25 марта 2014

Дмитрий РУКАВИШНИКОВ. Крымский кризис и национальные интересы

Мы, редакция «Нового смысла», стараемся, чтобы наш раздел «Мнения» пополнялся только текстами, написанными специального для нашего сайта. Однако текст лидера ивановского «Левого фронта» Дмитрия Рукавишникова, выложенный на сайте «Рабкор», настолько хорош, что мы не смогли удержаться от искушения опубликовать его у себя. Дмитрий спокойно, без пафоса и левацкой трескотни, объясняет, что кроется за «великим событием» — «воссоединением Крыма с Россией». Текст написан до «исторического референдума», однако не утратил актуальности, так как итог референдума был ясен изначально. Приятно, что в левой среде (о левом движении, если честно, говорить не приходится) есть ещё такие адекватные люди, как Рукавишников, «Болотный узник», амнистированный в декабре 2013 года; что ещё не все левые превратились имперских подпевал, пытающихся заработать очки, помогая режиму Путина раздувать псевдопатриотическую истерию.

Rucavishnicov2В статье, посвящённой ситуации вокруг «Дождя», я писал, что это — начало большой пропагандистской кампании по внедрению патриотизма. Следующим актом этой кампании был НТВ-шный пасквиль «Биохимия предательства». При этом саму кампанию я рассматривал как смену идеологического вектора, не увидев, увы, в данной ситуации ничего иного, кроме желания власти сесть на патриотического конька с целью укрепления режима в условиях всё более ухудшающейся социально-экономической ситуации. Однако уже тогда были те, кто увидел в данной ситуации подготовку к войне — и они, как сейчас видно, оказались правы. С другой стороны, как известно, войны издавна использовались в качестве средства отвлечения внимания народа от истинных причин своего положения, и нынешняя ситуация вряд ли является исключением.

Между тем, патриотический угар оказался весьма заразительным; и вот уже не только псевдооппозиционная КПРФ, но и непримиримый Лимонов поддерживает власть в её желании аннексировать часть территории соседнего государства, воспользовавшись царящей в нём неразберихой. При этом он, правда, утверждает, что это не он присоединяется к Кремлю, а Кремль к нему; дескать, и НБП, и «Другая Россия» давно заявляют о необходимости присоединения Крыма – и только сейчас их голос оказался услышан. Сути дела это, однако, не меняет.

Вообще, множество тех, кто называет себя «левыми», оказались готовы поддержать экспансионистские устремления российской олигархии во главе с Путиным. Конечно же, это в очередной раз свидетельствует о глубоком кризисе российского левого движения. Не сумев сделать сколько-нибудь значимой для широких слоёв общества социальную повестку, значительная часть представителей российской левой фактически отказались от классового анализа в угоду буржуазному политологическому дискурсу. Сложно сказать, происходит ли это из-за изначального непонимания принципиальной марксистской позиции, или отход от неё связан с желанием быть услышанными. И даже тот факт, что эта перемена маскируется призывами бороться с национализмом в соседней стране, вряд ли может дать ответ на этот вопрос.

Примечательно, что никто их этих «оппозиционеров» не задаётся вопросом об истинной причине желания правящего в России режима аннексировать Крым. Они как будто готовы поверить, что это делается исключительно ради защиты русскоязычного населения полуострова от «фашистов». Не удивительно ли, что люди, на протяжении последних двух десятков лет с различных трибун говорившие об антинародной политике режима, констатирующие тот факт, что все решения принимаются исключительно в угоду олигархическим группировкам, вдруг уверовали в альтруизм власти и её искреннее желание кому-то помочь? Я не могу найти разумного объяснения данной метаморфозе…

Но дело даже не в этом. Даже если мы примем либерально-патриотический дискурс и признаем наличие у России неких «национальных интересов», весьма сложно понять, каким образом этим интересам может служить аннексия Крыма. Никаких разумных объяснений этому нет. Посмотрим подробнее, какие доводы используют путинские пропагандисты для оправдания аннексии.

Присоединив Крым, режим Путина объективно способствует сплочению народа Украины вокруг тех самых бандеровцев, которыми сегодня пугают по телевизору российского обывателя

Присоединив Крым, режим Путина объективно способствует сплочению народа Украины вокруг тех самых бандеровцев, которыми сегодня пугают по телевизору российского обывателя

Необходимость защитить русских в Крыму. Тогда почему никто не говорит о защите русских в Северном Казахстане или Эстонии? Почему, в конце концов, нашей власти не озаботиться защитой русских в Дагестане и других республиках Северного Кавказа, откуда они массово уезжают (в отличие от Крыма)? К тому же, для защиты своих соплеменников на территории другого государства совсем не обязательно присоединять его часть. Существует целый спектр политических и экономических методов, позволяющих решить подобную задачу. И тот факт, что ими не воспользовались, свидетельствует не о силе, а о слабости российской власти.

