9 июля 2014

Михаил ПУЛИН. Почему проигрывает российская оппозиция

Pulin2Можно долго рассуждать про хитрую и коварную византийскую власть, правящую Россией, или про пассивный, безвольный народ, почему-то не желающий выходить на улицы и свергать кремлёвских властителей, но эти «аргументы» на самом деле не более чем самооправдание. Когда надо — народ выходит, только вот складывается впечатление, что сами вожди оппозиции своими действиями или бездействием всегда так или иначе подыгрывают существующему строю, на чём, впрочем, чуть позже стоит остановиться поподробнее.

При сложившейся революционной ситуации (когда правящий класс более не может в неизменном виде сохранять своё господство, а народ, желая изменения своей жизни в лучшую сторону, вследствие нарастающего кризиса готов к массовым выступлениям) важнейшей субъективной предпосылкой является наличие активной и целеустремленной группы людей, способной организовать и повести за собой массы.

И если с объективными причинами как минимум дважды (в 1993-м и в 2011-м) было всё в порядке, то вот с субъективной предпосылкой, а именно — с тем самым революционным авангардом дела и в том и в другом случае обстояли весьма и весьма плачевно.

Возьмём, например, последнюю революционную ситуацию, сложившуюся в декабре 2011 года. Сейчас, когда «белоленточный протест» в том виде, в котором он начинался, окончательно отправился на свалку истории, можно уже с холодной головой оценить причины того, почему т.н. зимняя революция закончилась пшиком и хождениями в санкционированных загонах (больше напоминающими уныло бредущий строй заключённых под бдительной охраной конвоя, чем акции протеста).

Эдуард Лимонов в своё время написал немало критики в адрес т.н. либеральных вождей, обвиняя их в продажности, бесхребетности и врождённом конформизме. С этой критикой нельзя не согласиться, но возникает интересный вопрос: разве такое поведение немцовых и прочих было большой неожиданностью? Разве с самого начала не было очевидно, что «буржуазные лидеры» сделают всё для того, чтобы направить протест в безопасное для власти русло? Вопросы эти, конечно, риторические.

Увы, но Лимонов и его упивающееся собственной непогрешимостью ближайшее окружение никогда не признают тот факт, что вина за слив протеста в декабре 2011 года лежит не только на либералах, но и на них самих. Наивная уверенность в том, что массы пойдут за ними сами по себе, сыграла с лимоновским окружением злую шутку.

Лимонов и его упивающееся собственной непогрешимостью ближайшее окружение никогда не признают тот факт, что вина за слив протеста в декабре 2011 года лежит не только на либералах, но и на них самих

Лимонов и его упивающееся собственной непогрешимостью ближайшее окружение никогда не признают тот факт, что вина за слив протеста в декабре 2011 года лежит не только на либералах, но и на них самих

Для того чтобы удержать народ на площади Революции, не было сделано ровным счётом ничего — не было ни партийных знамён, ни листовок призывающих остаться и действовать, ни мощных мегафонов, ни агитаторов в толпе. Можно долго писать про упущенные возможности, главное — понять одну простую вещь: в 2011 году в России не было революционного авангарда.

Как бы Лимонов и его окружение ни пытались себя представить «самыми революционными революционерами», действительности это, увы, не соответствует. Окажись каким-то чудом на площади Революции не лимоновская «Другая Россия», а НБП времен середины двухтысячных, ситуация развивалась бы совершенно по-другому.

Справедливости ради стоит отметить тот факт, что подобная деградация присутствует во всех известных организациях, вне зависимости от их идеологической направленности.

Революционная организация — маленький прообраз будущего общества, и порядки, заведённые в ней, можно смело транслировать на тот строй, который может быть после Революции в случае её победы. А постсоветские организации, претендующие на революционность, старательно, с упорством, достойным лучшего применения, копируют в лучшем случае позднебрежневскую загнивающую КПСС, а в худшем — «Единую Россию». Чтобы вспороть брюшину российской государственности, революционерам необходимо быть на голову компетентнее своих антагонистов, а не пытаться пародировать столоначальников из администрации президента.

