26 июня 2014

Дмитрий ЖВАНИЯ. Идея «Новороссии» — героический мундир для трусов

Jvania-Kommunar2Товарищ пишет: «У нас тут все просто помешались. Теперь я начинаю понимать, как немцы стали нацистами. У меня ближайший товарищ, с которым я выпивал лет пятнадцать и катался на мотоциклах, перестал со мной общаться, когда я просто усомнился в том, что в Киеве есть фашисты. Другой знакомый, работая в каком-то госучреждении, идя по коридору и услышав, как женщины-чиновницы обсуждают Украину и сомневаются, что там фашисты (только сомневаются!), врезал 58 летней тётке по лицу вот прямо в коридоре при всех».

О массовом помешательстве российских обывателей на украинской теме, а точнее — о повальном антиукраинском психозе в России, написано немало. Наши простые души уверены, что они выручили жителей Крыма, так как иначе бы их перерезали «нацисты-бандеровцы», а теперь очень хотят помочь «братьям с Донбасса». Ведь «Русские своих не бросают!». Конечно, печально, что наш народ, который так долго оставался безучастным ко всему на свете, а главное — к судьбе своей собственной страны, в итоге мобилизовался против соседнего родственного народа. Понятно дело: СМИ постарались, особенно телевидение.

Однако не всё так просто. Советское телевидение стращало жителей СССР диким Западом. Но эти жители, чем дальше, тем меньше, верили в то, что им повезло родиться и вырасти в Советском Союзе, наоборот, они мифологизировали Запад. Советские обыватель хотел ходить в джинсах, носить приличные ботинки и сапоги, за которыми не надо давиться в очереди. Помню, со случайным попутчиком я оказался проездом в Западном Берлине, когда только рухнула стена — так этот мужчина лет 40-ка в себя не мог прийти, глядя на тамошние витрины.«Какое изобилие…» — шептал он. Наоборот, поздняя советская пропаганда вызывала лишь раздражение. Она казалась лицемерной, фальшивой. Никто не хотел верить в то, человек может убить себя и всю свою семью, включая детей, лишь потому, что он, приобретя всё своё благополучие в кредит, остался без работы. Сейчас-то мы, пожив при капитализме, знаем, что это — весьма распространённое явление. Но «совки последнего поколения» считали, что все эти истории — «коммунистический агитпроп».

Власть всё ещё боится «русского Майдана»? Напрасно. Для Майдана нужен другой народ

Власть всё ещё боится «русского Майдана»? Напрасно. Для Майдана нужен другой народ

Конечно, между тогдашней пропагандой и нынешней существует большая разница. Технологии изменились, а люди ещё более поглупели, и их головы довольно просто заполнить пенящейся жижей лжи. И всё же… Я знаю университетских профессоров, интеллигентных думающих людей, которые всерьёз воспринимают проект «Новороссия». Значит, дело не только в обработке мозгов телеэфиром. Телевизор — он убеждает тех, кто не способен к аналитической мыслительной работе. А профессора всё же на то и профессора, чтобы мыслить. Но что-то их заставляет сливаться с простым людом в общем антиукраинском порыве. Что? Жажда идеологии, которая объединяет нацию.

В позднем СССР уже почти никто не верил в коммунистические догмы потому, что они больше не поднимали дух, не заряжали энергией, за ними не маячили новые перспективы. Советские люди стали утрачивать веру в коммунизм после того, как Никита Хрущёв пообещал его построить к 1980 году. Великая цель не умещается в какие-либо сроки и рамки. «Никакой строй не нужен, если в нём не осуществляется великая грёза», — утверждал Эрнст Юнгер.

С начала 90-х годов, после крушения СССР, лишившегося «великой грёзы», в интеллигентских и политических кругах России то и дело заговаривали о «необходимости разработки национальной идеи». При всём своём скептическом отношении к умническим посиделкам за круглым столом я раза два или три участвовал в конференциях, где обсуждали, какой должна быть русская национальная идея. Одни (как правило — бывшие члены КПСС) говорили — православие, другие — права человека, третьи предавались ностальгическим мечтам о возрождении СССР. Но все эти разговоры — всё равно что запуск бумажного самолётика в космос. Помечтали и разошлись.

В 2008-м власть предложила нашим гражданам простое решение: национальная идея — это Путин Владимир Владимирович. Нашёлся даже один чеченский мудрец с философским образованием, который доказывал, что Путин — это наше всё, с помощью гегелевской триады: тезис, антитезис, синтез. Но это предложение — слишком топорное даже для русского народа, издавна заражённого наивным монархизмом.