Восстановление исторической справедливости? Примечательно, что грядущую аннексию Крыма называют «воссоединением», и это чистой воды шулерство. Крым никогда не был частью Российской Федерации. Те, кто заявляют, что Хрущёв «подарил» Крым Украине, как-то забывают о том обстоятельстве, что в то время никакой Украины не было, равно как не было и никакой России, а был Союз Советских Социалистических Республик. И переподчинение некоей территории из хозяйственного ведения одной республики в хозяйственное ведение другой сродни перекладыванию кошелька из кармана пиджака в карман брюк. Просто было намного удобнее управлять этой территорией из Киева, чем из Москвы, учитывая, что все ресурсы Крым получал — и получает сейчас — с территории Херсонской области. Территорией другого государства Крым стал в 1991 году, после подписания Беловежских соглашений. Соответственно, желающим «восстановить историческую справедливость» нужно требовать денонсации этих соглашений – но такое требование прозвучало только в Одессе, и ничего не слышно о том, чтобы российские власти его поддержали. К слову, к этому сейчас нет особенных препятствий: Янукович, признаваемый Кремлём единственным легитимным президентом Украины, в Москве, да и Лукашенко давно уже мечтает о едином государстве. Но — нет.

Необходимость пойти навстречу населения Крыма в его желании «быть в России»? Подобное желание большинства жителей Крыма, к слову, вызывает большие сомнения. Партия «Русский выбор», артикулировавшая подобное «воссоединение» в качестве своей главной цели, на выборах в Крыму получила всего лишь чуть больше 3 % голосов. Говорить о том, что волю народа Крыма выражает парламент республики – всё равно, что говорить, будто наша Государственная Дума выражает интересы населения России. Нет никакого сомнения в результатах крымского референдума, особенно если учесть, что проводиться он будет «чуровцами». Но также очевидно, что референдум под дулами автоматов и в отсутствии независимых наблюдателей (которых туда категорически не пускают) вряд ли будет когда-либо признан кем-то в мире, кроме Кремля. К тому же есть пример гораздо менее двусмысленной ситуации: жители Приднестровья уже дважды высказались на референдуме за вхождение в состав России — однако идти им навстречу в реализации их права на самоопределение никто явно не собирается.

Геополитические мотивы — контроль над Чёрным морем? Любителям геополитики хочется напомнить, что чуть ли не половина черноморского побережья – это территория Турции, входящей в НАТО; к тому же Турция надёжно запирает выход из него, контролируя Проливы. Какое-либо геополитическое значение Крым в качестве форпоста на Чёрном море, да и само это море, имели разве что в XIX веке. К тому же не было никаких препятствий, при грамотной и взвешенной политике, сохранять за Россией базу в Севастополе и дальше.

Таким образом, ни о каких «национальных интересах» речь идти не может. Напротив, присоединив Крым, режим Путина объективно способствует сплочению народа Украины вокруг тех самых бандеровцев, которыми сегодня пугают по телевизору российского обывателя — ибо ничто так не сплачивает нацию, как наличие внешнего врага, реализующего свои агрессивные устремления. Довольно осторожная позиция лидеров западных стран свидетельствует о том, что они фактически согласились на эту аннексию — и есть основания предполагать, что, кроме Крыма, ни на какие другие уступки они категорически не пойдут. А, значит, русскоязычное население Юго-Востока Украины и Новороссии останется под властью упомянутых бандеровцев.

Единственное объяснение неукротимого желания путинского режима во что бы то ни стало присоединить Крым лежит вне политической плоскости: это исключительно частные экономические интересы. Очевидно, что после аннексии благодатная Таврида подвергнется жестокому переделу. Выше я уже говорил об инфраструктурной зависимости Крыма от Украины; недавно было объявлено о строительстве моста через Керченский пролив. Стоимость этого проекта, сравнимая со стоимостью сочинской Олимпиады, позволяет предположить, что и цель у него та же, что и в Сочи — в очередной раз распилить государственный бюджет. Не следует забывать и об интересах Китая, планировавшего строительство огромного порта на западе полуострова. Сложно представить себе, чтобы китайцы отказались от своих планов. А их молчаливая поддержка политики России может свидетельствовать о том, что достигнуты некие договорённости, подтверждающие эти планы.

Альтернатива подобной политике очевидна — я писал о ней в статье «Если завтра война». И если бы российская власть на самом деле действовала в интересах страны, эта альтернатива была бы реализована. Однако правящий режим, в очередной раз, своими действиями подтверждает лживость либеральной политологии и отсутствие самого «национального интереса» как такового. В очередной раз требование отстаивания национальных интересов по факту сводится к защите трудящимися массами интересов правящей верхушки.