не тупой; интеллектуальный, но без тени умничества / кадр из фильма «Сан-Бабила, 20 часов»

Российская политическая повестка сейчас формируется Украиной, а точнее — реакцией на события в этой стране. Большинство тех, кто до победы Майдана числил себя оппозицией, либо левой, либо правой, поддерживают режима Путина в его антиукраинском походе. Члены наци-панковской секты «Свидетели Лимонова», ностальгирующие по СССР левые недоумки, националисты-лапотники, сталинисты, левые интеллектуалы, очарованные донбасскими «матюками», да им легион — все они за «русский мир» и «народные республики», а значит — за Путина. Спорить с ними бесполезно. Ибо они либо непролазно тупы, либо отрабатывают свои крохи со стола президентской рати. О «народности» и антифашизме республик Донбасса написано уже немало, причём и самими ополченцами. Не будем на этом останавливаться.

Другая группировка — левые ханжи, которые, как против российского вмешательства в дела Украины, так и против украинской АТО. Они, естественно, против «фашизма и шовинизма, независимо от его “национальности”, против убийства мирных жителей и политического террора, от кого бы они ни исходили». Они требуют «от всех сторон военного конфликта немедленно заключить перемирие, прекратить огонь и начать переговоры о мире». На переговорах с сепаратистами настаивает и Путин.

Кремль добивается легитимации мятежников на Донбассе, а переговоры — это первый шаг к их легитимации. Если раньше их представляли московские гости типа Бородая и Гиркина, то теперь власть перешла к местным мужикам с прозвищами Батя, Козырь, Царь. Есть ещё бывший заправщик Моторола. Но он гражданин РФ. Правда, в последние дни бать и козырей, по всей видимости, потеснили безымянные российские спецы. С кем вести переговоры? С Батей? Но где гарантия, что потом Козырь не пошлёт Батю отборными «матюками»?

В Чечне было проще. Во главе чеченского повстанческого движения стояли люди, которые представляли волю чеченского народа. Джохар Дудаев собрал 90,1 % голосов на выборах президента Чечни в октябре 1991 года. За Аслана Масхадова на выборах президента Ичкерии 27 января 1997 года проголосовали 59,3 % избирателей, а за Шамиля Басаева — 23,5% (он занял второе место). Мы сейчас не разбираем, хорошие это были люди или плохие. Но факт остаётся фактом — они представляли чеченское общество. Но Путин не пошёл на переговоры с Масхадовым. Не ответил Путин и на предложение Басаева сойтись в рукопашной схватке. А ведь мастер спорта имел все шансы победить инвалида и этим положить конец кровопролитию.

Что касается командиров донбасского ополчения, то это люди без биографии. Они будто вынырнули из ниоткуда. Наверное, вылезли из копанок, которые они держали под бандитским контролем. Но левые ханжи на такие мелочи внимания не обращают. Они отбывают свой пацифистский номер. Им совесть не позволяет поддерживать военные действия буржуазного государства, даже если это государство отстаивает свою независимость.

Но есть и небольшая группа людей, которые солидарны с Украиной. Они понимают, что АТО — это трагическая необходимость. Им ясно, что в стратегическом отношении путинский режим потерпел тяжёлое геополитическое поражение. Ещё год назад Украина была лояльной в отношении России страной, что бы ни говорили кремлёвские пропагандисты. Я совершенно спокойно разговаривал на русском языке даже в сёлах Галичины, а в Киеве почти везде звучала русская речь. Но дело не в языке. Как говорили в Киеве или Одессе на русском, так и будут говорить.

Ментальное отчуждение украинцев от России и русских — вот главная беда. И реакция украинцев вполне естественна. На ненависть русских они отвечают враждебностью. «Мы никогда не будем братьями» — ещё в начале марта, когда бойцы Майдана передавали привет России, это не было правдой. А теперь это — горькая правда. Между русскими и украинцами теперь пролегает кровавая граница.

«Присоединение» Крыма, попытки откусить куски от Донбасса — это не показатель смелости и силы Путина, а проявление его слабости. Это — реакция неудачника, разрушившего братские отношения между русскими и украинцами, не сумевшего сделать из России государство, привлекательное для соседей. Речь сейчас не о подачках в виде кредитов и даже не о безвозмездной помощи. Нужно признать: Россия ныне — отсталая страна, как в политическом, экономическом и социальном измерениях, так и ментально.

Украина потеряна для России на очень долгое время, если не навсегда. И виноват в этом не только Путин, но и наш русский народ, который будто только и ждал сигнала, чтобы воспылать ненавистью к Украине и украинцам, которые осмелились строить своё государство.

Концепцию восточнославянского мира, где каждый народ уважает права другого народа, Путин с подачи то ли Дугина, то ли Суркова подменил убогой концепцией «русского мира» и пошлыми антифашистскими заклинаниями. Что такое «русский мир»? Каковы его ценности и принципы? Ладно: ценности и принципы можно придумать. Важно, как они преломляются в реальной жизни. И я бы сейчас не хотел описывать, чем в реальности оборачивается хвалёная русская отзывчивость.

Я предвижу отзывы: «Жвания — русофоб!», «Какое право этот грузин имеет на то, чтобы рассуждать о нашем русском мире!» Обычно такого рода вопли меня не сильно задевают. Но в этом тексте я всё же отвечу всем этим недотыкомкам: мой прадед, Егор Иванов, уроженец той части Новгородчины, которая затем, при Советской власти, была прирезана к Калининской (ныне — Тверской) области, служил гренадёром в Царском селе, стоял часовым на выходе царя, а мой грузинский дед, по линии отца, Георгий Жвания, служил на императорской морской яхте «Штандарт» — в Петербурге семья Жвания поселилась в 1908-м. Так что я в большей степени русский, чем 90% жителей современного Петербурга, заполненного переселенцами из Карелии и Коми — раскосыми потомками чуди и води, зырян и пермяков. И мне не безразлично, как в мире относятся к русским. И мне больно видеть, во что превращается русский народ и Россия.

Но вернёмся к проблеме политического активизма. На самом деле — не всё так плохо. Пространство революционного активизма опустело после того, издавая истерические вопли против Украины, его покинули все эти «левые фронты», «объединённые коммунисты», «другие россии» и прочие «недонаши». И сторонникам «третьего пути» по силам его занять. Их отряд будет пополняться как слева, так и справа, ведь как в левом лагере есть те, кто смотрит на вещи трезво (истинные интернационалисты), так и в правом (истинные националисты).

Выходить на массы этим людям пока рано. Страшно далеки они от народа. И это хорошо. Ибо если бы они, как тот же Лимонов, решили слиться с народом в шовинистическом экстазе, они бы кричали «Крым — наш!» и выдавали всякие пошлости про «укропов». Сейчас главная задача для тех, кто не пошёл за Путиным, но и не превратился в пацифистов и либералов, не отказался от идеи борьбы за мощное социальное государство, найти друг друга. Для этого необходимо создать 10, сто и больше «кружков Прудона», где правые будут искать точки соприкосновения с левыми для того, чтобы вместе пробивать третий путь, который скоро станет единственным.

Это не значит, что нужно полностью отказаться от уличного активизма. Ценность имеют лишь те мысли, которые побуждают к действию. Никто не отменял актуальность борьбы за возрождение индустрии и одновременно — за экологию, за бережное отношение к традиции и в то же время — за футуристический расцвет.

Нужно только забыть о мазохистском страстотерпстве в стиле «Стратегии-31» и либеральном отдании себя на заклание. Главное, выработать свой стиль: агрессивный, но не тупой; интеллектуальный, но без тени умничества.