24 марта 2014

Активист МАЙДАНА. Погибло примерно 1300-1500 человек

Maydan-faceУкраинской революции пошёл второй месяц. В Киеве, как передают наши корреспонденты, жизнь постепенно налаживается. Коммунальщики разбирают баррикады и укладывают брусчатку на место. Так что для нового Майдана придётся возводить новые баррикады. Но мы так толком и не знаем, что пережил Киев в те страшные февральские дни. Рассказывает Александр, активист Майдана, участник событий 18-20 февраля:

— Оппозиция 18 февраля созвала людей, чтобы люди шли пикетировать Верховную Раду. Собралось много народу. Все понимали, что будут провокации, и надо бы взять с собой защиту. Поэтому много ребят взяли с собой дубинки и прочее. Оружия как такового не было на тот момент. Может быть, те, у кого было разрешение на оружие, что-то с собой взяли.

Мы стояли на улице Грушевского, чтобы, если что, помочь нашим ребятам прорваться. Потом, когда люди все пошли, начались эти заварушки, началась стрельба, началось закидывание гранатами людей и так далее. Что происходило на Институтской улице в самые первые часы, я не знаю. Я только тогда адекватно оценил ситуацию, когда на Грушевского начали стрелять. Мимо нас вели окровавленных ребят, а тяжело раненых несли на носилках. Было много ребят, которых менты, когда прорывали нашу цепь, просто-напросто забирали и дальше уже добивали, а потом, уже мёртвых, стаскивали в одну кучу. Потом они закидывали убитых, а также тех, которые просто валялись с огнестрельными ранениями, в свои автобусы и автозаки. Спецподразделения стреляли и из огнестрелов, и из других спецсредств. Поэтому было очень много убитых.

Очень много людей погибло именно 18-го числа. Когда «Беркут» и «титушки» начали наступать, многие наши просто не смогли убежать. Неофициально говорилось, что были погибшие, а официально тогда ничего не говорилось. Сообщалось о каких-то семи людях несчастных, хотя на самом деле только на три часа дня насчитывалось уже более 200 погибших. Вечером, когда спецподразделения подошли вплотную к Майдану, к баррикаде, когда они прорвались в Профспилки (в Дом профсоюзов — ред. «Н.С»), в Профспилках были раненые, и не только раненые. «Беркут» подошёл то ли под землей, то ли ещё как. Они выбили стенку в Профспилках и перебили людей. Только на втором этаже нашли 62 скелета, потом эти скелеты пропали. Также в подвале были скелеты, на этажах были скелеты обгоревшие. Характерно, что у этих скелетов были выломаны в другую сторону локтевые и коленные суставы — чтобы люди не смогли выбраться. Полностью обгоревшие… они их просто прятали и поджигали. То есть многие люди тогда сгорели живьём.

На карте Киева указаны места, где 18-21 февраля разворачивались городские сражения

На этой карте Киева указаны места, где 18-21 февраля разворачивались городские сражения

Стреляли. Как обычными пулями, так и железными спецсредствами для остановки двигателя машины. По-моему, эти спецсредства были закуплены МВД еще в 2008 году. Силовики, кроме газовых и светошумовых гранат, кидали ещё и боевые. Парня разорвало тогда. Просто об этом никто не хочет говорить.

19-го также были погибшие. 20-го уже была только так называемая Небесная сотня. Из-за чего оппозиция скрывает до сих пор правду о числе погибших? Из-за того что не хочет брать на себя ответственность за то, что произошло. Они понимали, что будут жертвы, но они не понимали, насколько большие.

18-го февраля на Грушевского мне прострелили щеку. Мы стояли возле колоннады (стадиона «Динамо» — «МР»). Примерно полпятого «Беркут» начал прорывать нашу цепь на Грушевского. Меня кто-то перетянул через невысокую баррикадку, примерно чуть выше колена она была, я обернулся посмотреть, остались ли наши. Я смотрю: ВВ-шник избивает мужика. Я понял, что у меня есть шанс помочь этому человеку выбраться. У меня была дубинка и маленький щит. Я перепрыгнул обратно за эту маленькую баррикадку, подбежал к ВВ-шнику, ударил его несколько раз, помог подняться мужику. В это время ВВ-шник начал меня бить щитом, я ещё несколько раз его ударил, после этого перепрыгнул через баррикадку, побежал. Когда я обернулся, чтобы посмотреть, что за спиной происходит, примерно с расстояния пяти метров «беркутовец» выстрелил в меня резиновыми шариками. В меня попало девять шариков: семь в лицо и два в плечо. Но застряли только два шарика — один в щеке, а второй в мочке уха. Я их вытащил и оставил себе на память об этих событиях.

За эти три дня погибло примерно 1300-1500 человек. Это не секрет для тех ребят, которые были тогда с нами на баррикадах. Они всё это прекрасно знают и осознают. Никто из политиков не хочет показывать правду, то, что здесь на самом деле происходило, никто не хочет брать на себя ответственность за всё это.

Милиционеры стреляли Как обычными пулями, так и железными спецсредствами для остановки двигателя машины

Милиционеры стреляли Как обычными пулями, так и железными спецсредствами для остановки двигателя машины

Крым уже политики сдали. Что касается Национальной гвардии, то туда записываются и обычные люди, которые хотят воевать за свою страну, не дать оккупантам разделить её. Также записываются туда и некоторые «беркутовцы», ВВ-шники, которых мы узнали. Некоторые самообороновцы («Самооборона Майдана») туда идут. А толку туда идти, если тот же самый «беркутовец» или ВВ-шник будет стрелять тебе в спину? Это, во-первых. А во-вторых, под чьим командованием там быть? Под командованием Яценюка, под командованием крысы этой? Я не хочу. Многие ребята это понимают. Я не хочу вообще вступать в Нацгвардию, я лучше останусь на Майдане, у меня здесь уже появилось довольно много друзей — нормальные адекватные ребята, с которыми можно пообщаться, которые поддерживают всегда друг друга.

Майдан уже потихоньку расходится. Это видно по некоторым палаткам «Самообороны» и так далее. Но самое интересное то, что сами самообороновцы прекрасно понимают, что Парубий (Андрей Парубий — командир «Самообороны Майдана» — ред. «Н.С.») их предал…