17 июня 2014

Алексей ЛАПШИН. Дугин в пароксизме ненависти и оскал старых хищников

Lapshin4Украинские события продолжают раскалять российское общество. Не осталась в стороне и академическая среда. В Интернете получило распространение обращение преподавателей к ректору МГУ Виктору Садовничему с требованием уволить из университета профессора Александра Дугина. Поводом для увольнения преподаватели считают публичные призывы профессора к массовым убийствам в Украине и его чрезвычайно ангажированную общественную деятельность в целом.

Никакого оговора Александра Гельевича тут нет. Дугинское «Убивать, убивать, убивать…. Как профессор я так считаю» действительно стало хитом политического сегмента Интернета. Ну а об ангажированности в данном случае напоминать излишне.

Тем не менее, инициативу преподавателей я посчитал неприемлемой. Вспомним, хотя бы недавний скандал по поводу попытки увольнения из МГИМО либерального профессора Андрея Зубова — идеологического антагониста Дугина, за досадное для Кремля сравнение нынешнего присоединения Крыма с гитлеровским аншлюсом Австрии. Разве приятно было наблюдать за этим?

Дугин тоже имеет полное право выражать своё мнение, тем более к насилию он призывал вне стен университета. Корпорация не должна ограничивать интеллектуальную свободу кого-либо, а Дугин, несомненно, яркий интеллектуал и, наверняка, один из лучших преподавателей в МГУ. Изгнание Дугина будет оправдано только в том случае, если этого потребует большинство студентов. Когда это большинство объявит тотальный бойкот дугинским лекциям по морально-этическим соображениям.

Эксцентричный Дугин сейчас заходится в пароксизме ненависти. Убивать, убивать, убивать — это он, как известно, об Украине.

Эксцентричный Дугин сейчас заходится в пароксизме ненависти. Убивать, убивать, убивать — это он, как известно, об Украине.

[pullquote]Дугин мечтает быть идеологом номер один, серым кардиналом империи. Поэтому и личный интерес всегда соблюдает. Как бы там ни было, Дугин человек идеи, в отличие от прочей интеллектуальной обслуги режима, кормящейся из кремлёвского корыта. [/pullquote]

Сам эксцентричный профессор сейчас заходится в пароксизме ненависти. Убивать, убивать, убивать — это он, как известно, об Украине. В России Александр Гельевич призывает громить не только «пятую», но и уже и «шестую» колону, обнаруженную им в рядах власти. Подразумеваются так называемые системные либералы, засевшие в окружении Путина. Вероятно, вся его бурная деятельность приведёт к тому, что в коллективной памяти он надолго останется как носитель махровой реакции, что, конечно же, несправедливо.

В своё время в аналогичной ситуации оказался Константин Леонтьев. Дугин — автор множества интереснейших книг, познакомивших российских читателей с целыми пластами мировой философии, неизвестными здесь раньше. Есть у него и собственные бесспорные достижения в области мысли, но не о них сейчас речь. Весь этот разговор о Дугине я затеял, поскольку на его примере отлично видна макиавеллистская суть идеологии российского империализма. Сейчас она в полной мере показывает себя в реакции на украинский вызов.

Маниакально одержимый идеей имперского господства, профессор лжёт самозабвенно, почти до экстаза. И ложь его, по-своему, очень искренна. Такой вот оксюморон. Всё это оттого, что Дугин действительно фанатично желает возрождения империи. Для этого он готов лгать и унижаться, быть провокатором и холуем.

Однако гиперамбициозный Александр Гельевич не просто фанатик «во имя вселенной и хлебной корочки». Дугин мечтает быть идеологом номер один, серым кардиналом империи. Поэтому и личный интерес всегда соблюдает. Как бы там ни было, Дугин человек идеи, в отличие от прочей интеллектуальной обслуги режима, кормящейся из кремлёвского корыта. Закономерно, что периодически он позволяет себе открытый цинизм.

Я уже как-то писал о том, что наш герой больше всех сделал для пропаганды евразийских идей в России и больше всех для их же дискредитации. После прихода к власти Путина, Дугин пытался подсунуть власти евразийство всеми возможными способами. Как говорится, обивал пороги. О чистоте идеи речи не шло. В конце концов, режим частично взял на вооружение евразийскую риторику, но произошло это не по наущению Александра Гельевича, а из соображений политической целесообразности на данном этапе.

Форменная истерика, почти психический срыв Дугина в связи с восстанием в Украине окончательно разоблачили его евразийский проект как идеологическую ширму — прикрытие банального великодержавного шовинизма. Ведь многие годы Дугин описывал евразийство как некий вариант социально справедливой интернациональной империи, где чудесным образом оказываются максимально учтены интересы всех народов, входящих в Союз. Евразийство в этой интерпретации противостоит северо-атлантической цивилизации, безжалостно порабощающей землю. Примерно в таком же ключе трактуют будущую возрождённую империю и другие патриоты-державники, даже если не употребляют далеко не всем милое слово — «евразийство».

Уточню своё личное отношение: в самом евразийстве, взятом вне политической конъюнктуры, есть множество привлекательных моментов и верных наблюдений, но как идеологический проект оно, похоже, теперь дискредитировано надолго. Увы.

Как показали украинские события, те, кто в России позиционируют себя в качестве борцов за многополярный мир, не менее агрессивны и лицемерны, чем ненавидимые ими американские империалисты. Те же двойные стандарты и вопиющая тенденциозность. Пожалуй, именно сейчас наши «многополярники» даже более агрессивны и лицемерны. Не все, разумеется, но очень многие. Я говорю, прежде всего, о так называемых патриотах-державниках, так или иначе приближенных к власти. Сама российская власть ещё достаточно глубоко интегрирована в глобалистскую систему и не имеет пока возможности реализовывать свои империалистические амбиции в полной мере. Сегодня она бросает огромные средства на распространение лжи и осуществляет агрессию по мере возможности скрыто. Первые помощники ей в этом — штатные патриоты-державники, на всех углах кричащие о необъявленной войне Запада против России.

И США, и Евросоюз, безусловно, стремятся использовать Украину в своих далеко не идеалистических целях. Однако с другой стороны существует великодержавный российский шовинизм, чудовищный рецидив которого мы сейчас наблюдаем. Россия имеет полное право отстаивать свои геополитические интересы, но происходящее совсем не похоже на самооборону.

Это только в школьных учебниках и госпропаганде Россия никогда не бывает агрессором. Ещё как бывает! Кремль, как может, мешает развиться украинскому восстанию в революцию. И руководствуется он, главным образом, не геополитическими интересами, а законом господство-подчинение. На этом законе построена власть в мировой системе. Но причем здесь правда и справедливость, которыми прикрываются наши империалисты? За цветистыми, пафосными словами скрывается всё тот же оскал старых хищников.