17 марта 2014

Дмитрий ЖВАНИЯ. Лимоновские недонаши

Jvania-vida-dura2Анекдот — иначе не назвать произошедшее с партией «Другая Россия». Как обозначить её очередной поворот? Сколько их было? Однако, делая прошлые повороты, «Другая Россия», оказывалась то в одной, то в другой оппозиционной компании: националистической, либеральной, левой, вновь националистической. Но последний поворот привёл её в стан путинской пехоты, даже не пехоты, а потешной крикливой массовки. Потенцию на большее она не выказывает.

Флаги «Другой России» не развиваются на митингах и шествиях «пророссийских активистов» в Харькове и Донецке. Мы не видим другороссов в числе штурмующих местные городские администрации. Эти штурмы производят совсем другие люди: российские десантники в гражданской одежде и местные гопари, а за ними подтягиваются разбуженные обыватели. Мы видим в толпе имперские чёрно-жёлто-белые знамёна, российские триколоры и красные флаги. Но стяги «Другой России» с лимонкой в белом круге не мелькают. Лишь один активист «Другой России» из Петербурга объявился в Одессе с плакатом «Одесса, Питер с тобой».

Вся остальная имперская активность другороссов разворачивается в Москве и Петербурге. В Москве другороссы кинули во двор посольства Украины дымовые шашки, раскидали листовки и, крича «Киев — русский город!», «Донецк — русский город!», «Харьков — русский город!» и что-то ещё, отдались в руки ОМОНа. С тем, что Украина — русская, сейчас в России согласны очень многие. Об этом кричат на всех углах, из телевизора, на митингах бюджетников, это доказывают авторы большинства газет. Видимо, другороссы почувствовали, что оказались не в своей тарелке, и решили провести акцию в своём стиле — с задержанием. И от этого акция выглядит ещё более убого и глупо. Но другороссы любят «винтиться», считая это честью — отдаваться в руки врага, который ещё и знамёна их топчет при этом.

Героическим идиотам из партии Лимонова специально сообщаю: меня «винтили» много раз. В первый раз «по политике» меня задержали в марте 1989 года — за расклеивание анархистских листовок. Но я не считаю это доблестью. Если тебя ловит враг, значит, ты проиграл — попал в плен. А плен — это совсем не почётно. Помню, один забавный эпизод. 13 февраля 2005 года мы, активисты Движения сопротивления имени Петра Алексеева, пришли на митинг бюджетников, организованный «Единый Россией» за монетизацию, чтобы раздать людям листовки с объяснением, чем монетизация плоха. Ничего героического! Просто пропаганда.

Другороссы грустят. Сейчас на акции с такими лозунгами даже не "повиньтиться", а они так это любят

Другороссы грустят. Сейчас на акции с их лозунгами даже не «повиньтиться», а они так это любят

В толпе я заметил активистов НБП. У них было такое выражение лиц, будто через пять минут они сделают харакири. Я понял, что они что-то замышляют. Когда на трибуне появился тогдашний председатель Законодательного собрания Петербурга, а заодно и лидер местной «Единой России» Вадим Тюльпанов, в него полетели яйца. Нацболы кинули. Ни одно яйцо цели не достигло, несмотря на то, что Тюльпанов — весьма крупный и высокий мужчина. Завязалась потасовка с охраной митинга. Я отбил двух нацболов. Но один из них сам побежал в милицейский «бобик», чтобы «быть вместе с товарищами», а второй, молоденький низкорослый паренёк, потом сильно сожалел, что не оказался в «застенках». «Зачем вы меня отбили! — скулил он. — Если бы меня задержали, партия считала бы меня героем. А так я и в Тюльпанова яйцом не попал, а из-за вас, не попал и в милицию». Лимонов привил партийцам сознание «терпил»: «держите меня семеро, а то мне никто не поверит, что я революционер».

Прошло девять лет. Мальчик этот за эти годы сильно раздобрел телом, его зад сильно отяжелял (то ли он питается плохо, то ли ест много), но мозги его сильно иссушены лимоновщиной. Сейчас он в сети меня упрекает за то, что я не «винчусь»: «Для Жвании важнее всего строчить нелепые опусы на своём сайте. Я сам видел, как этот “революционер”, когда нас тащили менты на Марше за пересмотр итогов приватизации, … стоял в стороне и е… луки на свою мыльницу… Он нигде и никогда не “винтился”, вот что самое смешное. Что почти 20 лет назад, на акции на “Авроре” стоял в стороне с фотоаппаратом, что сейчас. Не по статусу ему, он ведь “идеолог”». Об акции на «Авроре» этот раздобревший толстозадый мальчик знает с чужих слов. У меня тогда не было фотоаппарата. Но я не хочу отчитываться перед этим парнем за свои «повязы» — что со мной происходило, где и когда.

Но вернёмся в наши дни. Внутрь украинского посольства никто из другороссов не попал. Но они, любя громкие формулировки, назвали свою акцию «захватом посольства Украины в Москве». Я как человек, который организовал несколько акций у посольств, в частности, акций НБП, посмеялся… Другие недоумевают.

Прочая активность другороссов сводится к росписи заборов лозунгами про русские города в Украине и проведению санкционированных пикетов. Другороссы грустят. Сейчас на акции с их лозунгами не «повиньтиться», а они так это любят. В любом случае всё это как-то жидковато для партии, которая себя выдаёт за ударный отряд защитников русских в ближнем зарубежье. Что касается самого Лимонова, то он брызжет в сети ядом, обзывая всех, кто против удушения украинской революции, русофобами и предателями.

«Похоже, в “Другой России” кризис из-за позиции руководства по Украине. Не думаю, что это хорошо, ибо, как ни крути, ДР в российской повестке самая радикальная сила и её ослабление плохо скажется на радикальном протесте в целом. Тем более сейчас ДР стала поднимать социальные вопросы (о приватизации), которые, правда, надо было поднимать ещё лет 20 назад, когда партия под названием НБП только появилась. Но руководство ДР само виновато», — написал я 24 февраля, когда новосибирское отделение «Другой России» заявило, что больше не признаёт московское партийное руководство.

Вслед за новосибирцами ряды «Другой России» покинуло ещё несколько активистов, которые и «винтились», и «вязались», и сидели за решёткой (в отличие от раздобревшего мальчика). Прошло меньше месяца. И я понимаю, как сильно устарело моё представление о «Другой России» как о самой радикальной протестной силе. Теперь это какие-то «недонаши». «Я не понимаю, зачем подталкивать людей к “присоединению” к путинской России. Зачем помогать раздувать миф о каких-то то ли “бандеровцах”, то ли “бендеровцах”», — возмущается старый национал-большевик Алексей Девяткин.

«Другая Россия» превратилась в «Церковь свидетелей Лимонова». И она — секта эта — оказалась в нелепой ситуации: антисистемная партия одобряет действия реакционного олигархического режима. В радикальной среде её престиж упал ниже некуда, а в кремлёвской тусовке другороссов с Лимоновым вряд ли ждут: сделал дело — гуляй смело. Есть ещё, конечно, казаки и православные хоругвеносцы. Так что, наверное, надо теперь ждать от Лимонова православного или казачьего поворота.