И вот появился проект «Новороссия». Его создатели сумели вплести в него всё, о чём мечтал русский обыватель в последние годы. Миф о социальной справедливости, миф о возрождении империи, миф о русском богатыре, а также миф о «большом брате», который приходит на помощь «братьям нашим меньшим».

По улицам Петербурга сейчас ходит много мужчин  разного возраста в камуфляже и армейской одежде. У многих в петлицах георгиевская лента. Отчего этого? От того что наши мужчины страдают от дефицита мужественности. Что им предлагает наше общество? Быть мелочёвкой в стае офисного планктона, заниматься продажами и перепродажами или спиваться где-нибудь в глубинке под «русский шансон».

И вот в суровом шахтёрском крае появились ополченцы — парни, увешанные оружием, в папахах, с бородами или с усиками белогвардейского офицера. И нашим мужчинам не терпится встать в один строй с этими персонажами, пусть образно. Шоу называется «почувствуй себя героем». Репортажи из Донбасса, все эти видеосводки о «героическом сопротивлении Донбасса бандеровским фашистам» стали для нашего обывателя реалити-шоу, в котором он тоже вроде как участвует. Как тут не наденешь камуфляжные штаны перед воскресным походом с женой в гипер-маркет!

Но главное — идея. «Ситуация с Украиной и Крымом в частности ярко иллюстрирует то, как люди в России на самом деле жаждут идеологии, как им хочется покричать, проявить свой патриотизм. Несмотря на то что есть оппозиция, в своей массе народ решил, что Россия наконец пошла вперед, встает с колен. “Мы отвоевали Крым без единого выстрела”, Путина вознеся на небеса…», — верно заметил художник Михаил Шемякин.

Идея «новой России» вытесняет в массовом русском сознании мрачные мысли о России старой с её разбитыми дорогами, нищими, ипотеками, кредитами, деревенскими средневековыми нужниками и пьяными пятничными вечерами.

Вот написал это и понимаю, что люди, читая про нужники и разбитые дороги, будут кривиться, называя меня, по нынешней моде, спущенной сверху, русофобом и национал-предателем. Если бы я ёрничал по поводу того, что мои соотечественники в начале 21 века справляют свои естественные надобности так же, как их прапрапрадеды и прапрапрабабки, крепостные крестьяне, меня можно было бы назвать русофобом. Но я не ёрничаю, я переживаю. И мне непонятно, какая сила заставляет людей мириться с этим? Ведь это не только вопрос не о комфорте, но и о человеческом достоинстве. Стоит отъехать от большого города километров на десять и появляются эти жуткие отхожие места. Как при матушке-Екатерине, при которой и появился термин «Новороссия».

Раньше мы запускали спутники и людей в космос, создавали новые производства и вооружения. Перед нами брезжила великая грёза. И для того чтобы совершить прорыв в будущее, можно было пожертвовать удобствами жизни. И всё же советское государство протягивало газопроводы, подводило канализации и водопроводы. Но сейчас, живя при олигархическом режиме, чего ради отказывать себе в обыкновенном комфорте? Да даже не в комфорте, а в элементарной гигиене. Мне лично больно, что я родился и живу в стране, где люди всё ещё «ходят в ведро».

Конечно, дело не в одних нужниках. В сёлах нет газа — их обитатели всё ещё жарят и парят на печках. Ямы на дорогах — обычное для нас явление. Никто на них даже внимания не обращает. Россия — единственная страна в мире, где существует ГОСТ на дорожные ямы. Наши поезда, наши электрички — это какие-то проводники в ад. Зато глава РЖД построил себе дворец с двумя хранилищами: одно для икон, а другое — для шуб.

Казалось бы, вот она национальная идея — возрождение Родины, превращение её в современное государство. Но нет. Идея модернизации не задела душевные струны народа. А власти, которые кинули её массам после первой рокировки в Кремле, не стали особо настаивать. Ведь если граждане всерьёз захотят модернизировать государство и производство, они перво-наперво осознают, что главный враг модернизации — чиновничье-олигархическая власть. И тогда жди революции.

Зато идея «Новороссии» для Кремля безопасна. Находится «Новороссия» на территории другого государства, куда путинский режим с радостью отправил весь «горючий элемент» реальной России — пассионариев и авантюристов (среди них, правда, нет ни одной заметной фигуры той партии, которая все эти годы доказывала, что главная её цель — защита русских в ближнем зарубежье). А «диванные войска», не щадя времени и эмоций, обличают украинских олигархов, не обращая внимания на российские списки “Forbes”.

