26 апреля 2014

Андрей КУЗЬМИН. Люди-массы продолжают наступать

Инструктор по метафизической подготовке - Андрей Кузьмин

Инструктор по метафизической подготовке — Андрей Кузьмин

«Талантливый американский или французский народ потихоньку превращается в массы, а массами легко управлять», — заявил недавно художник Михаил Шемякин. А испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет в конце 20-х годов прошлого века указал на «восстание масс», под которым он понимал «не узкополитическое явление», а «скопление» или «скученность», когда «города переполнены людьми, дома — жильцами, отели — приезжими, поезда — пассажирами, кафе — посетителями, улицы — прохожими, приёмные знаменитых врачей — пациентами, курорты — купальщиками, театры — зрителями (если спектакль не слишком старомоден)».

«Человек массы — это тот, кто не ощущает в себе никакого особого дара или отличия от всех, хорошего или дурного, кто чувствует, что он — “точь-в-точь, как все остальные”, и притом нисколько этим не огорчён, наоборот, счастлив чувствовать себя таким же, как все», — уточняет философ.

Эти наблюдения Ортеги-и-Гассета поразительно верны. Когда ведущие политики ради повышения своего рейтинга совершают авантюрные шаги — разве это не лучшее подтверждение того, что правят, по сути, не они, а массы. Массы продолжают наступать!

Ортега-и-Гассет, оценивая современность — «восстание масс», прибегает, по сути, к консервативной шкале ценностей. «Единственное, что может спасти Европу», это понимание человечеством того, что «человек — хочет он этого или нет — самой природой своей призван искать высший авторитет. Если он находит его сам, он — избранный; если нет, он — человек массы и нуждается в руководстве».

Однако в политической области спасение он видит… в либеральной демократии. Либерализм для него — это тот «политический правовой принцип, согласно которому общественная власть, несмотря на своё всемогущество, сама себя ограничивает и старается, даже в ущерб своим интересам, предоставить место в государстве, которым она управляет, место и тем, кто думает и чувствует иначе, чем она сама, т. е. иначе, чем большинство». Испанский философ полагает, что «сегодня самый реакционный европеец в глубине души признает: то, что волновало Европу прошлого столетия и получило название либерализма, — нечто подлинное, имманентное западному человеку, неотделимое от него, хочет он этого или нет». Как соотнести поиск высшего авторитета с либеральной демократией, которая размывает идею авторитета в принципе? На этот вопрос Ортега-и-Гассет не отвечает.

По мнению Ортега-и-Гассета, в политическом измерении «восстание масс» в первой четверти ХХ века выливается в «гипердемократию» — в большевизм и фашизм. И он полагает, что «и большевизм, и фашизм — ложные зори; они предвещают не новый день, а возврат к архаическому, давно пережитому, они первобытны».

От редакции «Нового смысла».

Как консерватизм Ортеги-и-Гассета уживался с его приверженностью идеям либеральной демократии? В какие политические формы выливается «восстание масс» сегодня? На эти и другие вопросы ответит инструктор по метафизической подготовке, известный петербургский философ Андрей Кузьмин в своей лекции «Ортега-и-Гассет о пришествии человека массы» в рамках проекта «Мастерская антибуржуазной мысли» 28 апреля в книжном магазине «МЫ» (Санкт-Петербург, Невский пр., д. 20, 3 этаж). Начало: 28 апреля в 19:00.

Записывайтесь на лекцию здесь! Количество мест ограничено!

Хосе Ортега-и-Гассет. «Восстание масс».

Предыдущие главы:

Глава 1. Скученность

Глава 2. Подъём исторического уровня

Глава 3. Полнота времён

Глава 4. Рост жизни

Глава 5. Статистический факт

Глава 6. Анализ человека массы

Глава 7. Жизнь благородная и жизнь пошлая, или энергия и косность

Глава 8. Почему массы во всё лезут и всегда с насилием?

Глава 9. Примитивизм и техника

Глава 10. Примитивизм и история

Глава 11. Эпоха самодовольства

Глава 12. Варварство специализации

Глава 13. Величайшая опасность — государство