27 марта 2014

Михаил ПУЛИН. Треснул и раскололся уютный сектантский мирок

Pulin3Новой волной смывают старый корабль российской внесистемной оппозиции произошедшие на Украине события. Рушатся и разбиваются в пух и прах вытащенные из тёмного чулана 90-х годов идеологические догмы. Треснул и раскололся уютный сектантский мирок, в котором живут оппозиционеры государства российского. Не стоит печалиться по этому поводу, призывая к заведомо гнилому единству, ведь раскол — это в первую очередь обновление, отделение зёрен от плевел и борьба нового против старого.

Время психоза

После небезызвестных украинских событий российское общество захлестнула патриотическая истерия, переходящая в массовый психоз. Рейтинг Владимира Путина впервые за долгие годы достиг астрономических высот — присоединение Крыма списало невзрачному подполковнику чуть ли не все грехи. Впавшие в патриотический экстаз обыватели, кажется, забыли про все свои беды, будто бы исчезла куда-то из нашей страны нищета, разруха и масса других не менее острых проблем. Но не будем об обывателях. Большинство, когда-то свято верившее в то, что земля стоит на трёх слонах, как правило, редко бывает право.

Однако поведение широких народных масс, в принципе, вполне предсказуемо. Сделали своё дело как беспрецедентная по своим масштабам агитационно-пропагандистская кампания, муссирующая по поводу и без украинскую тему, так и объективные факторы. В большинстве своём патриотично настроенный народ попросту устал от бесконечной цепи российских поражений на внешнеполитическом фронте.

Но державно-патриотическая истерия на удивление быстро захлестнула и оппозицию, по сути расколов её. Вопрос об отношении к возможной войне и оценке украинских событий вбил клин во весь спектр российских внесистемных политических сил — от левых до националистов. Почему же вчерашние непримиримые противники режима фактически перешли на контрреволюционные позиции?

Родовая травма

Формировавшимся в политическом вакууме первых постсоветских лет российским радикалам не оставалась ничего другого, кроме как смотреть в прошлое. Мощнейшие оппозиционные движения тех лет так или иначе апеллировали в основном к идеям реванша, то есть фактически восстановления под той или иной вывеской уничтоженного к тому моменту Советского Союза и его завоеваний — от внешней политики до социальных гарантий. К этому пришли почти все партии того времени, за исключением малочисленных маргинальных групп.

Кто по наивности, а кто-то и цинично зарабатывая политические очки, выдаёт интересы режима за интересы нашего народа. Народовольцам, эсерам и большевикам и в голову бы не пришло

Кто по наивности, а кто-то и цинично зарабатывая политические очки, выдаёт интересы режима за интересы нашего народа. Народовольцам, эсерам и большевикам и в голову бы не пришло

Также мощнейшее влияние на развитие российской радикальной оппозиции оказывало и патерналистское сознание, привитое людям за долгие годы Советской власти. Люди попросту привыкли считать интересы государства интересами народа, привыкли надеяться на государство и ждать от него каких-либо благ. Для многих такие понятия как «Родина», «страна», «государство», «режим» слились в одно целое. Причины этого вполне объяснимы.

На своём раннем этапе советское государство действительно было «своим» для вчерашних угнетённых классов. В обществе открылись социальные лифты для людей с самого «дна», безграмотные получили образование, рабочие — восьмичасовой рабочий день, а лозунг «кто был ничем — тот станет всем» был в те времена не пустой фразой. И то, что в советском государстве достаточно быстро начались процессы буржуазно-бюрократического перерождения, не отменят огромных завоеваний Октябрьской революции. Любой общественный процесс обладает колоссальной энергией, и даже после перерождения Советской власти люди — в силу инерции, а также вдалбливаемого со школьной скамьи воспитания — продолжали считать «своим» государство, бывшее революционным лишь на заре своей юности.

Шли годы, окончательно прогнившая к тому времени партноменклатура КПСС привела форму в соответствие с содержанием, приватизировала госсобственность и развалила Советский Союз в угоду своему же потенциальному противнику, руководствуясь в первую очередь собственными меркантильными интересами. Бытие определило сознание, и зажравшиеся партийные бонзы захотели стать полноправными «хозяевами заводов, газет, пароходов», что не заставило себя долго ждать. Смена вывески произошла, а сознание советских людей осталось.

Во многом отсюда и проистекает сам феномен «государственничества» в постсоветской радикальной оппозиции. Кто по наивности, а кто-то и цинично зарабатывая политические очки, выдаёт интересы режима за интересы нашего народа. Народовольцам, эсерам и большевикам и в голову бы не пришло стоять на таких позициях, так как они начинали своё дело фактически «с чистого листа», а не на обломках когда-то революционного, а впоследствии мутировавшего в социал-империалистическую сверхдержаву государства.