В чём же причина такого плачевного состояния? Конечно, есть и врождённые идеологические травмы (а в некоторых случаях даже подмена какой-либо идеологии откровенным популизмом), и соглашательская реформистская практика, и личные особенности тех, кто занимается партстроительством. Но это лишь симптомы болезни, а не её причины. Даже если все существующие «революционные» организации укомплектовать компетентнейшим личным составом и привить ему самую передовую революционную теорию — эффект в конечном итоге будет ровно тем же самым. Произойдёт бюрократическое перерождение, и вчерашние революционеры станут бюрократами от политики.

Начать лучше с вещей простых и очевидных. Россия нуждается не в косметическом ремонте, Россия нуждается в революции. Все сваи, на которых стоит государство, прогнили: семья, армия, полиция т.д. Ни один из этих институтов не может быть улучшен, не будучи перед этим разрушен. Организация, ставящая перед собой такого рода задачи, нужна для того, чтобы заниматься революционной борьбой за власть и за свержение несправедливого строя.

Из этого следует простой и не очень приятный для всех тех, кто настолько погряз в уютном сектантском мирке своей «родной» организации, что не видит дальше собственного носа, вывод. Ни сбор средств на пикетах на нужды сепаратистов Юго-Востока Украины, ни стояние у проходных заводов (как правило, со скучными и малоинтересными для рабочих листовками), ни расклейка стикеров в количестве, которому позавидует даже крупное рекламное агентство, революционной работой не являются.

Да, нельзя не признать, что такого рода деятельность (пикеты, расклейка агитации и т.д.) может при определенных условиях быть и весьма полезной, однако, если она не подчинена конечной цели, а именно — демонтированию существующего строя, то больше напоминает сизифов труд.

Беда в том, что во многих организациях бюрократически мыслящие «вожди» прекрасно понимают одну простую вещь — армия, которая сидит в казармах, подвержена моральному разложению и деградации, но, не имея воли и желания занять людей действительно нужной работой, партийцев занимают чем угодно, лишь бы при деле были.

Почему та же НБП в своё время была действительно революционной организацией со всеми присущими ей атрибутами, такими как высокий уровень сплочённости, самодисциплины и самопожертвования? Потому что партия занималась одновременно многими серьёзными проектами, направленными на дезинтеграцию российской государственности; потому что реальное противостояние с действующей властью и, как следствие, репрессии со стороны государства присутствовали как некая данность. Естественно, это требовало от партийцев необходимого уровня компетенций, организованности и талантов.

Если же серьёзной работы не ведётся, то и структура начинает неминуемо деградировать. Остаётся форма без содержания. Нужная в любом деле дисциплина становится орудием партбюрократов, пытающихся заставить весь коллектив колебаться вместе с генеральной линией партии, а необходимая бдительность перерастает в паранойю (доходит до смешного: одного талантливого администратора партийного интернет-ресурса из Питера сняли с должности только за то, что он якобы симпатизирует неким антипартийным элементам).

Когда реальной революционной работы нет, а есть лишь имитация, воздействующая не на внешний мир, а на укрепление внутренней спайки между партийцами, то истинная цель такой деятельности сводится к «цементированию» коллектива и сохранению его стабильности. Организация становится самоцелью.

Именно от того, что работа по свержению существующего строя подменяется её имитацией, и происходят все проблемы, расколы и дрязги. Организации, считающие себя чем-то великим, не ставят перед собой масштабных задач, из-за чего возникает некий потолок численности, которой невозможно перепрыгнуть в связи с тем, что большое количество людей попросту не нужно. Большая численность и компетентный личный состав не нужны, потому что им никто даже не собирается ставить соответствующих задач.

Сейчас, в обстановке, когда режим взял курс на очередное закручивание гаек и тотальное удушение последних оставшихся свобод, из сложившейся ситуации может быть только один выход — не создание очередной объединённой на уровне верхушечных договоренностей коалиции, которая в нынешних условиях будет действовать по принципу «лебедя, рака и щуки», не попытка стянуть всех и вся в какую-нибудь одну «самую правильную» организацию, а координация практических действий между различными организациями и формациями революционной направленности. Не нужно до хрипоты в горле ругаться из-за несогласия по мелким идеологическим вопросам, нужно объединяться под то или иное дело, где каждый будет занят реальной практической работой, и всем уж точно будет не до дрязг, интриг и скандалов.