6 августа 2014

Дмитрий ЖВАНИЯ. Только кретины не видят, что «Новороссия» — это политтехнология

jvania-kontaktПокупая в Белграде автобусный билет в Сараево, я был уверен, что автобус довезёт меня до центра боснийской столицы. В конце пути автобус выехал на шоссе, с которого открылся великолепный вид на Сараево — в ложбине сверкал огнями красивый город. Но вдруг на развилке водитель повернул в обратном от города направлении. Вскоре автобус остановился в квартале, в котором можно снять фильм о месте «где-то в Восточной Европе».

Я не сразу понял, где меня высадили. И только потом узнал, что прямое сообщение между Белградом и Сараево так и не восстановлено. Можно доехать лишь до Восточного Сараево, находящегося на территории Республики Сербской. Восточное Сараево естественно перетекает в собственно Сараево. Граница проходит по обычной улице: никакого досмотра, блок-постов, миротворцев — всё это в прошлом. И это прогресс по сравнению с тем, что было 20 лет назад. Но сербский автобус в мусульманское Сараево пассажиров не возит. Разрушить связи очень легко, а восстанавливаются они очень долго.

Поезда из Москвы и Петербурга в Киев ходят пока регулярно. Пассажиров стало меньше, особенно мужского пола. Я вот уже не знаю, когда вновь окажусь на Украине. На территорию этого государства въезд российским мужчинам от 18 до 60 лет фактически запрещён. И запрет этот вполне оправдан, учитывая то, что творят на Украине многие российские мужчины. А если так дело пойдёт дальше, то между Украиной и Россией перестанут и поезда ходить, и самолёты летать не будут. Если кто думает, что это мало реально, то ошибается. Ведь нет прямого сообщения между Россией и Грузией, и мы все привыкли к этой данности.

Самое страшное, что могло произойти — произошло: события приняли такой оборот, что украинцы и русские считают друг друга врагами. Когда политические прохвосты и оболваненные российские обыватели радеют за спасение «братьев на Украине», я не понимаю, кого они подразумевают под братьями. Русскоязычных? Так почти все бойцы украинских добровольческих батальонов, которые сражаются с «новороссийскими» боевиками на Донбассе, говорят на чистом русском языке.

В конце февраля мы с товарищами смотрели фильм о Майдане, снятый петербургскими анархистами. Меня тронули интервью с активистами Майдана. Все они передавали привет России, русским, петербуржцам. Тётушки-кашевары в цветастых платках, завязанных на лбу, на украинском языке заявили, что русские — это братья украинцев: «Мы славяне, мы братья».

Денис Левин и "Боротьба" разжигали пропутинские мятежи в Харькове и Одессе

Денис Левин и «Боротьба» разжигали пропутинские, якобы — антифашистские, мятежи в Харькове и Одессе

Сейчас на Украине это мнение, уверен, не слишком популярно. А как иначе, если «возмущённые братья», захватывая административные здания на востоке Украине, срывали украинский флаг, топтали его и водружали российский триколлор? Да и это не так важно, как то, что подавляющее большинство граждан России поддерживает проект «Новороссия», за который Украина платит кровью. И разницы нет, кто погибает: жители городов и сёл Донбасса или украинские войсковые. Все они — граждане Украины. И если бы агенты Путина не разжигали мятеж, они бы жили дальше.

Далеко не всегда страна поддерживает агрессию режима, который ею правит, против другого государства. Так, большинство французов было против войны за Алжир, а американская молодёжь протестовала против американской миссии во Вьетнаме. Да и введение «ограниченного контингента советских войск» в Афганистан поддержали далеко не все граждане Советского Союза. В России сейчас не то. Конечно, клич «Путин, введи войска!» у нас нынче не так популярен, как в апреле или в мае, ибо наши граждане поняли, что Украина — не страна для лёгкой войсковой прогулки, однако они, судя по опросам, одобряют то, что Путин помогает мятежникам на Донбассе.

Александр Невзоров считает, что для восстановления отношений между русскими и украинцами потребуется лет 200. Я до этого счастливого момента не доживу, как и все те, кто будет читать этот текст.