Наши дни

Удивительно, но в ситуации с Украиной весомая часть российской оппозиции, напоминает «титушку», которого жестоко избивает боец «Беркута». Радикалов разных политических направлений сажают в тюрьмы за мыслепреступления, а они с удовольствием мазохиста встают на защиту интересов режима, наивно полагая при этом, что борются за некую «Россию».

Особенно поражают те, кто называет себя «националистами». Вообще, «национализм здорового человека» — это любовь к своей нации и выстраивание всей политической парадигмы, исходя из её интересов. Так вот, любой, обладающий аналитическими способностями хотя бы на уровне выпускника средней школы, с лёгкостью обнаружит одну простую истину — первейшим врагом русской нации является именно путинский олигархическо-чиновничий режим, занимающийся фактическим уничтожением нашего народа. Это не «злые бандеровцы» создали условия, при которых русские вымирают, не бандеровцы сдают огромному жёлтому дракону русский Дальний Восток и, опять же, не бандеровцы создали условия максимального благоприятствования для так называемых этнокриминальных кланов. Но часть наших «националистов» теперь ненавидит украинских радикалов больше, чем того отвратительного Молоха, которой их же отправляет в лагеря за мыслепреступления по 282 статье.

Не лучше ситуация и со всеми теми, кто так или иначе причисляет себя к «левому» спектру российского политического поля. Дедушка Ленин, наверное, переворачивается в Мавзолее, видя, как его современные последователи теперь воют в унисон пропаганде ненавидимой ими системы, призывая Путина ввести войска на территорию Украины. Также невозможно представить в роли защитников интервенции ни исторических народовольцев, ни эсеров, ни каких-либо других революционеров прошлого. Левые, ставящие во главу угла идею социалистической революции, таким образом оказываются врагами своей же собственной цели. Увлекаясь сиюминутной политической конъюнктурой, пытаясь оседлать «патриотические» настроения масс, левые превращаются в посмешище и даже не копию, а пародию на известного кремлевского клоуна Кургиняна.

Любое государство — это в первую очередь аппарат насилия и угнетения, обслуживающий интересы господствующего класса. Когда-то, во времена седой древности, оно являлось орудием в руках рабовладельцев, затем — феодалов и так называемой аристократии, в наши дни все действия российского государства исходят из интересов олигархии, фактически сросшихся с ней крупных чиновников и так называемых «силовиков», ставших уже по сути теми же олигархами, только имеющими в добавок ко всему государственную должность.

Надо понимать, что вся внешняя и внутренняя политика РФ подчинена интересам именно этого господствующего социального слоя, а интересы обычного трудового народа при принятии каких-либо решений если и учитываются, то только из соображений сохранения господства и статус-кво правящей группировки.

Именно поэтому, когда я слышу, как очередной «оппозиционер» вслед за кремлёвской пропагандой начинает повторять мантры про «проклятых бандеровцев», мне и приходит в голову аналогию про «титушку» и бойца «Беркута». Скорее всего, это самобичевание будет ещё продолжаться некоторое время, пока не произойдет окончательное размежевание на тех, кто понимает, что этому государству нельзя оказывать никакую поддержку, и на тех, кто ментально застрял в начале 90-х годов.

Всем тем, кто считает себя «революционерами», важно уяснить одну простую вещь. Интересы трудового народа, которые мы пытаемся выражать, диаметрально противоположны интересам государства и находятся с ними в непримиримом противоречии. Тот, кто стремятся к революционному изменению общества, в принципе не может быть т.н. «государственником», хоть как-то принимающим во внимание интересы т.н. РФ. Это не наше государство, и в нём нас не ждёт ничего хорошего.

Государство под названием «Российская Федерация», что называется, «к ремонту непригодно» и подлежит нивелированию до самого своего основания. Новый крепкий дом уже революционного отечества придется строить на совершенно другом фундаменте. Мао был прав, заявляя: «Ненависть к буржуазной родине есть высший патриотизм». Чем скорее обрушится здание так называемой российской государственности, тем быстрее на её руинах появится новая, свободная и справедливая страна, которую нацболы когда-то называли Другой Россией.

  • Анна Комарова

    Отлично. Четко и своевременно. Причины участия оппозиции в патриотическом психозе сформулированы убедительно, и всё же удивляет невежество «левых», даже не попытавшихся припомнить позицию большевиков в 1914 г. и призадуматься над ней.

  • Garrison

    Левацкая бредятина, совершенно далекая от реальности за окном и вообще от чаяний и мнения народа.