У меня нет чёткого ответа на вопрос, почему наши люди так рьяно переживают за «Новороссию» и так безучастны к тому, что происходит в своей стране. Но я начинаю догадываться. Причина — трусость. Тотальная трусость населения РФ. Можно вырядиться в морского котика, всю грудь украсить бантами из георгиевских лент, обвязать себя полностью этими лентами, но от этого ты не станешь смельчаком.

Те, кто хотел не словом, а делом бороться за «Новороссию», подались в «казаки» и волонтёры — все эти бабаи, гиркины и прочие реконструкторы. Они раздувают на Украине контрреволюционный мятеж, платя за свои фантазии чужими жизнями. А те, кто остался, ничем не рискуют.

Им нужна была идея? Они её получили. Ратовать за справедливость в чужом государстве, сидя дома перед монитором или даже на организованном властью митинге — дело совершенно безопасное. То ли дело бороться со своими властями. С работы погонят, а то и по башке дадут, а потом «закроют». Обличать «бандеровский фашизм», не выезжая из РФ, тоже довольно просто. То ли дело заступиться за избиваемого в подворотне дворника из Средней Азии — самого на нож посадят. Да и не любит наш обыватель «черножопых». Чего их защищать? Понаехали!

Вот такая вот идея «Новороссии» — героический мундир для трусов и обывателей. Власть всё ещё боится «русского Майдана»? Напрасно. Для Майдана нужен другой народ.

  • Харьковчанин

    В точку!

  • Алексей

    Если реконструкторы раздувают контрреволюционный мятеж, значит ли это, что их украинские противники — сугубо прогрессивные революционеры? Порошенко — это Ленин сегодня?

    Про беззащитных дворников из Средней Азии тоже очень мило получилось :-)

  • Запорожье

    Написано смело и в точку.
    По комментарию:
    Порошенко сравнивать с Лениным — это как сравнивать палец с причинным местом. Никакой он не революционер. Он бизнесмен.
    Революционером получился бы гражданин Ляшко. С юмором и жизненно убивает мозг политиканам.

  • Алексей

    Мне просто очень хочется понять, что именно имел в виду Дмитрий, создавая этот текст. Если посыл был «присоединение Крыма и борьба за Новороссию не решает никаких глобальных проблем» — это одно. Как говорится, спасибо, Кэп. Если «а давайте сдадим всех пророссийских ополченцев, потому что бабаи, гиркины и любители комуфляжных штанов из гипермаркета не знают наизусть Манифест Коммунистической партии, да и просто мне несимпатичны» — это другое. Дмитрий густо замазал чёрной краской к вящей радости юзера Харьковчанин и юзера Запорожье одну из сторон конфликта, ничего не сказав о другой. Сторонний наблюдатель может из этого сделать единственнный вывод — если за Новороссию владельцы шубохранилищ наверху и тотальные трусы внизу, то против неё, видать, идейные патриоты-бессеребрянники, которые только и заслуживают поддержки. Вы действительно так думаете, Дмитрий? Если нет, то почему вы построили текст именно таким образом?

    Или это попытка превратить «империалистическую войну в войну гражданскую»? Без наличия революционной ситуации это просто пораженчество, несулящее никаких выгод, кроме национального позора. Революционность ситуации предлагаю уважаемой публике определить самой.

    Россияне поддерживают ополченцев востока Украины вполне осознано не потому что боятся не поддержать, а потому, что для русского человека критерий определения «нашей» и «ненашей» стороны очевиден. Как очевиден он и для большинства украинских левых, чего только для себя не напридумавших, чтобы не испытывать дискомфорта, поддерживая людей, сносящих памятники Ленину. Только «Боротьба», наверное, исключение (если неправ, прошу меня поправить).

    Мне самому крайне неприятен факт того, что борьба российских трудящихся за свои права в настоящий момент в зачаточном состоянии, но это не повод назло Путину отмораживать уши.

  • Александр

    Двоякое впечатление от статьи. Наши проблемы указаны четко, даже спорить не буду, но направление для размышления указаны однобоко. Автор даже не подверг сомнению свою точку зрения. Все не правильно думают(даже профессора), я один правильно мыслю. Дмитрий не сомневается, что всё на Украине подтасовка кремля, а почвы для сомнений достаточно. Российские СМИ конечно пропаганда, как и другие подконтрольные. Я же в свою очередь не исключаю и доли правды в том, что если бы не оттяпали Крым, то мясорубка была бы похуже чем на Донбассе, даже без вмешательства «ряженных патриотов». Русскоязычное население Украины — заноза для современной национальной идеи последователей Шукевича, Бандеры.