27 июня 2014

Алексей ЛАПШИН. Беженцы и воины

Lapshin4Проводил ли кто-нибудь социологический опрос среди беженцев из Донбасса по поводу их национальной принадлежности? Мне о таких опросах ничего не известно. Между тем, итог подобного опроса наверняка нанёс бы сильный удар по мифу кремлёвского агитпропа о войне, развязанной Киевом против русского и русскоязычного населения Юго-Востока Украины.

Уточню для совсем уж одурманенных граждан, что и сам Киев — традиционно двуязычный город. Поэтому логическое противоречие заложено в самом противопоставлении украинской столицы русскоязычным регионам. Но предположим, что речь идёт только об агрессивности официального Киева, хотя в пропагандистской риторике российских СМИ никаких уточнений, как правило, не делается. Так вот: не секрет, что донбасские беженцы стекаются не только в Россию, но и в другие регионы Украины. В том числе и западные области, которые кремлёвский агитпроп преподносит как основной очаг «бандеровщины» и русофобии.

Именно поэтому было бы важно узнать этнический состав беженцев в Россию и украинские регионы. Как выглядит пропорциональное соотношение русских, украинцев, других народов. Я здесь не поднимаю вопрос о реальном количестве беженцев, поскольку в условиях информационной войны его установить трудно.

В любом случае, даже по направлениям потоков беженцев, очевидно, что никакого специального выдавливания русского и русскоязычного населения Донбасса из Украины не происходит. Уверен, что независимый социологический опрос без пропагандистского подтекста подтвердил бы это. Война пришла к людям, не разбирая национальности. Да и разве можно отделить во время боевых действий русских от украинцев?! Заявления в духе «украинские каратели убивают русских», не только исключительно провокационны, но и абсурдны.

Почему тысячи молодых здоровых парней не встают на защиту ДНР и ЛНР? В телерепортажах мы видим молодых и здоровых мужчин не с оружием на передовой, а среди срочно эвакуировавшихся / на фото: беженцы из Славянская в Белгороде

Почему тысячи молодых здоровых парней не встают на защиту ДНР и ЛНР? В телерепортажах мы видим молодых и здоровых мужчин не с оружием на передовой, а среди срочно эвакуировавшихся / На фото: беженцы из Славянская в Белгороде

Есть ещё одно важное противоречие в пропаганде, связанное с беженцами. Если Донецкая и Луганская республики представляют интересы народа, то почему количество бегущих из них людей ежедневно увеличивается? Почему тысячи молодых здоровых парней не встают на их защиту? В телерепортажах мы видим молодых и здоровых мужчин не с оружием на передовой, а среди срочно эвакуировавшихся.

Судя по неоднократным заявлениям Игоря Стрелкова — самого известного бойца за самопровозглашённые республики, оборона держится главным образом за счёт сил из России. Коренных жителей Стрелков упрекает в пассивности и даже трусости.

Но не потому ли жители Донбасса не хотят вставать под ружьё и бегут, что так называемые ДНР и ЛНР — чуждые им образования? Ведь итоги трагикомичного «референдума» официально не признала даже Москва. Очереди и видимость ажиотажа были созданы благодаря малому количеству открытых участков. Мягко говоря, спорным является и число напечатанных бюллетеней, не говоря уже о прозрачности подсчёта голосов.

Массовое бегство боеспособных людей из Донбасса означает недоверие к Донецкой и Луганской республикам, пусть оно и не выражается прямо. Бежавший народ не связывает свою судьбу со скороспелыми авантюрами.

Одновременно миллионы русских и русскоязычных граждан Украины выступают за единство страны, против сепаратизма и тем более ирредентизма (присоединения к другому государству). И делают это они не только мирными способами. «Я по национальности украинец, но у меня в отряде русских, в лучшем случае, 30%, а может и все 50%. Я не помню, чтобы у нас возник хоть один вопрос по этому поводу….», — говорит командир батальона «Азов» Андрей Билецкий. Понятно, что множество этнических русских есть и в украинской армии, но более показательны примеры именно таких добровольцев из «Азова» и «Национальной гвардии».

Тот же Игорь Стрелков с большой досадой высказывался о русских, чрезвычайно эффективно воющих за единство Украины. Выделял их как серьёзных профессионалов. По мнению Стрелкова, они просто не понимают своих интересов, воюют за собственную украинизацию. Но за что воюет сам Стрелков? Ведь по его же словам, нынешняя российская власть ему не близка. К числу анархистов он тоже явно не принадлежит. Идеологическая разгадка этого господина на самом деле проста. По своей сути Игорь Стрелков великодержавный шовинист, полностью игнорирующий интересы других народов. «Мы русские — с нами Бог, русский — значит прав» и т. п.

Соотечественников, не разделяющих шовинистическую картину мира, Стрелков считает либо чужаками, либо, скажем так, людьми политически некомпетентными. Однако, несмотря на боевой опыт, как раз именно Стрелков является человеком книжным, живущим фантазиями, далёкими от реальности. В этом смысле очень характерно его активнейшее участие в исторических реконструкциях. Таков в самых общих чертах психологический портрет этого человека, если, конечно, верить предлагаемому нам образу.

В результате мощнейшей пропаганды, людей с подобной психологией в России сейчас появилось очень много. Только далеко не все они обладают мужеством Стрелкова. Большинство предпочитает лаять из-за спины государства. Важный момент: не следует путать шовинизм и национализм. Разумеется, часто они идут рука об руку, но отождествлять их не стоит. Шовинист — всегда государственник, жаждущий воплощения принципа «господство-подчинение» по отношению к другим народам на основании, как он считает, превосходства. Националист может быть шовинистом, а может и анархистом, уважающим чужую свободу.

Русские люди, поддержавшие Майдан и единство Украины, делают это по разным мотивам, но все они волей судьбы и своего выбора оказались против очередного торжества принципа «господство-подчинение». Этим и объясняется полное непонимание шовинистами такой позиции. Отсюда и их клевета и злоба.

  • Павел Шехтман

    Андрей, бороться за свои интересы и защищать себя, свой дом, свою семью и окружающих от геноцида — это не идеализм и не пассионарность, это самый что ни на есть материализм и реализм. Это инстинкт, можно сказать. Так почему же в Лугандонщине он не работает? И далее. Ссылки на численное соотношение украинцев и боевиков не работают, потому что те и другие — в разных условиях. Будь они все в чистом поле — боевиков бы покрошила национальная гвардия (мотивированная не меньше чем боевики) при общей поддержке армии. Но боевики сидят в жилых районах. Для того чтобы успешно зачистить жилые районы — нужен либо высочайший уровень профессионализма, либо абсолютное наплевательство на местное население. В последнее время это даже у Израиля плохо получается (последняя кампания в Газе).