Для меня лично ещё важно то, что я больше никогда не буду общаться с некоторыми людьми. Майдан и ответный «новороссийский» мятеж развёл нас в разные стороны.  В июле 2009 года я после долгого перерыва приехал в Киев. На вокзале меня встречали Андрей Манчук и Денис Левин. Стояла жуткая жара — как сейчас. Денис был ещё совсем худым, скромно одетым парнем — в серой рубашке, на голове — пролетарская кепка. В руках он держал ёмкость с лимонадом ядовитого цвета. Предложил глотнуть мне. Это было трогательно.

Денис провожал меня и обратно в Петербург. Помню, у нас зашёл разговор об идее «восстановления СССР». «Мы считаем, что под этим лозунгом скрывается сейчас великорусский шовинизм», — сказал Денис, и я полностью согласился с этим мнением Дениса и его товарищей.

Через полгода в Киеве, на квартире активистки Нины Потарской, которая с мужем уехала кататься на лыжах в Карпаты, мы с Денисом встречали 2010 год: пили грузинское вино, ели спагетти sotto salsa arrabbiata (под очень острым соусом), который я приготовил. Отлично провели время.

Когда начался Евромайдан, я узнал, что активисты «Свободы» облили Дениса газом за то, что он раздавал профсоюзные листовки. Меня это возмутило…. Но потом Денис, как и его товарищи по организации «Боротьба», оказались в одной компании со всей этой «новороссийской» шпаной, оправдывая себя тем, что победа Майдана в социальном плане — это победа олигархов, а в политическом — союза либералов и крайне правых. Антиолигархический порыв Майдана они предпочитали не замечать, а, будучи догматическими левыми, национальное возрождение Украины они осуждали — нацизм, мол, это.

Денис шёл во главе шествий за федерализацию Украины в Харькове, был одним из организаторов митингов с требованием создания Харьковской народной республики. Я решил, что в Денисе говорит обида на активистов Майдана. И лишь только сейчас я узнал, что во время Майдана и после него «Боротьба» согласовывала свою позицию и действия с московскими заказчиками. Тому есть весомые доказательства.

Я не знаю, когда я окажусь в Киеве. Но если попаду туда, то точно не буду посещать офис «Боротьбы» в самом центре Киева, на Владимирской улице, напротив Театра оперы и балета имени Тараса Шевченко. Я ночевал в этой штаб-квартире в феврале 2013 года, когда находился в Киеве проездом из Сум, любовался из окна видом на город, на театр. Теперь не буду. Да и штаб-квартиры «Боротьбы», наверное, в этом доме больше нет. «Боротьба» окончательно слилась с «антимайданом» и вместе с этим движением умрёт как политическая организация. Если есть на Украине национал-предатели, то это «Боротьба».

«Я не считаю, что народные республики — это Белый проект. Это демократические и социальные образования, каких бы монархических иллюзий не придерживались отдельные популярные руководители, — заявил Виктор Шапинов, один из лидеров «Боротьбы» и гражданин Российской Федерации в интервью РИА «Новости». — Я и мои товарищи из левой организации “Боротьба” (“Борьба”) были и остаёмся активнейшими участниками движения на юго-востоке. Само это движение — антиолигархическое и антифашистское, то есть левое по самой своей сути. Посмотрите — на блокпостах в “ДНР” — везде красные флаги. Нам, левым, важна объективная роль движения, а не то какие флаги или хоругви поднимаются. Если социализм и демократия восторжествуют под «имперским» флагом — не страшно».

Если честно, читать эти мантры об антиолигархическом демократизме «Новороссии» на Донбассе надоело до тошноты. Если раньше наивные люди могли иметь какие-то иллюзии, то сейчас множество фактов и свидетельств показывает, чтобы собой представляет эта «Новороссия». Да надо быть кретином, чтобы не видеть, что проект «Новороссия» — это политическая технология, которая, без всякого сомнения, нашла отклик в среде людей определённого психического склада. Кретины на то и кретины. С них взятки гладки. Они верят в то, что им говорят с экрана. А вот люди с мозгами, которые продолжают распространять ложь, да ещё с помощью одиозного РИА «Новости», достойны презрения.

При встрече я поздороваюсь с Денисом Левиным и Андреем Манчуком. Какой будет их реакция, я не знаю. Но новый год мы вместе никогда больше встречать не будем. Это точно. Зато за эти месяцы на Украине у меня появилось много новых друзей. Они сейчас отстаивают честь своей Родины, не желая отдавать её земли на поругание путинским наёмникам и обманутым дуракам из местного населения. Они идут под пули. Я болею за них.